Если процессор слабоват...

Журнал "Радио", номер 3, 1999г.
Автор: А. Фрунзе, г. Москва

    Вот мы и подошли к очередному этапу апгрейда. Процессоры пятого поколения, как и два года назад "четверки", перешли в разряд устаревших. Те, кого не устраивает их быстродействие (особенно это касается любителей компьютерных игр), уже начали их замену на более совершенные изделия, благо на рынке они появляются с невиданной "скоростью". Те же, кто только собирается это сделать, найдут в статье информацию, которая, по мнению автора, поможет им сделать правильный выбор.

    В предыдущей статье [1] мы рассказали о том, какой вклад в повышение производительности компьютера в целом вносят быстродействующие периферийные устройства (в первую очередь видеоадаптер и винчестер), ОЗУ оптимального объема и организации, правильные настройки в CMOS, объем кэш-памяти второго уровня, частота системной шины. Стало ясно, что оптимизация этих компонентов способна повлиять на быстродействие системы не меньше (а подчас и гораздо больше), чем замена процессора на более производительный.

    Но, рано или поздно, наступает момент, когда все отмеченные резервы уже выбраны и взгляд все чаще задерживается на тех строках прайс-листов, где перечислены Pentium II, Pentium MMX, AMD-K6, IDT C6, 6X86MX и их не столь "быстрые" собратья. К тому же цены на них становятся все более и более "низкими", и мы постепенно начинаем сознавать, что последнее, чем мы можем порадовать нашего железного друга в его нынешнем состоянии, - это пересадка "сердца", то бишь центрального процессора.

    В "допентиумную эпоху" такая операция практически неизбежно требовала одновременной замены системной платы. Иногда возникала необходимость сменить также видеокарту, память, а подчас и винчестер. Сегодня же нередко оказывается возможным модернизировать компьютер без подобных замен, хотя Intel, крупнейший производитель не только процессоров, но и системных плат, делает все, чтобы наши апгрейдные затраты были как можно выше. Тут и ММХ-процессоры, не работающие в выпущенных ранее системных платах, и ATX-формат системных плат, требующий корпуса новой конструкции, и Pentium II с системной платой, отличной от таковой для процессоров Pentium и Pentium ММХ, и Deschutes, устанавливаемый не в slot 1, а в slot 2, и AGP, и новое расширение набора команд, известное как ММХ-2, и многое другое. К счастью, на компьютерном рынке существует не одна Intel, и ее конкуренты не дают ей дремать, предоставляя нам прекрасную возможность выбора. Но обо всем по порядку.

    О ТОМ, КАК НЕ НАДО БЫ...

    Каждый десятый владелец компьютера перед приобретением нового процессора старается выжать максимум из имеющегося. Большинство из них (процессоров) свободно позволяет турбировать (или "разгонять") себя, по крайней мере, на 10...15 % относительно номинальной тактовой частоты. Более того, в ряде случаев возможно увеличить последнюю и на 50...60 %. Подобные действия совершенно недопустимы с точки зрения безопасности компьютера, но высочайшая надежность процессоров, выпускаемых гигантами электронной индустрии, помноженная на стремление сэкономить несколько десятков долларов, постоянно провоцирует пользователей (не только отечественных) турбировать все и вся. Автор полагает, что читателям будет небезинтересно познакомиться с историей распространения по планете этой "инфекционной болезни".

    РЕАКТИВНЫЕ "ЭКСТИШКИ"

    Неискушенный читатель может подумать, что проблема "разгона" возникла недавно - с появлением процессоров 486. Однако это не так. О первых попытках турбирования заговорили еще в ту пору, когда выпускались IBM PC, IBM XT. Правда, турбирование "экстишек" было сопряжено с определенными сложностями. Вся работа этих компьютеров синхронизовалась одним тактовым генератором. Повышение его частоты не только ускоряло процессор, но и убыстряло ход часов, скорость обмена по системной шине и обращения к памяти, изменяло тембр формируемых звуковых сигналов. ОЗУ и периферия начинали работать неустойчиво, со сбоями. Вследствие этого турбирование названных компьютеров не получило широкого распространения.

    Однако лавры Intel не давали покоя многим производителям БИС, которым задача "содрать" разработанный процессор была вполне по плечу. И если некоторые фирмы ограничились лишь повторением прототипа, то другие пошли дальше. В частности, NEC выпустила процессоры V20 и V30, являвшиеся чрезвычайно быстродействующими аналогами 8086 и 8088. Даже при равной с последними тактовой частоте V20 и V30 выполняли многие команды на 20...30 % быстрее процессоров Intel. К тому же они работали на частотах вплоть до 12...15 МГц, в то время как процессоры, установленные в IBM PC, IBM XT, даже не достигли пятимегагерцевой отметки.

    В период с 1982 - 1985 гг. на процессорах NEC было собрано немало системных плат. Часть из них была завезена и в нашу страну. Одну такую плату автор хранит до сих пор - это была первая из приобретенных им "писишек". Она работала на частоте 12 МГц и по простым тестам типов SysInfo и CheckIt превосходила стандартную IBM XT в 3,5 раза. Насмотревшись на то, как бородатые митинские "корифеи" турбировали "трешки" (об этом чуть позже), автор набрался смелости и заменил на плате своей "экстишки" 24-мегагерцевый кварцевый резонатор на 30-мегагерцевый. SysInfo отметила, что после этой операции компьютер в четыре с лишним раза обогнал стандартную IBM XT. Это конечно же окрылило, но... чудеса бывают редко: в машине перестал нормально работать последовательный порт. Обратную "пересадку" автор делать поленился - зачем такой "быстрой" машине какой-то там "медленный" последовательный порт...

    РАВНЯЯСЬ НА АМЕРИКУ

    Турбоболезнь превратилась в эпидемию с появлением IBM AT. В отличие от предшественников, этот компьютер имел раздельные генераторы, синхронизирующие работу процессора и системных средств. Изменение тактовой частоты не сопровождалось вышеупомянутыми неприятностями, за исключением того, что возрастала скорость обмена с памятью, в связи с чем "медленные" 150-наносекундные микросхемы ОЗУ могли потребовать замены на более "быстрые" 120- или 100-наносекундные. Собственно, именно с этого этапа эпидемия поражает население самой компьютеризированной страны мира. Предоставим слово Уинну Рошу, автору "Библии по техническому обеспечению" [2]:

    "...6 МГц первых АТ породили оживленные споры в пользовательской среде. Много пользователей чувствовало, что производительность компьютеров была искусственно ограничена и что архитектура новых машин и сама их начинка способна к более производительной работе. Такое предположение легко подтверждалось тем фактом, что кристалл был установлен в разъем и мог быть легко заменен. И хотя использование более высокой частоты задающего генератора на компьютерах АТ с 6 МГц не было специально санкционировано IBM, большинство экспериментаторов заявили, что машина прекрасно работает и на 8 МГц. Много торговцев шагнули дальше за этот предел. Они использовали 9 МГц и даже больше. Но обнаружили, что компьютер "закипает", переходя к неустойчивому функционированию".

    Если вы думаете, что У. Рош предостерегает от подобного турбирования, то вы ошибаетесь. Несколькими строками ниже вы найдете следующие рекомендации:

    "...Если у вас 6-мегагерцевая АТ, а вы хотите от нее большей производительности, вы можете легко заменить кристалл в контуре задающего генератора самостоятельно... Запомните, однако, что кристаллы Radio Shack необязательно будут работать надлежащим образом в вашей АТ, а быстрее всего они даже не подойдут в ваш разъем. Диаметр их контактов обычно меньше, чем у требуемых для АТ. Вам придется дважды подогнуть их лапки для получения хорошего контакта... Пожелав перевести вашу АТ на более высокую частоту, не забывайте о других элементах компьютера... Особенно это касается микросхем памяти. Например, 150-наносекундные чипы RAM можно заменить 120-, 100-, 90-наносекундными микросхемами".

    Вот так: турбировать нехорошо, но если очень хочется, то делается это таким образом... И не забудьте о необходимости заменить память. Словом, кулибиных хватает не только у нас.

    Вслед за шестимегагерцевой PC АТ фирма IBM выпустила восьмимегагерцевую. Зная о многочисленных попытках турбирования, она доработала BIOS новой модели таким образом, чтобы при самотестировании проверялось, на какой частоте работает процессор. Если обнаруживалось, что тактовая частота превышает номинальную, загрузка АТ прекращалась. Причины этого У. Рош объясняет так:

    "...Реализация новой BIOS позволила предотвратить произвольную замену кварцевого кристалла в задающем генераторе. И главной причиной является не ограничение скорости, а обслуживание компьютеров. Увеличение быстродействия компьютера путем замены кристалла может привести АТ к его разрушению без видимых на то причин. И устанавливаемое BIOS препятствие служит на ваше собственное благо. Это ограничение избавляет вас от ненужных хлопот, а IBM - от несправедливых обвинений по качеству продукции. Некоторые ремесленники реагируют только на окрик, и новая система BIOS реализует такую функцию".

    Но описанное препятствие не остановило любителей быстрой езды... "Ряд производителей придумали довольно простой метод преодоления устанавливаемого BIOS препятствия. При загрузке система работает на номинальной тактовой частоте. А после прохождения теста BIOS тактовая частота увеличивается". Так что как бы ни исхитрялся изготовитель, вариант "разгона" всегда найдется.

    МЫ ТОЖЕ НЕ ДРЕМАЛИ

    Не надо думать, что турбированию подвергались только IBM-совместимые компьютеры. В журнале "Радио" можно найти рекомендацию, как в компьютер "Радио-86РК" установить 22,5-мегагерцевый кварцевый резонатор, в результате чего тактовая частота процессора увеличивалась с 1,76 до 2,5 МГц. А "Микро-80", имевшую самостоятельный процессорный модуль, турбировать, как говорится, сам бог велел. В свое время автором был изготовлен модернизированный вариант этого модуля, использовавший КР580ГФ24 с 30-мегагерцевым кварцевым резонатором. Вместо штатных 2,5 процессор функционировал на 3,3 МГц и без сбоев работал даже в летнюю жару. Правда, это было до того, как автор удосужился ознакомиться с предельно допустимыми значениями характеристик КР580ВМ80.

    В ранних моделях популярного лет десять назад компьютера "ZX-Spectrum" процессор Z80 работал на частоте 3,5 МГц. Однако была одна модификация (ее называли "Балтика"), в которой его тактовая частота достигала 4 МГц. Практически все процессоры с маркировкой Z80A работали на этой частоте, в то время как для обычных Z80 это испытание часто было непосильным. Жгучую зависть у автора вызвал процессор Z80B, приобретенный одним из его приятелей: судя по описанию, его верхняя граничная частота достигала 8 МГц!

    В июньском номере "Радио" за 1996 г. [4] описан сменный процессорный модуль для компьютера "Орион-128". Там же приведены результаты исследования на работоспособность процессоров Z80 и Z80A разных производителей. Оказалось, что некоторые из них нормально функционируют на частотах вплоть до 10 МГц! А до какой частоты удалось бы "разогнать" Z80B? Представляете: 12- или 16-мегагерцевый "ZX-Spectrum" или "Орион-128" - чем не IBM PC, особенно если снабдить его винчестером? В общем, семена турбоболезни по нашей земле были посеяны еще в конце восьмидесятых-начале девяностых.

    ИНКУБАЦИОННЫЙ ПЕРИОД

    Что касается IBM-совместимых компьютеров, то турбированию подвергалось практически все модели. Шестии восьмимегагерцевых "двушек" в Россию было завезено немного - когда открылись шлюзы и в страну хлынул поток компьютеров, его составляли в основном 12-, 16- и 20-мегагерцевые машины. По мере накопления опыта наши соотечественники "ускоряли" их: 12-мегагерцевые превращались в 16- и 20-мегагерцевые и т. д. Примерно таким же переделкам подвергались и "трешки", только в отличие от пользователей, о которых писал У. Рош, россиянам приходилось не просто заменять кварцевый резонатор в панели, а перепаивать.

    Ситуация несколько изменилась с появлением в стране большого числа компьютеров с процессорами 386DX-40 (конец 1993-го - начало 1994 гг.). На их системных платах вместо кварцевого резонатора устанавливалась специализированная микросхема-синтезатор частоты. Требуемое значение частоты (одно из двух-трех возможных) определяло состояние пары перемычек на системной плате. Увеличение производительности сводилось, таким образом, не к впаиванию нового резонатора, а к установке в требуемое положение перемычек. Но поскольку в этих платах 40 МГц было предельным значением, пути турбирования "сороковок" были перекрыты.

    НА НОВОМ ВИТКЕ

    Появление процессоров 486 поначалу также не давало простора для турбирования: 33-мегагерцевый 486DX удавалось "разогнатьquot до 40 МГц, но, как правило, не выше - не позволяла периферия. Однако с середины 1994 г. получили широкое распространение универсальные системные платы, обеспечивающие тактовые частоты 25, 33, 40 и 50 МГц. При использовании 60-наносекундной памяти и правильных установок в SETUP 40-мегагерцевые процессоры (а в ряде случаев и 33-мегагерцевые) "разгонялись" до 50, а 80-мегагерцевые - до 100 МГц.

    Особенно популярно было турбирование 33-, 66-, 100- и 133-мегагерцевых процессоров. Достаточно повысить частоту тактирующего сигнала с 33 до 40 МГц (это позволяет практически любая системная плата и установленная на ней периферия), как процессор превращается соответственно в 40-, 80-, 120- или 160-мегагерцевый. Если исходный процессор не "перетерт" [3], то в подавляющем большинстве случаев он спокойно сносит подобное "издевательство".

    Помимо "перетирания", причиной неработоспособности процессора на повышенной частоте является низкое качество системной платы. Автор настоящих строк, по крайней мере, трижды сталкивался с тем, что процессоры, не работавшие при увеличенной тактовой частоте в "родных" системных платах, нормально функционировали на ней в других. В одном случае это был 66-мегагерцевый процессор фирмы AMD, во втором - 66- и 80-мегагерцевые изделия фирмы TI, в третьем - 66-мегагерцевый Intel Overdrive. Из сказанного можно сделать вывод, что все производители, имеющие элитную субмикронную технологию, выпускают процессоры с достаточно большим "запасом прочности", допускающим, как правило, 20...25 %-ное увеличение тактовой частоты.

    А PENTIUM ЛУЧШЕ!

    Турбирование процессоров пятого поколения, как оказалось, имеет свои особенности. Вначале миру были представлены Pentium-60 и Pentium-66. Они изготавливались по 0,8-мкм технологии и работали без умножения частоты внешнего тактового генератора. Системные платы чаще всего позволяли установить только эти два значения частоты, поэтому турбировать можно было только Pentium-60, и то лишь на 10 %.

    Частый перегрев первых процессоров Pentium заставил Intel разработать следующую модификацию - Р54С. Эти процессоры работали, начиная с частоты 75 МГц, получаемой из 50 МГц путем увеличения ее в полтора раза. Поначалу они выполнялись по старой технологии, и их отличительной особенностью было наличие внутренней медной пластинки, отводящей избыточное тепло от кристалла. Эти процессоры, как правило, не "разгонялись".

    Последовавшие за ними 0,6-мкм Pentium-75 и Pentium-90 допускали турбирование до 100 (а изредка и до 120) МГц. Естественно, это сказалось и на цене - предварительно оттестированные на возможность турбирования процессоры стоили примерно на 15 % дороже своих "тихоходных" собратьев. А наиболее популярный в 1996 г. Pentium-100 превзошел предшественников не только в производительности, но и в возможностях разгона - большинство этих изделий по сей день нормально функционируют на 133 МГц. Правда, такая частота оказалась для них (равно как и для Pentium-120) предельной.

    (Справедливости ради надо отметить, что рекорд "разгоняемости" до сих пор принадлежит процессорам Pentium-75 - многие из них устойчиво работают на 120 МГц и даже в летнее время, когда столбик термометра переваливает через 35-градусную отметку. Прирост частоты, таким образом, составляет 60 %!).

    Новый виток турбирования инициализировал Pentium-133. Он был выполнен по 0,35-мкм технологии и без проблем "разгонялся" до 166, а во многих случаях даже до 200 МГц. И хотя для 200-мегагерцевого процессора Intel пришлось разработать специальный корпус (старый керамический не обеспечивал требуемого отвода тепла), десятки, если не сотни пользователей пренебрегли опасностью перегрева Pentium-133...166 и заставили их функционировать на предельных 200 МГц.

    ПЕРВОЕ "НЕТ" ОТ INTEL

    Нельзя сказать, что производители процессоров спокойно взирают на то, как пользователи подвергают созданные ими шедевры микроэлектроники повышенной опасности. В печати то и дело появляются сообщения о том, что они прорабатывают возможность занесения в процессор информации о предельной для него тактовой частоте. Считав ее, BIOS смогла бы сравнить ее с реально установленной и прервать загрузку, если последняя окажется выше. Но пожелания пожеланиями, а эти планы так до сих пор и не реализованы.

    Причина проста. Если затраты на подобную операцию составят два-три доллара на штуку, то при тираже пять- десять (AMD, Cyrix) или сорок (Intel) миллионов процессоров в год потери достигнут пятидесяти-ста миллионов долларов! Пока надежность выпускаемых процессоров такова, что они не выходят из строя при перегреве. Иными словами, оказывается дешевле смириться с наличием турбоголиков. Тем более, что корпоративные пользователи (а их все же большинство), как правило, не турбируют офисные компьютеры.

    Правда, однажды Intel перекрыла возможность "разгона" Pentium-133. В некоторых из них не был подпаян к ножке микросхемы вывод, на который надо подавать потенциал для установки коэффициента умножения частоты 2,5 и 3. Таким образом, в них частоту можно было умножить только в 1,5 и 2 раза. Поскольку в то время в подавляющем большинстве системных плат возможность установки частоты выше 66 МГц отсутствовала, 133 МГц для этих процессоров были пределом. Но и он был обойден с появлением 83-мегагерцевых плат.

    А С КЛОНМЕЙКЕРАМИ ВСЕ СЛОЖНЕЕ...

    Ну, а как обстояли дела у конкурентов Intel? Лишь только появились AMD-K5PR75 и AMD-K5-PR90, пользователи тут же исследовали их способность работать на более высоких, чем указано, тактовых частотах. Результат многих огорчил: чаще всего на повышенных частотах процессоры работали со сбоями, и лишь немногочисленные экземпляры допускали разгон до следующей ступени. Определялось это гораздо более сложной, чем у Pentium, внутренней архитектурой процессора AMD. В совокупности с отставанием от Intel по максимально достижимой тактовой частоте это определило уменьшение пользовательских симпатий к AMD в пользу Intel.

    У Cyrix дела обстояли чуть лучше. Внутренняя структура 6х86 была гораздо проще, чем у AMD-К5, и во многом сопоставима со структурой процессоров Pentium. Однако 6х86-Р120+... 6x86-P166+ были выполнены по 0,6-мкм технологии (в то время как Pentium-133...200 и AMD-K5 - по нормам 0,35 мкм), поэтому "разгонялись" хуже первых, но лучше вторых. 100 и 110-мегагерцевые 6х86-Р120+ и 6х86-Р133+ чаще всего устойчиво работали на 120 МГц, что соответствовало Р-рейтингу 150. 120-мегагерцевый 6х86-Р150+ турбировался обычно до 133 МГц (Р-рейтинг Р166+), но ни он, ни настигнутый им его старший собрат не работали на 150 МГц. Для того чтобы достичь этой частоты, пришлось перейти с 0,6- на 0,5-мкм технологию. Поэтому в отличие от Pentium младшие модели 6х86 принципиально не "разгоняемы" до самого "быстрого" 6х86-Р200+

    Необходимо отметить, что 6х86 с маркировкой фирмы IBM гораздо легче переносят вышеописанное "издевательство". Объяснить это можно, видимо, тем, что выходной контроль у IBM лучше, чем у Cyrix, в связи с чем процессоры последней перегреваются чаще, чем первой.

    ДВЕ СОТНИ - НЕ ПРЕДЕЛ!

    В то время, как старшие модели AMD-К5 и 6х86 не "разгоняемы" (AMDК5-PR166 не работает на 200, а 150-мегагерцевый 6х86-Р200+ - на 166 МГц), Pentium-200 допускает некоторое ускорение. В системных платах с частотой шины 75 МГц он обычно функционирует в режиме утроения частоты на 225 МГц. Правда, большие частоты ему не "по плечу". Но его более совершенный собрат - Р55С или Pentium-ММХ, выполненный по нормам 0,28-мкм технологии, "разгоняется" вплоть до частот 250...266 МГц. Для приверженцев Intel это оказалось как нельзя кстати. Работа процессора на такой частоте компенсирует его отставание в производительности от последних аналогов AMD (напомним, что по наиболее объективным тестам, таким как Winstone 96 и Winstone 97, Pentium-200ММХ сопоставим с AMD-K6-166, а Pentium-233ММХ - с AMD-K6-200). Так что для любителей "быстрой езды" Pentium-ММХ выглядит весьма привлекательно. Хотя необходимо заметить, что оба упомянутых процессора AMD обычно допускают турбирование до 225 МГц, что сразу сделало их (и в особенности первый) весьма популярными у турбоголиков.

    Казалось бы, все - К5, К6, Pentium и Pentium ММХ достигли своего предела в части турбирования. Ан нет - последнее слово, оставшееся за Pentium-233 ММХ, заслуживает того, чтобы быть упомянутым. Системные платы, допускающие работу на частотах 83, 90 и 100 МГц вдохнули в названные процессоры новую жизнь. Автор был свидетелем, как в одной из них Pentium-233 ММХ работал на 270 МГц при частоте шины 90 МГц! Если учесть, что эта плата имела AGP-слот, то следует признать, что исходящие из штабквартиры Intel слухи о кончине процессоров в корпусах стандарта Socket 7 явно преувеличены. Кстати, названный процессор "разгонялся" и до 300 МГц (100"3), но при этом неустойчиво работала память. Видимо, оптимальным для его турбирования является режим 3,5"83 МГц, когда и память не сбоит, и частота достигает почти 300 (точнее, 291,5) МГц. И лишь одному богу известно, сколько он проработает в таком режиме - два дня, два месяца или два года. Но последнее во внимание обычно не принимается...

    ЗАЧЕМ ЭТО НУЖНО?

    Так ли необходимо подобное турбирование? В последних универсальных системных платах для "четверок" переключение частоты тактового генератора с 33 на 40 МГц осуществлялось замыканием (или размыканием) всего одной перемычки. При соединении ее выводов с разъемом кнопки "Турбо" нажатие на последнюю легко переводило, например, 100-мегагерцевый процессор на частоту 120 МГц. Говоря откровенно, автор не сталкивался ни с одной задачей, где бы ощущалась разница между 100 и 120 МГц (равно как и разница между Pentium-166 и Pentium-200, хотя последнее переключение не столь оперативно и наглядно). Но как только он запускал милые сердцу тестовые программы, у него пропадал вопрос, зачем нужно разгонять процессор...

    Правда, из каждого правила есть исключение. В нашем случае это турбированный до 120 МГц Pentium-75. Более чем полуторакратное увеличение его производительности заметно "невооруженным глазом". Pentium-75 уже практически не справляется с нынешним программным обеспечением - не "тянет" мультимедийные приложения, серьезную графику. Pentium-120, хотя и с трудом, но "тянет". Однако сегодня и тот, и другой перешли в группу изрядно устаревших, и подобная возможность "разгона" уже мало кому интересна.

    На сайте в разделе Important News For Overclockers можно узнать, что к середине 1998 г. лучшим процессором для турбирования был Pentium II-266, в большинстве случаев допускающий работу на 337,5 МГц (75x4,5). Вторым в этом списке назван Pentium ММХ-166, "разгоняемый" до 233 МГц. Конечно, и тот, и другой не сравнимы по способности "разогнаться" с Pentium-75, но 40 %-ный прирост производительности второго впечатляет. Однако самое главное - трудно найти то программное обеспечение, которое не "идет" на нетурбированных Pentium II-266 и Pentium ММХ-166, но прекрасно пойдет на турбированных. Иными словами, и здесь выгода от "разгона" скорее моральная, чем осязаемая. Так что старайтесь избегать заразных болезней, дорогие читатели, - турбирование экономит деньги, но не приносит ощутимого результата. Хотя для тех, кто уже заболел этой болезнью, последние слова будут лишь пустым звуком.

Литература

1. Фрунзе А. Нужна ли замена вашему "пентиуму"? - Радио, 1998, # 7, с. 21-23; # 8, с. 29-32; # 9, с. 28-30; # 10, с. 34-37.

2. Рош У. Библия по техническому обеспечению. - Минск.: МХХК "Динамо", 1996, с.134,135.

3. Крылов Ю. Что говорят о... "тертых" процессорах. - Радио, 1997, # 1, с. 28.

4. "Орион-128": Z80-Card". - Радио, 1996, # 4, с. 27-29; # 6, с. 27-29. 29

    (Продолжение следует)







Рекомендуемый контент




Copyright © 2010-2017 housea.ru. Контакты: info@housea.ru При использовании материалов веб-сайта Домашнее Радио, гиперссылка на источник обязательна.