Никто не хотел страховать

145 лет назад было изобретено одно из самых необычных вычислительных устройств в мире

В середине позапрошлого столетия страховой бизнес в США находился в зачаточном состоянии. В среднем ежегодно регистрировалось страховок на сумму, не превышавшую $5 млн. Спустя четверть века этот показатель вырос более чем в тридцать раз, а сфера страхования превратилась в одну из самых прибыльных в финансовом секторе экономики. "Здания страховых компаний, – писал в 1879 году современник, – по высоте и размерам не уступают церковным храмам". И в самом деле, именно штаб-квартиры страховых фирм впервые разместились в специально построенных небоскребах Что же послужило причиной столь чудесного превращения?

Историки справедливо полагают, что институт страхования не может считаться американским изобретением, но именно в Новом Свете страхование во второй половине XIX века оказалось поистине демократическим бизнесом, охватывающим все слои общества. Страхование "каждого и почти от всего" вошло в жизнь Штатов вскоре после Гражданской войны и стало подлинным продуктом американской цивилизации: если не у всех граждан было имущество для страхования, то застраховать свою жизнь мог каждый (к слову, первое общество по страхованию жизни – "Фонд священников-пресвитерианцев" – было создано в Филадельфии за сто лет до описываемых ниже событий, однако это единичный случай).

Илайзер Райт

Первый серьезный шаг для обустройства демократического института страхования сделал Илайзер Райт (Elizur Wright) – математик по образованию и переводчик по пристрастию. Если бы в 1826 году выпускнику Йельского университета сообщили, что ему суждено стать реформатором иерархии страхового дела, существующей по обе стороны Атлантики, он был бы несказанно удивлен. Тогда Райта – энергичного активиста местного евангелического общества – интересовали скорее проблемы прикладных вычислений. Поездка в Англию, перевернувшая всю его жизнь, произошла случайно. Райт сделал новый перевод басен Жана Лафонтена, и поскольку типограф отказался самостоятельно распространять слишком дорогое издание, молодой человек был вынужден взяться за это самостоятельно. Заручившись рекомендациями видных представителей евангелической общины Массачусетса, Райт отправился в Лондон, где был принят в литературном салоне популярного тогда поэта Роберта Браунинга. Разумеется, Райта спросили, что его больше всего удивило в столице Англии. Он вполне искренне ответил, что поражен тем, как поставлен страховой бизнес. (Дело в том, что у себя дома Райт принадлежал к аболиционистам – борцам за равные гражданские права – и привлекался для консультаций в случае злоупотреблений страховых компаний.) Коллеги по литературному цеху в Лондоне заверили молодого американца, что практика по продаже страховых полисов на Королевской бирже – это действительно возмутительное попрание прав, так как в Англии, согласно неписаному закону, страховщики никогда не выкупают выданные ими полисы; увы, бороться с этим невозможно. Райту привели слова известного британского публициста, писавшего, что "это дело [страхование] было самым удобным и постоянным способом наживы для мошенников, какой когда-либо изобретало человечество".

Конечно, в Соединенных Штатах махинации не достигали размаха, привычного в Старом Свете. Без сомнения, существовали и честные страховщики. Но соблазн был велик. Аферисты регулярно открывали "солидные" конторы, привлекали богатых, уважаемых клиентов, а затем просто банкротили бизнес или же сбегали, прихватив собранные деньги. В 1844 году, взявшись реформировать страховое дело, Райт и думать не мог, что на это уйдет тридцать шесть лет его жизни. Как позже заметил биограф нашего героя, искоренить подобную порочную систему мог лишь такой человек, как Райт, "наделенный всеми качествами, кроме здравого смысла". Впрочем, Райт опирался не только на личные убеждения, но и на действительно фундаментальные познания в математике. В первую очередь он выделил базовую проблему: страховые компании вынуждены ежегодно взыскивать с клиентов взносы, чтобы покрыть текущие расходы и накопить достаточные средства для оплаты неуклонно растущего объема страховок. Но постоянно приходилось помнить: нельзя ни слишком сильно повышать страховые взносы, ни занижать их.

Изучив эти проблемы, Илайзер Райт предложил оздоровить отраслевой бизнес следующим образом:

  • страховые компании должны избегать практики составления своего капитала из долговых обязательств клиентов;
  • деятельность субъектов подобного бизнеса должна быть прозрачной;
  • расходы по обслуживанию страховок нельзя искусственно завышать.

Усилия Райта тотчас привлекли внимание честных страховщиков – сразу шесть компаний обратились к математику с просьбой подготовить специальные таблицы с обобщенным анализом опыта отраслевой деятельности. Цель – определить истинный коэффициент смертности среди клиентов.

Надо сказать, подобные мысли и прежде посещали страховщиков, но исполнители всякий раз пугались фантастического объема вычислений, необходимых для составления таблиц. На эту работу Райт потратил чуть более трех лет и составил для каждого из 268 (!) типов полисов специальные таблицы, в которых было выведено денежное значение ежегодного резервного фонда, каким всякая страховая компания должна располагать с момента подписания договора с клиентом. Столь монументальный труд, состоявший из десятка рукописных копий каждого набора таблиц, принес Райту всего $2,2 тысячи гонорара. Стоит отметить: все вычисления были исполнены автором вручную, без применения вычислительных устройств. Исследователи подчеркивают, что еще в 1746 году подобную задачу брался разрешить известный французский математик Антуан Депарсье в своей книге "Опыт о продолжительности человеческой жизни", но потерпел фиаско.

С формальной точки зрения, любой страховщик мог выгодно использовать таблицы Райта в своей деятельности, поскольку выкупная стоимость полиса могла быть рассчитана незамедлительно. Однако существовала и другая проблема – отсутствие нормативной базы даже на уровне штата. Вплоть до 1858 года Райт "продавливал" необходимый законопроект через легислатуру Массачусетса и все-таки добился своего. Отныне все страховщики, зарегистрированные в Бостоне и окрестностях, должны были иметь специальный резервный фонд, объем которого рассчитывался по таблицам Райта. Более того, губернатор был вынужден назначить Райта уполномоченным по соблюдению нового закона, поскольку в новелле (так называется новая норма права) присутствовало столько сложных математических терминов, что местные юристы разбирались в ней с трудом. Кстати, оппоненты утверждали: новшество никогда не будет востребовано в реальной жизни, так как простые люди уж наверняка не поймут хитрых формул.

Поэтому в предельно сжатые сроки Райт подготовил справочник по страхованию жизни, доступный для любого человека. Чтобы ускорить вычисления, изобретатель был вынужден сконструировать невиданный прибор – аритметр, представлявший собой модернизированную "логарифмическую линейку". Причем натуральные числа располагались по спирали на поверхности узкого цилиндра. Если бы этот прибор действительно представлял линейку, то она достигала бы в длину 80 футов, или примерно 24 метров.

Благодаря своему чудо-прибору Райт смог совершить в 1859 году вторую революцию в страховом деле, а именно: добиться отмены недобросовестной экспертизы страховок и практически аннулировать издержки страховых компаний, которые иногда достигали 50 центов на каждый доллар капитала. Кроме того, методика Райта позволяла добропорядочным страховщикам работать самостоятельно, не привлекая в качестве консультантов-статистиков известных математиков, требующих баснословных гонораров.

Но и тогда победа еще не была окончательной. Ведь если страховой полис терял свою силу из-за просрочек в оплате, деньги клиентов, как правило, изымались. Вновь обратившись к помощи своего аритметра, Райт смог привести законодателям убедительные результаты вычислений и в 1861 году инициировал принятие в Массачусетсе закона о частичной выплате клиентам вложенных денег. До этого почти 80% закрытых по инициативе страховщиков полисов были обусловлены как раз невыплатой взносов. Однако успех Райта оказался половинчатым. Недруги из числа управляющих страховыми компаниями наконец объединили свои усилия и составили в легислатуре штата настоящее антирайтовское лобби. Используя юридическую казуистику, они инициировали смещение Райта с поста регионального уполномоченного по страховым вопросам и провели на этот пост своего человека. Реформатор вплоть до своей смерти в 1885 году – на восемьдесят втором году жизни – работал консультантом в частных статистических бюро; впрочем, большую часть времени он по-прежнему тратил на бесплатные консультации для незадачливых обладателей страховых полисов. Изобретенный же Илайзером Райтом аритметр еще долгое время верой и правдой служил в самых разных отраслях экономики.

Статья опубликована в газете It News, №22, 2004 г., стр. 16.
Перепечатывается с разрешения редакции.






Рекомендуемый контент




Copyright © 2010-2017 housea.ru. Контакты: info@housea.ru При использовании материалов веб-сайта Домашнее Радио, гиперссылка на источник обязательна.