Журнал Радио 1 номер 1971 год.

Журнал Радио 1 номер 1971 год. Дорогами героев

21 февраля 1945 года в чешском селе Рабштейнска Льгота Хрудимского района солдаты гитлеровского строительного батальона нашли на крыше жилого дома советский парашют. Прибывший отряд эсэсовцев прочесал ближний лес и обнаружил еще один парашют, застрявший на вершине высокой сосны. К Концу дня начался сильный снегопад. Следы советских десантников затерялись...

«Совершенно секретно. Для выполнения особого задания в тылу противника назначается группа в составе семи человек. Группе убыть в тыл противника авиадесантом в район Ческа — Тршебова с заданиями...
Полученные сведения группа сообщает по радио. Все радиограммы направлять на имя Соколова. Радиосвязь круглосуточная.
1-й Украинский фронт. Действующая армия».

Приказ, выдержка из которого здесь приводится, был вручен старшему лейтенанту Борису Харитонову за два дня до этих событий. Так началась одна из последних операций советских военных разведчиков в Чехословакии, в глубоком тылу гитлеровских войск.

...Видавший виды старенький самолет «Ли-2» благополучно перебросил разведчиков через линию фронта. А вот первый их день в тылу врага начался с неудач: «приземлился» на крышу какого-то дома Александр Богданов, повис на вершине дерева Михаил Веклюк. «Вещественные доказательства» — парашюты — снимать было некогда.

В состав группы входила радистка Майя Саратова, получившая псевдоним «Лера». Среди разведчиков она была самой молодой. Война помешала девушке закончить среднюю школу, где она училась вместе, с Зоей Космодемьянской. Как и тысячи других москвичей, Майя возводила оборонительные рубежи вокруг столицы. А потом добилась в райвоенкомате направления на курсы военных радистов.

«Научить работать на ключе, — любил повторять инструктор курсов,— можно и белого медведя. А вот узнать своего абонента «по почерку» может только человек, обладающий музыкальным слухом. Тренируйте, девушки, слух!».

И Майя часами просиживала у радиостанции, приучая руку быстро и без устали работать на ключе. Настойчиво тренировала слух. Скоро она научилась не только быстро передавать текст, но и безошибочно узнавать в эфире своего абонента в условиях помех.

Но одно дело — на учебном центре, и совсем другое — здесь, за линией фронта, где эфир до предела забит тысячами «точек» и «тире», а за работой передатчиков следят радиопеленгаторы врага. Майя очень волновалась, налаживая спою рацию на первом привале в лесу, когда группа, наконец, оторвалась от преследователей.

Вспыхнул золеный глазок индикатора; можно работать. Майя несколько секунд слушала сигналы. Затем, настроившись на нужную волну, послала в эфир позывные: «Я — Лера». Получив ответ, перешла на передачу текста радиограммы: «Группа выброшена в район г. Хрудим с ошибкой на 80 километров от намеченного места. Принял решение уходить в направлении г. Высоке-Мыто. Крылов».

Таков был псевдоним Харитонова, командира группы.

— Наши приняли! — радостно воскликнула Майя, когда получила «расписку» от «Соколова».

Вскоре разведгруппа приступила к выполнению задания. Пострадавшего при падении с сосны Веклюка (он сильно ободрал себе лицо и ушиб позвоночник) оставили на попечение жителей хутора Медигожи — Иозефа и Антонии Копотных. Базу свою разбили в лесу, раскинувшемся от города Хотень далеко на северо-запад к Градцу-Кралове и далее до Судетской области. Отсюда, до Ческа-Тршебова — района действии группы — было примерно километров шестьдесят.

Первые недели жизни на земле Чехословакии Майя находилась на базе. Быть одной среди мужчин в лесу девушке было трудно. Харитонов это понимал и решил, как только позволят обстоятельства, поселить радистку в каком-нибудь селении.

Так «Лера» через некоторое время оказалась в доме Ярослава Гашека, проживающего в селе Тынишко. Передатчик спрятала на чердаке. Хозяин помог девушке натянуть антенну и замаскировать ее.

Чешская земля оказалась гостеприимной. Населеиие всячески помогало советским парашютистам. Но самым ценным их помощником стал старый Степан Маклаков, житель села Рзп. Русский по национальности, он долгие годы прожил в Чехословакии. Бывший военнопленный времен первой мировой войны нашел здесь свою вторую родину. Русский «дед Маклак» — как называли Степана Семеновича чехи, пользовался среди населения любовью и уважением. Как узнали разведчики, дом Маклакова стал своеобразным «распределительным» пунктом, откуда бежавшие из концлагерей военнопленные переправлялись в партизанские отряды.

С помощью Маклакова командир разведгруппы Борис Харитонов нашел себе десятки верных помощников среди местного населения, установил контакт с руководителями подпольной организации «Чехословацкий освободительный комитет», обзавелся «почтальонами», доставлявшими ценнейшую информацию в «почтовые ящики» группы.

Однажды в дом Гашека, где жила Саратова, пришел Харитонов.

— Майка,— поздоровавшись с радисткой,— сказал он,— готовь рацию, передашь важное сообщение.

Только девушка успела развернуть рацию, на чердак поднялся встревоженный хозяин.

— Совдруги,— торопливо проговорил Ярослав,— беда. В село идут немцы. Прячьтесь!

Харитонов осторожно выглянул в слуховое окно: по дороге двигалась колонна гитлеровцев. Голова ее уже достигла окраины села.

В запасе оставалось несколько минут, в течение которых еще можно скрыться из села. «Что делать? — напряженно думал разведчик.— Подождать, может фрицы проследуют дальше? А если останутся на постой? Тогда как с передачей?»

— Выходи в эфир,— тихо приказал Харитонов.— Пеленгаторов в колонне нет.— Только быстро! У меня еще будет время, чтобы незаметно исчезнуть.

Ключ торопливо выстукивал: «Имеется возможность связаться с коммунистическим подпольем города Хотели. Прошу вашего разрешения. Крылов». Центр тотчас же ответил: «Добро, желаем удачи. Соколов».

...Три дня в доме Гашека жили несколько гитлеровцев. И все эти дни «Лера» провела на чердаке с противотанковой гранатой в руке...

Один из хоценьских подпольщиков познакомил Бориса Харитонова с бывшим разведчиком чехословацкой армии капитаном Милославом Бовесом, работавшим управляющим хозяйствомв старинном замке Замрек, расположенном неподалеку от села с тем же названием, стоящем близ железной дороги и автомагистрали Прага — Брно. Капитан Бовес оказался толковым человеком. Без лишних слов он согласился помогать майору Крылову (так отрекомендовался при знакомстве Харитонов).

...А «Лера», после случая в Тынишко, кочевала. на этом настоял командир группы. Два-три сеанса связи, и радистка меняла адрес жительства. Но где бы она ни находила пристанище со своей рацией — в семье колбасника Богуслава Гоудена в Xоцепи или у Вацлава Шеды в селе Подражск, в Бестовицах или Скожепицах, и Добжпково или в каком-либо другом месте,— всюду чувствовала искреннюю теплоту своих новых друзей, их желание помочь. Эти простые люди берегли Майю, так как понимали, что случись с русской девушкой беда, останутся «совдруги» без связи с Большой землей.

По просьбе Крылова Майю взял к себе в замок Замрск бывший капитан Бовес. Здесь она жила под именем Даны Чорной. Чтобы девушка походила на новую работницу хозяйства, Бовес раздобыл для нее черные шерстяные брюки, туфли на низком каблуке, белую кофту и черный шерстяной жакет. «Работница» часто выезжала на прогулку в легковой машине, за рулем которой сидел сам управляющий...

Под боком у разведчиков проходила основная двухколейная железнодорожная магистраль Прага — Пардубице — Ческа-Тржебова. Девяносто шесть пар поездов в сутки проносились но ее рельсам. Ежедневно в 10 часов вечера Харитонов получал сводку о движении грузов за сутки по этой дороге, составляемую диспетчером Иржи Гашеком — сыном Ярослава. И каждый день «Лера», отправляясь в очередную автомобильную прогулку, посылала в Центр содержание этих сводок.

...В селе Велени, в гостинице «Угорских», остались ночевать два, видимо, важных фашистских офицера, прибывших каждый на своем «мерседесе». Их сопровождала охрана. Об этом чешские патриоты тотчас же сообщили советским разведчикам. Донесение принял Саша Богданов. Не дожидаясь отлучившегося по делам Харитонова, он решил действовать самостоятельно. Разведчики окружили гостиницу. В завязавшейся перестрелке оба офицера были убиты. Богданов прихватил с собой находившиеся при них небольшой чемоданчик и кожаный портфель.

Не сразу поверил Харитонов своим глазам, когда ознакомился с трофеями: в портфеле оказался огромной важности документ, истинную цену которого мог понять только такой опытный разведчик, как он.

Вместе со своим заместителем Сергеем Лобацеевым Харитонов составил радиограмму, в которой излагалось содержание документа о результатах инспекционной поездки инженер-полковника Лютце в армейскую группу "Хейиирици", занимавшую оборону юго-западнее города Нейсе по линии Цукмантель — Бгерндорф — Троппау. В докладной, адресованной инженер-полковником начальнику штаба группы армий «Центр» генерал-лейтенанту фон Нацмеру, подробно сообщалось о ходе подготовки к обороне в 24-м танковом и 11-м армейском корпусах.

Радиограмма получилась большой. Тогда командир решил разделить ее на две части. Одну из них отвез в замок к «Лере», а вторую на запасной рации «отстучал» Лобацеев.

Цепные сведения продолжал доставлять и капитан Бовес. Он много ездил, многое умел видеть. Так, из очередной своей поездки бывший разведчик Чехословацкой армии привез важную информацию: «В Яромеже обосновался штаб группы армий «Центр» во главе с генерал-фельдмаршалом Шернером. В Юзефове — оперативный отдел штаба».

Группа наших разведчиков вышла на дорогу, связывающую эти два города. В сумерках им удалось, натянув проволоку, «ссадить» связного — мотоциклиста. При нем был пакет на имя Шернера: оперативный отдел штаба с чисто немецкой педантичностью обстоятельно перечислял состав и численность войск, входивших в гитлеровскую группировку...

«Крылову. Выясните, где базируются грузовые планеры, совершающие ночные рейсы в район Бреслау». Такую радиограмму — задание для группы получила «Лера» от «Соколова».

Планеры, буксируемые самолетами, доставляли боеприпасы и продовольствие эсэсовскому гарнизону, засевшему в крепости Бреслау, осаду которого начали в середине апреля войска 1-го Украинского фронта. Разведчики понимали, что здесь дорог каждый день. Ведь чем скорее будет найден аэродром, тем меньше погибнет наших воинов, тем скорее падет город-крепость.

Задание взялся выполнить Милослав Бовес. И сумел сделать это очень быстро. Менее чем через сутки в Центр полетела радиограмма: «Интересующий вас объект находится в 20 км юго-западпео г. Юзефов».

Краснозвездные бомбардировщики нагрянули на объект среди ясного дня. Результат: десятки самолетов «Ю-88» и планеры, которые они ночами буксировали к Бреслау, были уничтожены прямо на аэродроме...

5 мая 1945 года в Праге вспыхнуло вооруженное восстание... На следующий день обстановка в столице резко осложнилась: гитлеровцы опомнились и стягивали к городу свои части. Харитонов запросил Центр: «Что делать?»

«Перебазироваться в район Праги»,— последовал ответ.

А развязка приближалась. Разведчики не знали, что на помощь восставшим спешили две советские танковые армии. На рассвете 9 мая знаменитые «тридцатьчетверки» уже ворвались в предместья столицы Чехословакии.

Так закончилась последняя операция этой группы советских военных разведчиков.

...Майя Дмитриевна Саратова сейчас живет и работает в Москве. За проявленное мужество в борьбе с немецко-фашистскими оккупантами отважная радистка была награждена орденом Красной Звезды. Правительство ЧССР наградило ее орденом «Слава партизана». Жители села Добжиково, где в самые трудные дни «Лера» нашла приют в семье Ирасека, избрали Майю Дмитриевну почетным гражданином.

Ф. КОНДРАШБВ, А. ЛУКИН 

Вернуться к содержанию журнала "Радио" 1 номер 1971 год







Рекомендуемый контент




Copyright © 2010-2017 housea.ru. Контакты: info@housea.ru При использовании материалов веб-сайта Домашнее Радио, гиперссылка на источник обязательна.