Журнал Радио 2 номер 1947 год. Из записной книжки радиста

Журнал Радио 2 номер 1947 год. Из записной книжки радиста Гвардии инженер-майор В. Ф. Ширяев 

Февраль 1943 года. Медленно движемся на запад. Позади остался Курск. Холмы и равнины Орловщины покрыты глубоким снегом, делающим почти невозможным продвижение колесных машин.

Танки, оставляя за собой глубокие снежные борозды, с глухим урчанием ползут вперед.

Фатеж, Сергеевка, Генеральшино... исконные русские места. Население радостно встречает первые советские части. Наши танкисты энергично вклиниваются в немецкую «эластичную» оборону, кромсают ее и острыми клиньями уходят на запад.

25 февраля. Радиосвязь с одним из танковых соединений неожиданно почти прекращается. Через прибывшего офицера связи удается установить, что колесная радиостанция безнадежно отстала от ушедших вперед танков.

Попытки буксировать ее танком оказались неудачными. Перед машиной быстро вырастала гора снега, которая делала движение дальше невозможным.

Командование решает направить для сохранения связи автомобильную радиостанцию... на санях.

Снимаем станцию с автомашины и размещаем ее на трех простых деревенских дровнях; достаю себе лыжи и вместе с экипажем рации, оставив на месте шофера, отправляемся в путь.

Двое суток напряженного пути. Лошади и люди выбиваются из сил. Ориентиром служат енежные борозды, пропаханные танками прямо в снежной целине.

На третьи сутки явственно слышны пулеметные очереди и лающие звуки немецких противотанковых пушек. Фронт близко.

Наш штаб расположился на окраине полуразрушенной деревушки. Быстро развертываемся и входим в связь. Условия явно неблагоприятные. Наш пункт вечером оказывается в «мертвой зоне». Сигнал начинает дробиться, слышимость близка к нулю. Ночью приходится держать связь через вышестоящий штаб, находящийся за пределами «мертвой зоны». Так и работаем до утра. Утром вновь восстанавливаем прямую связь.

На западе темной каемкой тянутся Брянские леса — «малая земля» орловских партизан. Там ведут бой наши передовые отряды. Днем получаем через танковую рацию донесение о том, что передовые танки, отбросив немецкие заслоны, достигли лесов, где встретились с большой группой партизан.

Командование партизанскими отрядами Орловской области направляет к нам для связи своих представителей. Через несколько часов происходит встреча с партизанами, прибывшими в наш штаб. Узнаю, что среди них есть радист со своей маленькой радиостанцией.

Меня встречает бородатый дяденька с удивительно знакомым лицом. Сквозь роговые очки смотрят веселые, такие знакомые глаза...

Минутное замешательство. Затем объятия, поцелуи... «Сережка!.. Володька!..» Узнаю в партизанском радисте старого харьковского коротко, волновика, впоследствии студента МИИС, оператора рации UK3CU, окончившего институт незадолго до войны, — Сережу Шолохова.

Март 1943 года. В течение двух недель Сережа живет и работает с нами. В половине марта немцам удалось несколько потеснить наши войска. Узкий коридор, связывающий нас с «малой партизанской землей, вновь перехвачен немцами.

Сережа получает по радио приказ возвращаться к своим, в леса. Тепло прощаемся, и он вместе с своей маленькой рацией вновь уходит за линию фронта.

Через несколько дней получаем по радио условный сигнал: «Прибыли благополучно».

Снова мы встретились в Москве, уже после окончания войны.

Февраль 1944 года. Идут бои с немецко-фашистскими войсками, окруженными в районе Корсунь-Шевченковский. Наше соединение в составе войск 1-го Украинского фронта все теснее и теснее сжимает кольцо вокруг остатков немецких войск, не пожелавших сложить оружия.

Танкисты одного из подразделений получают приказ прорваться внутрь окруженной группировки, чтобы рассечь ее на части и ускорить ее окончательную ликвидацию.

На рассвете танки уходят. Связь с ними микрофоном — только через танковые рации. Очень быстро слышимость падает, и уже через несколько часов разобрать ничего невозможно.

Весь день и всю ночь безуспешно добиваемся связи с «факелом» (позывной танкистов). Радист монотонно каждые 10 — 15 минут бросает в эфир: «Факел, факел, я туман. Вас не слышу. Вас не слышу. Отвечайте. Прием».

Перед рассветом, зная, что утренние часы наиболее благоприятны для связи, сажусь сам за аппарат.

Во время вызова в надежде, что меня слышат, даю по радио указания о подключении к танку суррогатной выносной антенны. Рассказываю, что нужно делать...

Перехожу на прием. 15 — 20 минут поисков, затаив дыхание. Так когда-то, в такие же утренние часы искал какого-нибудь «ДЭИК'са» LU, К4 или ZL И вот— о, радость! — слабо, на 2 — 3 балла но отчетливо слышу: «Туман. туман», я факел. Вас слышу хорошо. Примите радио...»

К аппарату подходит генерал. Запрашивает местонахождение. «Факел» отвечает — район Шандеровки. Генерал смотрит на карту. «Вы не ошиблись? Ведь там же немцы!» «Факел» докладывает: «Стоим на окраине села. Разбили много немецкой техники, захватили много плениых, не знаем, куда их направлять, нуждаемся в горючем и в боеприпасах, просим подбросить самолетами..,»

Еще в течение трех или четырех дней танкисты действовали внутри окруженной группировки, громя и рассекая ее на части. Каждое утро на рассвете «факел» докладывает генералу итоги боевого дня. А 23 февраля, в день Красной Армии, остатки корсунь-шевченковской группировки были окончательно уничтожены.

Март 1944 года. Наши войска вышли к Днестру и ведут бой за днестровские переправы. В воздухе много немецких самолетов. Особенно обнаглели «штукасы» — Ю-87, которые, пользуясь отсутствием наших истребителей, буквально с утра «висят» над районом переправ.

Несколько попыток связаться с нашей авиацией и вызвать ее не дают результатов. В эфире очень плохое прохождение на небольшие расстояния.

Возникает мысль: а нельзя ли вызвать истребительную авиацию через штаб армии. Связываюсь с ним и запрашиваю о наличии связи с нужным мне корреспондентом. Радист отвечает утвердительно. В ответ даю ему серию «воздух». Следует QSD, а через пять минут — сигнал о лередаче моей радиограммы по назначению.

Через некоторое время с востока слышится высокий звенящий рокот моторов. В воздухе «ЯК»-ки

Февраль 1945 года. Ночь на 1 февраля. Колонна штабных машин, сопровождаемая двумя броневиками, с потушенными фарами движется во направлению к Одеру.

Днем здесь прошли наши танки. Противник совсем близко. Населенный пункт в полутора километрах в стороне от нашего маршрута — в руках у немцев. Все настороже.

Задание: прибыть в населенный пункт Р., где подготовить узел овязи для командного пункта.

Моя машина идет замыкающей. Остановка. Соскакиваю с машины и в сплошной темноте бегу выяснять, в чем дело. Пурга, мокрый снег слепит глаза. Оказывается, ведущая машина ищет дорогу.

Возвращаюсь обратно и вижу, скорее угадываю, сзади силуэты других машин. Что за машины? Луч карманного фонарика вырывает из темноты знакомые очертания немецкого вездехода, а за ним — на прицепе тракторная телега, полная немцев в форме и в гражданском. В вездеходе рядом с шофером замечаю радиста с оголовьями телефонов на голове.

Вот так спутники! Мгновенно гашу фонарик и, не поднимая тревоги, бегу вперед к своим.

Через несколько минут мне пришлось беседовать с обезоруженными немцами. Выясняется, что это группа немецких летчиков, которые уже давно не летают из-за отсутствия самолетов. Держат путь на Кенигсберг на Одере. В темноте, сбившись с дороги, они пристроились к нашей машине, приняв ее за отходящую на запад немецкую колонну.

Через несколько минут двигаемся дальше и часа в два ночи прибываем в намеченный пункт. Ровные ряды немецких домиков. Тишина. Ни души. Ставни закрыты. На свеже выпавшем снегу никаких следов. Будто вымерло все. На бреющем полете с включенными опознавательными лампами проходит немецкий «ночник».

Поручаю осмотреть здания для подбора помещения и развертывания узла, а сам посредине улицы развертываю рацию. Не успеваю запустить движок, как тишина прерывается резкими хлопками винтовочных выстрелов и треском автоматов. Сержант Жданов подбегает и докладывает: «В селе немцы».

Перестрелка усиливается. У немцев несколько пулеметов. Развернуться и выехать возможности нет.

Получаю приказание связаться во что бы то ни стало с командованием и доложить обстановку. Пускаю движок и в течение считанных минут связываюсь. Через 30 — 40 минут слышится знакомый грохот гусениц. Появляются три наших «тридцать четверки». Стрельба стихает.

Как выяснилось утром, мы вели бой с немецкой артбатареей, остановившейся в селе на ночлег. Орудия достались нам в качестве трофеев.

23 апреля 1945 года. В Берлине идут ожесточенные бои. Все ближе и ближе к центру города. Вокруг рейхстага смыкается кольцо наступающих советских войск.

Получаю задание: с нашими передовыми частями, идущими в обход Берлина с севера, выйти в район Науэн, разыскать и взять под охрану до подхода основных сил Науэнский радиоцентр. И вот наш бронетранспортер уже во дворе радиоцентра. Прямо перед нами — внушительное здание главной аппаратной. Вокруг множество служебных помещений и жилые здания для обслуживающего состава. Справа и слева массивные колпаки наземных бомбоубежищ. На фронтоне главного здания крупная надпись «Трансрадио».

А где же немцы из обслуживающего персонала станции? Только спустя некоторое время из бомбоубежища показывается группа немцев в штатском, среди них директор радиоцентра, главный инженер, представитель фирмы «Телефункен» и др.

Прошу показать радиоцентр. Услужливо ведут по многочисленным этажам и залам. Объясняют. В кабинете директора карта связей радиоцентра. На карте мира красными нитями отмечены действующие линии связи.

Май 1945 года. 1 мая застало меня в Берлине в разгар последних ожесточенных боев за столицу фашистского райха. Часов в 11 вечера нам позвонили из части и доложили, что немцы по радио вызывают нас на русском языке и просят к аппарату представителей командования для переговоров о капитуляции.

Связались с немцами через маленькую переносную радиостанцию. Нас разделяло расстояние в 400 — 500 метров. Слышимость превосходная.

Короткие переговоры. Устанавливается место встречи парламентеров и время прекращения огня. Немцы капитулировали и начали организованно складывать оружие.

Вернуться к содержанию журнала "Радио" 2 номер 1947 год







Рекомендуемый контент




Copyright © 2010-2017 housea.ru. Контакты: info@housea.ru При использовании материалов веб-сайта Домашнее Радио, гиперссылка на источник обязательна.