В поисках Интернета

Дискуссии на заре виртуальных коммуникаций

Сегодня специалисты по-разному описывают предысторию появления Сети. Между тем, мировое научное сообщество достаточно долго искало оптимальное решение для размещения нужных сведений и, как полагают многие специалисты, именно в результате этих исследований, происходивших около полувека назад, и родилась идея Повсеместно Протянутой Паутины – глобального банка информации. Основное "сражение" тогда развернулось в США между учеными-практиками ("документалистами") и теоретиками – экспертами в сфере поиска и хранения информации ("традиционалистами").

Существует мнение, согласно которому необходимость в создании принципиально новых поисковых систем появилась в период Второй мировой войны. Поскольку тогда умами владела теория о господстве государства, располагающего наиболее мощной информационной базой. Кроме того, развитие новых научных дисциплин (прежде всего – ядерной физики), необходимость оперировать немыслимыми объемами информации, сетования ученых на несовершенство имевшихся поисковых механизмов – все это подталкивало к переосмыслению научного инструментария. Так, в конце 1950-х годов в Университете штата Огайо возник серьезный конфликт между представителями научных лабораторий, остро нуждавшихся в сокращении сроков поиска информации, и сотрудниками, ответственными непосредственно за "розыск" сведений в печатных источниках. В истории этот казус получил название "революция потребностей". Вскоре конфликт вылился в отраслевой кризис: документалисты компании IBM категорически отказались от эксплуатации традиционных методик поиска. В 1963 году компания создает свой собственный центр информации, поскольку библиографы, обслуживающие инженерный персонал, перестали работать в соответствии с растущими запросами. Тогда же был сформулирован знаменитый "закон рассеяния Брэдфорда", гласивший, что "треть всех материалов данной отрасли публикуется в специальных изданиях, треть – в изданиях смешанного характера, треть – где угодно". Фактически это стало приговором для старой системы информационного поиска. Документалисты намеревались использовать новые счетно-перфорационные машины для оптимизации поиска, специалисты-теоретики же отчаянно сопротивлялись инновациям. К слову, сам термин "информационный поиск", изобретенный в недрах Американского института документации, вскоре был подкреплен новой методикой кодировки документов.

Небезынтересно, что отчасти самодеятельная активность документалистов в США была всецело поддержана на государственном уровне, и вот почему: "яйцеголовые" всерьез рассказывали друг другу о фантастических успехах СССР в области структурирования информации. В частности, усиленно распространялись слухи о том, что в Советской России уже создана централизованная информационная сеть и что во Всесоюзном институте научной и технической информации (ВИНИТИ) работают 20 тысяч (!!!) переводчиков и референтов, обеспечивающих русских инженеров и ученых нужными сведениями. Напомним, что на те годы приходится апогей холодной войны, когда власть предержащие крайне болезненно реагировали на успехи противной стороны.

Впрочем, были и вполне объективные причины для беспокойства. Так, на рубеже 1950-60-х годов в США был снят гриф секретности с большинства научных работ, касающихся оборонной тематики, и отраслевые журналы были буквально завалены свежими статьями. В связи с этим на страницах периодических изданий практически не оставалось места для естественно-научных статей. Один из патриархов в области научного поиска информации – Ванневер Буш – выразил пессимистические настроения, господствовавшие в среде документалистов. "Наука, – писал он в своей знаменитой статье "Что надо знать человеку", – может утонуть в своем продукте, потопленная, подобно колонии бактерий, собственными выделениями". Следует уточнить, что Буш, как и большинство других специалистов старой школы, выступал всего лишь за скорейшую модернизацию уже существующих поисковых систем.

В то же время научное сообщество испытывало на себе действие закона, несколько позже сформулированного Дереком де Солла Прайсом: "от 75 до 80% когда-либо живших ученых живы и в настоящее время". Что означали эти сентенции для практикующих специалистов? Вероятнее всего – системный кризис в сфере обработки информации. В качестве яркого примера подобной перегрузки исследователи проблемы обычно приводят такой факт: за период с 1930 по 1950 год самый авторитетный журнал в области естественных наук Chemical and Engineering News увеличился в объеме более чем на 750%. Однако дополнительные средства, выделенные на совершенствование поисковых методик, оказались выгодными не только традиционалистам, но и документалистам. Так получилось, что среди последних преобладали не инженеры, а специалисты в естественных науках, прежде всего – химики. Это очень важно, так как несколько позже именно способность химиков понимать молекулярную структуру стала основным фактором, обусловившим качественный прорыв в разработке системы машинного поиска.

Библиотека Конгресса США

В свою очередь, козырной картой традиционалистов являлись как раз познания в гуманитарных науках. Дело в том, что информационно-поисковые системы в США были, как правило, сосредоточены в библиотеках. То есть документалисты обладали методикой, но не имели опытной базы. Традиционалисты же располагали необходимым базовым опытом, но отрицали его слабые стороны. В те годы американцы формально располагали передовой методикой классификации сведений и поиска информации: головное учреждение отрасли – Библиотека Конгресса – отличалось многомиллионными и хорошо систематизированными фондами. И что немаловажно, крупнейшие книгохранилища США были созданы гораздо позже национальных библиотек Старого Света и, следовательно, в меньшей степени подвергались пагубному влиянию архаичных традиций.

Как бы то ни было, но именно этот последний довод традиционалистов вызвал наибольшее неприятие оппонентов. Документалисты уверяли, что продолжительный опыт библиотечных структур изначально порочен: мол, сотрудники хранилищ гораздо чаще вынуждены подстраивать существующие системы поиска для выполнения "дилетантских" запросов и гораздо меньше работают над запросами "элитарных" пользователей информации.

Много позже исследователи пришли к выводу, что полвека назад состоялся не просто отраслевой конфликт между традиционалистами и документалистами, но произошла настоящая схватка между представительными группами экспертов, претендующими на занятие командных высот в деле информационного поиска. Традиционалисты небезосновательно указывали, что незадолго до Второй мировой войны уже делалась довольно смелая попытка уйти от апробированных методик. Тогда пионеры машинного, или "механического", поиска информации решили перехватить у традиционалистов инициативу. Группа инженеров, возглавляемая талантливым технологом и патентоведом Уотсоном Дейвисом, избрала в качестве носителей информации микрофильмы. (Этот вид носителей в течение нескольких десятилетий оставался чрезвычайно востребованным.) Дейвис, прекрасно ориентировавшийся как в сфере массмедиа, так и в деле популяризации научных достижений, предлагал действительно революционные нововведения. В частности, он и его адепты рекомендовали всем специалистам исключить сам термин "документация": дескать, внедрение новых принципов информационного поиска должно вестись на новой терминологической базе. Однако "прорыв Дейвиса" тогда не вылился в поражение традиционалистов. Напротив, сторонники распределенного хранения информации – документалисты – потерпели жестокое фиаско, поскольку научное сообщество оказалось не готово к столь значительным преобразованиям. Кроме того, самые мощные заказчики – представители точных наук – были достаточно консервативны в своих предпочтениях.

Три десятилетия спустя, после смелых экспериментов Дейвиса, документалисты уже располагали необходимой материальной базой в виде счетно-вычислительных машин. Традиционалисты пытались перевести дискуссию на уровень рассуждений о роли и месте оператора в новой информационной среде. Действительно, реализация масштабных планов документалистов грозила оставить без работы знатоков традиционного поиска. Наблюдатели обозначили этот этап противостояния как "персональный кризис в форме вызова автоматизации". Приверженцы "бумажной" системы поиска имели все основания думать, что внедрение машинных методик полностью вытеснит их на периферию научного сообщества: документалисты, вооруженные новым инструментарием, совершенно не заинтересованы в поддержке традиционных методик. Напрасно представители умеренного крыла документалистов резонно указывали на длительность переходного этапа, на то, что разрабатываемые массивы информации не могут тотчас трансформироваться в машиночитаемые носители. Последние отголоски этой дискуссии еще раздавались в начале 1970-х годов, когда в воздухе уже носилась идея виртуального хранения информации.

Статья опубликована в газете It News, №13, 2004 г., стр. 22.
Перепечатывается с разрешения редакции.






Рекомендуемый контент




Copyright © 2010-2017 housea.ru. Контакты: info@housea.ru При использовании материалов веб-сайта Домашнее Радио, гиперссылка на источник обязательна.