Прикосновение к истории

Музей Центрального телеграфа

Можно прочитать десятки книг, посвященных истории создания и развития телеграфа в России, но то чувство, которое возникает у посетителей Музея истории ОАО “Центральный телеграф” (ЦТ), по их отзывам, сравнимо, пожалуй, с путешествием на машине времени более, чем на полтора столетия назад.

Центральный телеграф – старейшее предприятие электросвязи России, которое в октябре минувшего года отметило свое 155-летие. Предприятие берет свое начало от первой “телеграфической станции” в Москве (так в позапрошлом веке назывались телеграфные станции). Она начала работать в 1852 г. на первой телеграфной линии между Санкт-Петербургом и Москвой. На линии применялись стрелочные телеграфные аппараты Б.С. Якоби, выдающегося российского ученого, академика Российской Академии наук, продолжателя дела П.Л. Шиллинга – создателя первого электромагнитного телеграфного аппарата.

Переходя от стенда к стенду нашего музея, можно легко перемещаться во времени на десятилетия назад и изучать стремительное развитие телеграфа во второй половине XIX в. За первые 3-4 года после строительства телеграфной линии между столицами телеграфные линии достигли западных и южных границ России. К концу 1854 г. было построено 15 направлений телеграфных линий общей протяжённостью 4915 вёрст, в 1862 г. протяжённость линий достигла 45 тыс. вёрст, а в 1872 г. она уже составляла свыше 134 тыс. вёрст.

В нашем музее множество документов (оригиналов и копий) о развитии телеграфа в прошлом и позапрошлом веках. Пожалуй, самый древний документ этого периода – экземпляр газеты “Ведомости московской городской полиции” №110 от 1854 г., где сообщается “об /устроенном/ электромагнитном телеграфе между Санктпетербургом и Варшавою через Царское село и Гатчину... ” (орфография сохранена).

В этом же году Императорским Указом № 28211 от 7 мая 1854 г. введено в действие Положение об электромагнитном телеграфе между Санкт-Петербургом и Москвой. Требования Положения: “1)... телеграф назначается для Высочайших Государя Императора повелений... и донесений, для депеш, собственно для службы по железной дороге, для депеш правительственных мест и лиц и для передачи от частных лиц. 4) Начальники Отделений ж/дороги суть Начальники тех частей телеграфа, которые находятся в участках дороги, их заведываемых... 6) Отделений... от 1 до 35 включительно. 16) Всего 239 сигналистов: 85 – старших, 154 –младших... 19) На каждой станции по 1 унтер-офицеру... ”. В 1855 г. (15. 01. 1855 г.) утверждено Императорским Указом №28940 Положение о приёме и передаче телеграфических депеш по электромагнитному телеграфу, которое относится ко всем телеграфам страны.

Рис. 1. Николаевский вокзал на Каланчевской площади в Москве

Бурно развивается телеграф не только по стране, но и в Москве. Первая телеграфическая станция размещалась в здании Николаевского вокзала на Каланчевской площади (ныне – Ленинградский вокзал на Комсомольской площади) (рис. 1). Через четыре года, с целью удобства пользования телеграфом во время пребывания императора в Москве, принято Предположение на устройство телеграфической станции в Кремлевском дворце в Москве. В этом документе предписано: “Назначено устроить телеграфическую станцию с учреждением на оной приёма депеш как частных ” . В связи с развитием телеграфной сети и увеличивающимся телеграфным обменом, в 1859 г. открывается Московская телеграфная станция в Газетном переулке, для чего Телеграфным управлением на 10 лет арендуется трехэтажный частный дом у г-жи Бабиной, в котором и оборудуется телеграфная станция. В музее имеется рапорт от 4 ноября 1859 г. московскому военному генерал-губернатору П.А. Тучкову о протягивании телеграфных проводов от станции Николаевской железной дороги до телеграфной станции в Газетном переулке. правительственных, так и

Интересно ознакомиться с другими историческими документами о развитии телеграфа в дореволюционный период: проектом Положения о Московском городском телеграфе от 1865 г.; схемами и ведомостями 1873 г. о расходах по устройству части городского телеграфа с открытием четырёх городских станций в Москве; планом телеграфной станции №4 в Козицком переулке; перечнем из 33 городских станций и 40 телеграфных станций, открытых к 1880 г. в Москве и Московской губернии, соответственно, и др. На стенде в виде графика показан стремительный рост телеграфного обмена в стране (в млн. телеграмм) до конца XIX в.: 1893 г. – 13,3 млн.; 1897 г. – 16,7 млн.; 1900 г. – 19,3 млн.

Книжными раритетами, по которым можно выверять важнейшие события начального этапа развития телеграфа в России, являются музейные книги и документы конца XIX – начала XX вв.: “Устав телеграфный”, изданный в С.-Петербруге в 1876 г.; “Исторический очерк. Почта и телеграф в 19 столетии”, изданный типографией МВД в 1901 г.; издание Главного Управления Почт и Телеграфов; “Постановления по телеграфной части” 1910 г. и “Почтово-телеграфные журналы” 1892-1919 гг. и др.

Рис. 2. Здание московской центральной телеграфной станции

В связи с устройством сети городского телеграфа Москвы в 1869 г. телеграфная станция из Газетного переулка, где она размещалась в течение 10 лет, переводится в специально приспособленное казённое здание на Мясницкой улице, рядом с почтамтом (рис. 2). В этом здании Московская центральная станция проработала ровно 60 лет, до 1929 г. Большой раздел музея посвящён строительству нового здания Центрального телеграфа на Тверской. В прошлом году минуло 80 лет со дня его возведения. После переезда советского правительства в 1918 г. из Петрограда в Москву Центральный телеграф становится главным телеграфом страны. Многократно увеличивается объём передаваемых телеграмм. Телеграфу на Мясницкой всё тяжелее справляться с возрастающей нагрузкой. Как и до революции, специалисты телеграфного ведомства ставят вопрос о строительстве нового здания, в котором можно разместить больше телеграфной техники и персонала.

После окончания гражданской войны и развёртывания в стране масштабного строительства потребность в телеграфной связи всё более возрастала. С 1923 г. Наркоматом почт и телеграфов (НКПиТ) велась проработка вопросов строительства нового здания. Только в 1925 г., после решения вопроса о выделении места для строительства нового здания, специалисты НКПиТ смогли приступить к реализации своих замыслов. В музее имеется полный текст программы “Конкурса на составление проекта здания Московского Центрального телеграфа, радио-узла и междугородной телефонной станции” на улице Тверской и проектные предложения десятка архитектурных мастерских и известных архитекторов, включая академика архитектуры А.В. Щусева, архитекторов Л.А. и А.А. Весниных и др. На торжественном митинге 22 мая 1926 г. было объявлено о начале строительства, и в фундамент нового здания телеграфа заложена памятная доска. Возглавил строительство И.И. Рерберг, проект которого был одобрен конкурсной комиссией.

В 1927 г. здание, в основном, было возведено, о чем свидетельствует надпись, выложенная при входе в здание со стороны Тверской улицы (под глобусом). В музее имеется прекрасно выполненный в архитектурной мастерской макет нового здания Центрального телеграфа. В ночь с 10 на 11 августа 1929 г. все связи со старого здания были переключены в новое здание на Тверской улице, дом 7. Официальное открытие его состоялось 29 августа 1929 г. Это здание стало называться Домом связи им. В.Н. Подбельского (нарком почт и телеграфов с апреля 1918 г.). Здесь размещались: Центральный телеграф, междугородная телефонная станция, почтовая районная контора, Народный комиссариат почт и телеграфов, Центральная лаборатория связи (с 1932 г. Научно-исследовательский институт связи), радиоузел и радиотеатр, откуда велись трансляции передач на всю страну. Сохранились воспоминания ветеранов о встречах в стенах телеграфа с выдающимися артистами того времени, с диктором Всесоюзного радио Юрием Левитаном, который во время войны вёл передачи из радиостудии, расположенной в здании ЦТ. Второе название – Механизированный дворец – зданию дали его сотрудники, труд которых максимально облегчался различными устройствами, включая ленточные транспортеры, грейферные линии, пневмопочту и другие приспособления. Фрагмент загрузочного узла пневмопочты представлен в музее, а в некоторых местах здания сохранились пакеты десятков труб пневмопочты.

Уникальными экспонатами музея истории ЦТ являются часовые системы здания – о двух из них необходимо сказать особо. Ещё в Положении о приёме и передаче телеграфических депеш по электромагнитному телеграфу, утвержденном императором в 1855 г., имелся особый параграф 147 “... о поверке часов всех станций на всех телеграфах империи... ”, что свидетельствовало о том, какое большое внимание уделялось точному времени на телеграфной службе.

Рис. 3. Электрочасовая станция ЦТ

Рис. 4. Башенные механические часы

Рис. 5. Полевой телеграфный аппарат Морзе

Понятно, что сотрудники во всех помещениях телеграфа, во всех телеграфных службах должны работать по единому точному времени. С этой целью при возведении здания была смонтирована электрочасовая станция (ЭЧС), изготовленная фирмой “Сименс и Гальске”. ЭЧС – удивительно красивое изделие, представляющее собой шкаф-корпус из натурального дерева (по фасаду – 4 м, ширина – 1 м, высота – 2 м) с мраморными панелями и приборами, обрамлёнными латунью. В этом шкафу размещены первичные часы. Часовая станция, которая бесперебойно работает уже восьмой десяток лет, как и положено, размещена в “сердце” телеграфа – кроссе, откуда от первичных часов по проводам передаются часовые импульсы на все вторичные часы здания (рис. 3).

Кроме того, на Центральном телеграфе имеются свои “куранты” – башенные механические часы, установленные в чердачном помещении здания. Часы показывают время на двухметровом циферблате, расположенном на верху здания, они хорошо видны при подходе к телеграфу со стороны станции метро “Охотный ряд”. Более 80 лет колокол наших башенных часов на крыше здания отмечает боем каждые полчаса и час. Особое восхищение у посетителей музея вызывает процедура завода башенных часов, когда смотритель лебедкой поднимает две пятипудовые гири, обеспечивая тем самым недельный ход и бой часов (рис. 4).

Много необычного можно узнать в музее о здании телеграфа в центре столицы – здании, которое многие москвичи хорошо знают с детства. Например, о том, что в первое десятилетие советской власти в здании ЦТ предусматривались не только обширные производственные помещения (общая площадь здания свыше 50 тыс. кв. м), но и квартиры для высшего технического и административного персонала телеграфа, детские ясли, механические прачечные, столовые, помещения для партийных и профсоюзных организаций (зал общих собраний, библиотека, читальня и пр.) и другие помещения для обеспечения нового социалистического быта, как его понимали в то время. В подвале здания для каждой квартиры были предусмотрены персональный сарай для дров и ледник для продуктов...

Как и в других технических музеях, в нашем музее наиболее ценными экспонатами являются различные устройства. На особом счету – оригиналы телеграфной аппаратуры. Возраст отдельных образцов перевалил за сотню лет. Гордостью экспозиции и самым почтенным по возрасту в коллекции телеграфных аппаратов является полевой аппарат Морзе отечественного производства. На деревянном ящичке аппарата выжжена надпись: “Г. И. У. 392 В. А. Ухинъ, 1904 г. ”. Прибор поражает утонченностью отделки и блеском латунных деталей (рис. 5).

В коллекции музея имеется пара телеграфных аппаратов Морзе производства фирмы “Сименс и Гальске”. Бирка на одном из аппаратов свидетельствует о годе и месте его производства: “Петроградъ. 1916 г. ”. Механика этих старожилов до сих пор в отличном состоянии: пружины заводятся, механизмы надёжно подают телеграфную ленту. Среди электромеханических телеграфных аппаратов – ряд образцов, которые десятки лет несли службу на Центральном телеграфе: аппарат Бодо, аппарат Крида; ленточные аппараты: СТ-35, СТА и др.; рулонные аппараты LORENZ , Т-63, Т-100.

Перейдя к ряду электронных аппаратов, можно познакомиться с рулонными телеграфными аппаратами 1980-1990-х годов: РТА-80, М580 ( NEC ), F 2000 и F 2500 (ГДР), T 1000 S ( SIEMENS ), МТ 100 N ( OKI ) и др. Наши мастера восстановили работоспособность ряда ленточных и рулонных телеграфных аппаратов. Возможность своими руками отпечатать текст телеграммы на настоящем аппарате изумляет не только посетителей школьного возраста, но и взрослых – студентов телекоммуникационных колледжей и вузов.

Достаточно полно в музее представлена фототелеграфная техника: аппараты “Нева”, “ФТАП”, “Штрих-М”, “Изотоп”, HELL , импортные факсимильные аппараты 80-90-х годов. В музее есть оригинал фототелеграфного аппарата для передачи газетных полос, чему, пожалуй, могут позавидовать и ведущие музеи связи страны. Имеющийся у нас передающий аппарат “Газета-2” (экспонат весом с тонну) поступил в музей сравнительно недавно, прямо из цеха передачи газетных полос, расположенного в здании на улице Правды. Там много лет работают редакции ряда центральных газет страны. Из редакций готовые полосы газет сдавались специалистам телеграфа, которые в считанные минуты по подготовленным каналам проводной, радиорелейной и спутниковой связи передавали их в столицы союзных республик, областные центры страны и за рубеж. С 1964 г. по 2000 г. специалистами телеграфа были переданы из Москвы сотни тысяч газетных полос, по которым полиграфисты отпечатали несколько десятков миллиардов экземпляров газет.

В музее также представлена аппаратура тонального телеграфирования разных лет выпуска и различного назначения: ТТ-144, ДАТА, ДОТ, ТВУ-15Б, TgFM и др. Используемые ранее на Центральном телеграфе и снятые с эксплуатации автоматические коммутационные телеграфные станции (декадно-шаговые, координатные, электронные программируемые) представлены в музее отдельными их элементами или узлами. Разнообразен и широк парк измерительной техники, применяемой на Центральном телеграфе. В музее собраны наиболее интересные образцы разных лет как отечественного, так и импортного производства: измерительный комплекс П-300; двух- и трёхдорожечные ондуляторы для записи сигналов взаимодействия между станциями; размножители телеграфных сигналов и измерители краевых искажений; измерительные мосты и пр. Например, здесь представлен электронный измеритель искажений старстопных сигналов ЭИС-2, созданный в 1969 г. изобретателем А.В. Горбуновым. Невозможно передать все многообразие собранных в музее реле, радиоламп, образцов кабелей, транзисторов, миллиамперметров, ваттметров, вольтметров, различных вспомогательных устройств и приспособлений.

Рис. 6. Личные дела чиновников УМГТ

Одним из интереснейших и перспективных направлений изучения истории телеграфной службы, истории Центрального телеграфа является начавшаяся в нашем музее обработка свыше полутора тысяч личных дел чиновников Управления московских городских телеграфов (УМГТ). В УМГТ входили телеграфные станции Москвы, включая Московскую центральную телеграфную станцию (МЦТС). Именно так, с 1870 г., после открытия ряда станций (отделений) в Москве, стало именоваться наше предприятие. Имеющаяся в музее коллекция личных дел чиновников УМГТ охватывает период с 1869 по 1922 гг. Такого собрания оригиналов (не копий!) предположительно нет ни в одном музее страны! С трепетом открываем эти раритеты, пережившие три войны (русско-японскую 1905 г., первую мировую 1914-1917 гг. и гражданскую 1918-1922 гг.) и три революции (1905 г., февральскую и октябрьскую 1917 г.) (рис. 6).

Эти документы хранят не только производственные биографии наших предшественников, но и малоизвестные, интереснейшие факты истории предприятия, отрасли и столицы. Например, для того, чтобы стать телеграфистом (чиновником телеграфного ведомства), необходимо было подать прошение на имя самого императора. Первый лист личного дела чиновника начинался обращением соискателя должности следующими словами: “Всепресветлейший, Державнейший, Великий Государь Император Николай Алексеевич. Самодержец Всероссийский, Государь Всемилостивейший! Желая поступить на службу Вашего Императорского Величества в должности почтово-телеграфного чиновника... ”. Далее перечислялись прилагаемые документы (аттестат, метрическое свидетельство и пр.), а также просьба о разрешении поступить на обучение телеграфной службе. Прошение писалось собственноручно соискателем красивым каллиграфическим почерком и оплачивалось им же, о чём свидетельствовали наклеенные на прошении пошлинные марки. Кстати, пара марок стоила около двух рублей. Значительная сумма по тому времени, и это при том, что неизвестно, каков будет ответ ведомства –положительный или отрицательный!

По получении прошения канцелярия телеграфа официально запрашивала московского градоначальника, нет ли с его стороны препятствий к удовлетворению полученного ходатайства. Положительный ответ звучал так: “... как в нравственном, так и в политических отношениях /следовала фамилия соискателя/ ни в чём предосудительном замечен (а) не был (а)... ”. Далее будущий чиновник должен был подписать два обязательства: 1) что он ни к каким масонским ложам и тайным обществам не принадлежал и принадлежать не будет; 2) сохранять в совершенной тайне содержание всех телеграмм, которые дойдут до его сведения, не открывать посторонним лицам, кем и кому телеграммы были поданы”.

Кроме того, соискатель в одном из обязательств подтверждал, что в случае неосвоения курса он не будет претендовать на должность и повторит курс обучения. Обучение будущие телеграфисты проходили здесь же, на телеграфе. Надо заметить, что телеграфная школа при Центральном телеграфе была создана в 1871 г. Во время празднования в 1971 г. 100-летия со дня основания телеграфной школы отмечалось, что через её классы за эти годы прошли многие тысячи будущих сотрудников телеграфа.

Несмотря на представленные соискателем в канцелярию документы об окончании начальной школы, гимназии или училища, его на телеграфе подвергали собственному, довольно строгому экзамену. Экзамен включал, в зависимости от будущей должности, проверку знаний по русскому языку, арифметике, физике; владению не менее чем двумя иностранными языками: немецким и французским. Требования к телеграфистам по знанию иностранных языков были связаны с тем, что уже к 1855 г. были построены телеграфные линии к Риге, Варшаве и далее к прусской границе, а на телеграфных станциях принимались к передаче депеши на любом из трех языков: русском, немецком или французском. Практически в каждом личном деле чиновника имеется экзаменационный лист с оценками по выдержанным испытаниям: знанию телеграфных аппаратов, телеграфных правил и пр. К экзаменационному листу обязательно прикладывался лист с диктантом на трёх языках с оценками и подписями двух-трёх проверяющих.

Наконец, по Управлению отдавался приказ: “... согласно прошению /следовала фамилия/ определён на службу в штат УМГТ на должность чиновника 6 разряда высшего (низшего) оклада, по вольному найму, с /следовал день месяца/ 19__г. ”. Оформлялся и вшивался в личное дело послужной список, в котором тщательно записывались все данные о чиновнике при его поступлении. В последующем сюда вносились все изменения по службе, заслуги, награды и пр. Здесь же указывалась определенная чиновнику зарплата, например, при начале службы: жалованье (380—400 руб.), квартирные (100-120 руб.), столовые (100-130 руб.). И это всё в годовом исчислении.

Канцелярия Управления (УМГТ) выдавала на руки чиновнику предписание, в котором указывалось, каким приказом и с какого числа он зачислен на службу и предлагалось в определённый день и час прибыть для приведения к присяге в Почтамтскую Святого Архангела Гавриила церковь (церковь в настоящее время действующая; она находится в Архангельском переулке, возле Моспочтамта на Мясницкой). Кроме того, чиновнику также предписывалось: “... в течении двух месяцев изготовить себе форменную одежду установленного образца, в какой и явиться на службу по истечении означенного срока”. При принятии присяги чиновник должен был подписать Клятвенное обещание, начинающееся словами: “...обещаюсь и клянусь Всемогущим Богом, перед святым Его Евангелием... ”. После этого канцелярией направлялось сообщение в типографию “Московских губернских ведомостей” для публикации сообщения, кто и на какую должность определён на службу в управление. Также здесь публиковались сообщения об уходе чиновника в отпуск, перемещении или увольнении со службы.

По личному делу мы видим, как чиновник растёт, переходя от низшего разряда к высшему (от 6-го к 5-му разряду и выше). Заметим, что личных дел начальников станций (отделений), других руководителей из телеграфного ведомства в нашем архиве всего несколько. Вполне возможно, что личные дела чиновников 1-4 разрядов хранились отдельно и впоследствии были изъяты из архива. До 70-х годов XIX в., на телеграфе работали, в основном, военнослужащие. Позднее они был заменены чиновниками по свободному найму.

Телеграф в разные годы имел различную подчинённость. С 1851 по 1864 гг. он входил в Главное управление путей сообщения и публичных зданий; в 1864-1868; 1880-1881 гг. телеграф находился в Почтовом департаменте и в Министерстве почт и телеграфов; в 1868-1880 гг.; 1881-1917 гг. телеграф входит в Министерство внутренних дел. В мае 1917 г. Временное правительство преобразовало Главное управление почт и телеграфов в Министерство почт и телеграфов. В декабре 1917 г. министерство преобразовано в Народный комиссариат почт и телеграфов, сокращенно “Наркомпочтель” или НКПиТ, позднее телеграф стал подчиняться Наркомату связи и Министерству связи.

Сотрудник телеграфа, вплоть до конца XIX в., находился на государственной службе. В период подчинения телеграфа МВД были особые ограничения при приёме на службу и строгости при её исполнении. Ряд ограничений касался и личной жизни чиновников. Например, чиновнику телеграфного ведомства непросто было жениться или выйти замуж. Существовал особый порядок, который включал получение личного разрешения управляющего московских городских телеграфов на право сочетаться законным браком. Женщин для работы на телеграфе разрешили принимать в 1865 г., но только на телеграфы Москвы и Санкт-Петербурга. Практически только с 1871 г. женщин стали принимать на телеграфную службу по всей России при обязательном условии, что они не замужем и не имеют детей. Согласно докладу министра МВД от 16. 05. 1865 г. “... из замужнихъ женщинъ принимаются только те, которыя состоят въ замужестве за чиновниками телеграфного ведомства. Оне помещаются, при открытии вакансий на те станции, где служатъ их мужья, съ тем, чтобы последние въ случае болезни первыхъ, исправляли за них служебные обязанности” (стиль первоисточника сохранен).

Продолжение следует

Статья опубликована в журнале «Электросвязь: история и современность» № 1 2008 г.
Перепечатывается с разрешения редакции.
Статья помещена в музей 11.06.2009






Рекомендуемый контент




Copyright © 2010-2017 housea.ru. Контакты: info@housea.ru При использовании материалов веб-сайта Домашнее Радио, гиперссылка на источник обязательна.