Легенда о П. Н. Рыбкине

Публикацию Н. И. Чистякова [2], посвященную 130-летию со дня рождения Петра Николаевича Рыбкина, соратника и друга изобретателя радио А. С. Попова, редакция дала под рубрикой "Точка зрения", приглашая тем самым историков техники принять участие в дискуссии. Участники заседания Исторической секции Санкт-Петербургского НТОРЭС им. А. С. Попова, состоявшегося в декабре 1994 г., не согласились с точкой зрения Н. И. Чистякова и поручили автору данной статьи изложить факты жизни и деятельности П. Н. Рыбкина под углом зрения его дружбы с А. С. Поповым. Это уместно не только в год 100-летия радио, но и в связи с приближающимся 300-летием Российского флота (1996 г.), который стал колыбелью радио. Ведь радио родилось в стенах Минного офицерского класса (МОК) в Кронштадте и создавалось, в первую очередь, для нужд военно-морского флота.

Петр Николаевич Рыбкин, по мнению внучки А. С. Попова Е. Г. Кьяндской-Поповой (1934-1994), был безусловно гениальной личностью [1]. Россия многим обязана Рыбкину. Вклад его в создание первой в мире системы радиотелеграфии велик. Имена А. С. Попова и П. Н. Рыбкина справедливо стоят в историко-технической литературе рядом.

А. С. Попов начал работу в Минном офицерском классе преподавателем физики и электротехники в октябре 1883 г. Первая встреча П. Н. Рыбкина с А. С. Поповым состоялась весной 1894 г., на заседании РФХО. П. Н. Рыбкин пишет о ней: "Ко мне подошел А. С. Попов и просил дать согласие занять должность лаборанта в МОК... Жалованье небольшое, всего 75 рублей, но будет много свободного времени для научной работы" [3, с. 12-13]. 1 мая П. Н. Рыбкин был зачислен на службу в МОК в качестве преподавателя гальванизма и практической физики. "Так началась моя, вот уже 50-летняя работа в МОК. Лучшие годы этой работы связаны с творческой деятельностью незабвенного Александра Степановича Попова. Мне выпало счастье стать другом творца радио и непосредственным участником всех его смелых практических начинаний." [3, с. 12-14].

Е. Г. Кьяндская-Попова в статье "Неизвестный Рыбкин" писала о встрече с Петром Николаевичем в Кронштадте в 1945 г.: "Я была восхищена тем, как П. Н. Рыбкин исключительно умело приводил в действие высокочастотную машину Вологдина, который вместе с нами слушал П. Н. Рыбкина"; "Все подлинные приборы, связанные с работой А. С. Попова, буквально оживали в руках П. Н. Рыбкина." [1].

Петр Николаевич часто бывал у Поповых. Он пишет: "В личной жизни А. С. Попов был очень простым и скромным человеком. В семейном кругу частыми гостями были его сослуживцы по МОК... Александр Степанович очень любил музыку... Гости тоже участвовали в музыкальных вечерах. Когда наступала моя очередь играть на флейте, Александр Степанович всегда просил меня исполнить арию из оперы Верди "Травиата" [3, с. 53].

В 1906 г. П. Н. Рыбкин был инициатором создания в МОК посмертной выставки приборов и аппаратуры радиосвязи, созданных А. С. Поповым с участием Рыбкина.

В статье Н. И. Чистякова [2] имеют место неточности. Так, Н. И. Чистяков пишет: "П. Н. Рыбкин по указанию А. С. Попова воспроизводил приемник Лоджа" и "именно этот приемник демонстрировался Поповым на знаменитом заседании 7 мая 1895 г. и описан в статье, опубликованной в январе 1896 г." [4, с. 444; 3, с. 55]. Это не так. В действительности Попов 7 мая 1895 г. демонстрировал свой вариант передатчика, созданного на основе вибратора Герца, и совершенно новый, отличный от прибора Лоджа, свой вариант приемника. Вот что по этому поводу пишет Рыбкин: "А. С. Попов на своих лекциях с 1889 г. неоднократно высказывал мысль о возможности использования лучей Герца для передачи сигналов на расстояние. Повторяя опыты Лоджа, А. С. Попов создал свою знаменитую схему приемной радиостанции... Статью Лоджа читали многие специалисты и многие пытались воспроизвести его опыты в интересах радиосвязи, но только такой знаток электрических колебаний, каким был А. С. Попов, мог дать ученому миру открытие. " [3, с. 18-19].

В [3] П. Н. Рыбкин сообщает дополнительные подробности, касающиеся аппаратуры системы телеграфии без проводов (СТбП), которую он и Попов демонстрировали 7 мая; из книги мы узнаем, что именно А. С. Попов составил схему приемника, включил в нее релейный усилитель, взяв реле с одного из "телеграфных столов Сименса с полным набором приборов для проволочного телеграфа", каких было "много в физическом кабинете Минного класса" [3, с. 26]. Ранее Александр Степанович провел большую экспериментальную работу по выбору металлического порошка для когерера. Попову принадлежит идея автоматической декогерезации в приемнике самим принимаемым сигналом, что отмечал не только Рыбкин, но и О. Лодж как главное "новшество А. С. Попова, принятое затем Г. Маркони и другими" [5, с. 262]. П. Н. Рыбкин поясняет, какие именно сигналы передавали и принимали они в своих первых экспериментах: "На каждую электрическую искру грозоотметчик отзывался звонком. На короткую электрическую искру звонок отвечал коротким звонком, а на длинную – более продолжительным" [3, с. 26].

Следует отметить, что в 1945 г., когда П. Н. Рыбкин издал свою книгу [3], специалисты не подчеркивали различий между радиоприемником А. С. Попова и его грозоотметчиком – по сути дела тем же радиоприемником, дополнительно снабженным самописцем с 12-часовым пружинным заводом. "Мне, – пишет в книге Рыбкин, – как одному из самых близких друзей, А. С. Попов радостно сказал: – Петр Николаевич, мы сделали открытие, все значение которого едва ли кто сразу поймет. Эти несколько недель, которые мы провозились с грозоотметчиком, верьте мне, являются самым знаменательным временем во всей нашей жизни... ". И Попов был прав. Именно с грозоотметчиком родилось новое, совершеннейшее средство связи -радио... День же 7 мая 1895 г., когда впервые научный мир познакомился с замечательным открытием А. С. Попова, с тех пор считается днем изобретения радиотелеграфа" [3, с. 26-27], с него началось развитие радиотехники.

Н. И. Чистяков без ссылки на первоисточники пишет, что "П. Н. Рыбкину довелось встретиться с обидами, несправедливостью, недооценкой собственных трудов со стороны как начальства, так и тех, с кем он непосредственно работал. " [2]. Такое суждение, однако, не находит подтверждения ни в одном источнике и является плодом воображения автора статьи [2]. К числу "обид" Н. И. Чистяков относит недооценку авторства сделанного П. Н. Рыбкиным и Д. С. Троицким открытия детекторного эффекта и разницу в суммах вознаграждения А. С. Попова и П. Н. Рыбкина за их вклад в создание системы телеграфии без проводов и ее внедрение на флоте.

Фактически испытания системы радиотелеграфии между фортами Кронштадской гавани, когда был открыт детекторный эффект, проводили Рыбкин и Троицкий весной 1899 г. под руководством Попова и по разработанной им программе [3, с. 36-38]. Об открытии эффекта они сразу же известили Попова, находившегося в заграничной командировке, телеграммой: "Рыбкин Троицкий обнаружили новое свойство трубки принимать упрощенно замечательно чувствительна" [6, с. 85]. Попов спешно возвратился в Кронштадт и провел дополнительное изучение открытого нового эффекта вместе с командиром миноносца № 115 Е. В. Колбасьевым, занялся разработкой новых когереров для телефонного приема и схемы приемника.

Решив оформить привилегию на телефонный приемник, Попов в заявке указал: "Свойство когерера принимать слабые сигналы без встряхивания на телефоны было случайно обнаружено с трубкой, мною изобретенной для телеграфирования без проводов, моими непосредственными помощниками – ассистентом Минного класса П. Н. Рыбкиным и капитаном Д. С. Троицким во время опытов, проводимых в Кронштадте" [7, с. 124]. Таким образом А. С. Попов подчеркнул, что приоритет открытия принадлежит П. Н. Рыбкину и Д. С. Троицкому.

Нет оснований обвинять А. С. Попова, что он "единолично получил российскую привилегию за № 6066" [2] и патенты в Англии и Франции на это изобретение". П. Н. Рыбкин и Д. С. Троицкий являются авторами открытия "детекторного" эффекта когерера, и это известно всему миру, а автором телефонного приемника на этом эффекте является А. С. Попов. Это его изобретение. Оно не оспоривалось никогда и никем, в том числе и Рыбкиным.

Вызывают также удивление слова Н. И. Чистякова: "А. С. Попов получил вознаграждение в сумме 33000 рублей, а П. Н. Рыбкин – 1000 рублей". По Н. И. Чистякову, "комментарии вряд ли нужны". Нет, нужны. Эти суммы были определены не А. С. Поповым (о выделении ему суммы он узнал из письма, полученного от адмирала С. О. Макарова), а Морским техническим комитетом и тщательно обоснованы. А. С. Попову вознаграждение было выдано для создания условий, "чтобы теоретическая разработка телеграфирования без проводов продолжалась у нас и дальше в вышеуказанном направлении..., освободить его от части оплачиваемых ему занятий и возместить ему заработок, которого он вследствие этого лишится". Кроме того, МТК ходатайствует "о вознаграждении А. С. Попова по 300 рублей за каждую телеграфную станцию, устанавливаемую на судах флота. " [5, с. 231]. Вот так складывалась сумма вознаграждения А. С. Попова, что, конечно, Н. И. Чистякову известно.

Что касается суммы вознаграждения П. Н. Рыбкину, то в этом документе сказано: "за принятие участия в разработке беспроволочного телеграфа лаборанта МОК кандидата университета П. Н. Рыбкина, который в течение трех летних компаний занимается опытами телеграфирования в Кронштадте и на Минном отряде, принимал участие в Черноморских опытах и в устройстве телеграфного сообщения Гогланда с Коткою. Все это он делал безвозмездно. Единовременная выдача ему 1000 рублей не будет чрезмерным вознаграждением за его работу" [5, с. 231]. Эта сумма относительно скромная, но она не обусловлена обязательством отказаться от работы по совместительству, как в случае с Поповым.

При подготовке этой статьи я ознакомился с подшивкой газеты "За кадры" Учебного отряда КБФ, где работал П. Н. Рыбкин, говорил с ее редактором, который шесть лет сотрудничал с Рыбкиным и показал мне свой архив со многими статьями Рыбкина и статьями о нем. Мне самому довелось в 1934 г. быть учеником П. Н. Рыбкина в электроминной школе. Для нас. молодых краснофлотцев, он был любимым учителем, замечательным человеком, таким он и остался в сердцах многих поколений моряков Балтийского флота.

Литература

  • Кьяндская-Попова Е. Г. Неизвестный Рыбкин // Газета "Голос правды" (г. Кронштадт). – 1991. – № 8.
  • Чистяков Н. И. Петр Николаевич Рыбкин // Электросвязь. – 1994. – № 6. – с. 36-37.
  • Рыбкин П. Н. Десять лет с изобретателен радио. – М.: Связьиздат, 1945.
  • Из предыстории радио. Сб. оригинальных статей и материалов. – М.: АН СССР, 1948.
  • Изобретение радио. А. С. Попов. Сб. документов и материалов. – М.: Наука, 1966.
  • Бренев И. В. Начало радиотехники в России. – М.: Советское радио, 1970.
  • А. С. Попов. Сб. документов. – Л.: Книжное изд-во, 1945.
  • Статья опубликована в журнале "Электросвязь" №10, 1995 г., стр. 37.
    Перепечатывается с разрешения редакции.






    Рекомендуемый контент




    Copyright © 2010-2017 housea.ru. Контакты: info@housea.ru При использовании материалов веб-сайта Домашнее Радио, гиперссылка на источник обязательна.