Первые электротехнические институты России

К середине XIX столетия теоретическая и экспериментальная наука об электричестве заняла выдающееся положение среди остальных разделов физики. Начались практические разработки по применению электричества для телеграфирования по проводам. Многие изобретатели и учёные в Европе и Америке прилагали усилия к решению проблемы электрического телеграфа. Широкие круги любителей науки охотно посещали публичные лекции по гальванизму и телеграфии.

В России опытами с электричеством и телеграфированием в течение многих лет активно занимались академики П.Л. Шиллинг и Б.С. Якоби. Первый практически пригодный телеграфный аппарат П.Л. Шиллинг продемонстрировал в С.-Петербурге в 1832 г. В 1841 г. Б.С. Якоби создал пригодную конструкцию пишущего телеграфного аппарата и организовал связь между Зимним дворцом и Главным штабом в С.-Петербурге.

За рубежом также активно разрабатывались различные типы телеграфных аппаратов, наиболее удачным из которых был телеграфный аппарат американского живописца С.Ф. Морзе, продемонстрированный им в 1937 г. В России электромагнитный телеграф Морзе был использован в 1846-1847 гг. на первой железной дороге России между С.-Петербургом и Царским Селом. Однако он не оправдал возлагавшихся на него надежд: “Молния, кража медной проволоки послужили причиной закрытия телеграфа в 1848 г. В 1856 г. электромагнитный телеграф был вторично открыт” — писал в 1922 г. Д. И. Каргин [1].

На базе электрического телеграфа, на железнодорожном и морском транспорте, появились первые системы сигнализации. Это объяснялось тем, что применявшимся в то время оптическим и акустическим телеграфам были присущи многие недостатки. “Ненастная погода препятствовала правильному действию телеграфа и даже искажала сигналы, что могло привести к нарушению безопасности движения поездов”, писал Д. И. Каргин [1]. В то же время “быстрая и верная передача сигналов нигде не имеет такой важности, как на железных дорогах, для которых правильная и успешная эксплуатация без этого почти невозможна. Прежде употреблявшиеся акустические и оптические сигналы оказываются во многих случаях, при настоящем развитии железных дорог, далеко недостаточными. Они не только находятся в слишком большой зависимости от состояния атмосферы, от погоды и от разных случайностей, но и передают сигналы медленно и не всегда верно”, — отмечалось в работе В. Н. Листова [2]. “По этой причине за границею уже давно начали заменять их электрическими сигналами, введение которых, по мере развития движения по железным дорогам, оказывается все более и более необходимым, и можно ожидать, что в недалеком будущем у нас, как и в других странах, электрические сигналы будут считаться необходимым вспомогательным средством эксплуатации железных дорог”, — писал в 1874 г. М. Ф. Паротт [3].

Решение проблемы безопасности движения поездов началось в 1842 г. Именно тогда телеграфное дело из военного ведомства России, в котором оно пребывало, было передано в ведение Главного управления путей сообщения и публичных зданий, то есть основного пользователя телеграфной связью того времени. В состав Главного управления путей сообщения и публичных зданий вошло и телеграфное управление, в ведении которого уже находился оптический телеграф, эксплуатируемый на линиях Петербург — Варшава и Петербург — Кронштадт. Главная станция телеграфа размещалась в С.-Петербурге, в Институте корпуса инженеров путей сообщения. Кроме оптического, имелись ещё две линии электромагнитного телеграфа. Они служили для связи Главного управления путей сообщения с Зимним Дворцом в С.-Петербурге и с Царским Селом [4].

Развитию телеграфов в России во многом способствовала школа “телеграфических” сигналистов, которая была открыта в С.-Петербурге при Институте корпуса инженеров путей сообщения в 1842 г. Так было положено начало профессиональной подготовке в России специалистов по телеграфной связи и сигнализации. Выпускники школы успешно справлялись со строительством и эксплуатацией оптического и первыми попытками применения электромагнитного телеграфа [5].

Началом широкого внедрения и использования электрического телеграфа в России и на железных дорогах можно считать 1851 г., когда после завершения строительства железной дороги С.-Петербург-Москва (1842-1951 гг.), между двумя столицами и ещё 33 железнодорожными станциями этой дороги начал действовать электромагнитный телеграф с применением вначале телеграфных аппаратов Сименса, а затем — Морзе.

На железной дороге была организована служба телеграфа, которая подчинялась начальнику эксплуатации. “Во главе её стоял начальник службы телеграфа и при нём небольшая контора для ведения переписки и счетоводства и мастерская”. “Службе телеграфа поручают обыкновенно также содержание и ремонт электрических колоколов, электросемафоров, вызывателей и других приборов”, — отмечал В. Верховский [4].

В общем же, как писал М.Ф. Паротт, “в России электрические сигналы ещё не вошли во всеобщее употребление. У нас довольствуются одною, большею частью двумя и редко тремя телеграфными линиями, служащими для сообщения между станциями, и нередко обремененными ещё передачею частных телеграмм” [3]. Здесь следует обратить внимание, что телеграфы железных дорог обеспечивали не только управление движением поездов, но и передачу частных телеграмм. Выручка за частные телеграммы расходовалась на нужды телеграфа. Остальные расходы покрывались из выручки железной дороги. Передача частных телеграмм создавала много проблем для железных дорог. Поэтому в 1864 г. телеграфы железных дорог были переданы почтовому департаменту. Однако это не сняло остроты проблемы, а привело к новым осложнениям, возникла даже “кабала” почтового ведомства [1].

Как следует из отчетов Главного управления путей сообщения и публичных зданий, в 1858 г. телеграфные линии соединяли С.-Петербург с 21 губернским городом. Протяжённость линий составляла более 10 тыс. км. Для этого было подвешено 12,3 тыс. км проводов, построены 63 телеграфные станции. Через два года к телеграфной сети связи было присоединено ещё 23 губернских города, Протяжённость линий возросла до 18,2 тыс. км при 24,3 тыс. км проводов. Число телеграфных станций возросло до 151, на них было установлено 335 телеграфных аппаратов [2].

В последующие два года была организована телеграфная связь Казань — Иркутск, и далее по берегу реки Амур до Николаевска. В результате С.-Петербург и европейская часть России получили телеграфную связь со всеми крупными городами Сибири, а также Дальним Востоком.

Несмотря на кажущиеся успехи в деле строительства и распространения телеграфной связи, Россия всё же значительно уступала европейским государствам. Так, в 1897 г. такой показатель, как число телеграмм на 100 жителей страны в России составлял 10,8 телеграмм (последнее место в Европе), в Великобритании и Ирландии — 202,3 (первое место), во Франции — 102,7, в Германии — 67,8 телеграмм [8].

С организацией службы телеграфа на С.-Петербурго-Московской дороге встал вопрос о введении в учебный план Института корпуса инженеров путей сообщения специального предмета — телеграфии (1854). Как часто бывает, единого мнения по данному вопросу у членов Учёного совета института не было. Часть профессоров считала, что при наличии школы “телеграфических” сигналистов для будущих инженеров достаточно ограничиться краткими сведениями о телеграфе, и изложение основных понятий о телеграфе следует отнести к курсу сухопутных сообщений. Своё мнение они обосновывали перегруженностью учебного плана специальными дисциплинами и подкрепляли Уставом института, где чётко было указано, что “каждый час, затраченный на изучение того предмета, который впоследствии буде не нужен, есть потерянный час жизни, даже хуже, час, отнятый от настоящего необходимого изучения” [3]. Другая часть профессоров, опираясь на практический опыт применения телеграфов в организации и обеспечения безопасности движения поездов, настаивала на введении обязательного предмета по телеграфии. При этом они тоже ссылались на Устав института, где отмечалось, что “предметы общие при самом начале образования не могут преподаваться безразлично, но непременно должны развиваться более или менее, смотря по требованию будущей специальности молодого человека” [6].

После долгих споров и дискуссий только в 1858 г. было принято половинчатое решение — преподавать телеграфию как необязательный предмет. Однако телеграф продолжал развиваться и в “применении электричества к железным дорогам достигнуты значительные успехи; вероятно, что за сим последуют новыя усовершенствования, которые будут содействовать в сильной мере обеспечению безопасности, и это весьма желательно” [6].

В этих условиях в 1864 г. Институт корпуса инженеров путей сообщения был преобразован из военного в гражданский Институт инженеров путей сообщения, и его конференция приняла решение “преподавать в институте курс телеграфов, как отдельный предмет” и в более расширенном объёме. Для улучшения преподавания телеграфии институт приобрел “коллекцию передаточных снарядов”, т. е. телеграфных аппаратов и трансляций для усиления гальванического тока при действии “телеграфических аппаратов”. Часть занятий студенты проводили в Главной телеграфной станции при Министерстве путей сообщения. Конечным этапом изучения предмета было составление проекта и сметы на организацию телеграфной связи на железной дороге.

Однако ни школа “телеграфических” сигналистов, ни Институт инженеров путей сообщения не могли решить проблему кадров для телеграфов России. Поэтому в 1883 г. была организована первая в России Телеграфная школа, послужившая впоследствии образцом для местных окружных школ. Одновременно была начата разработка вопроса об устройстве специального училища для подготовки телеграфных техников. И в 1886 г. в С.-Петербурге состоялось открытие Технического училища почтово-телеграфного ведомства — первого в России специализированного учебного заведения связи.

Н.Г. Писаревский

Директором Технического училища был назначен Николай Григорьевич Писаревский (1821-1895), известный специалист в области техники связи, автор ряда книг по физике и электротехнике, электрическим измерениям, сооружению линий связи, до этого много усилий приложивший к поднятию общего образовательного уровня в России, развитию телеграфного дела. Ему принадлежали многие книги и брошюры по устройству телеграфных подземных и кабельных линий и др. В 1878 г. вышла первая его книга “Руководство по устройству воздушных телеграфных линий”, которая многие годы являлась справочником для телеграфных техников. Под его наблюдением производилось строительство подводной телеграфной линии через Каспийское море между городами Красноводск и Баку. Необходимо также обратить внимание на то, что Н.Г. Писаревский, очевидно, впервые в России написал руководства и инструкции по производству электрических измерений на воздушных и кабельных телеграфных линиях ( 1882 г.). Слушатели Технического училища проходили трёхлетний курс обучения со специализацией в области телеграфии. Кроме общенаучных и общетехнических дисциплин, в училище преподавались телеграфия, электрические измерения, телеграфная и почтовая служба. За период с 1886 по 1891 гг. училище окончили 52 человека, что было явно недостаточно для такой страны, как Россия.

Успехи выпускников училища во многом — заслуга Н. Г. Писаревского, который “с живым интересом относился ко всему, что касалось института и его питомцев. И по выходе последних он не терял их из виду, стараясь по возможности вовремя явиться каждому из них на помощь в различных перипетиях их новой служебной карьеры”.

В эти же годы в Институте инженеров путей сообщения усилиями выпускника института Г.К. Мерчинга был значительно расширен курс телеграфов. Он же ходатайствовал перед Ученым советом института о переименовании предмета “Телеграфия” в “Электротехника и телеграфия”. Совет института в 1891 г. принял решение назвать предмет “Электротехника”, а телеграфия вошла в него отдельным разделом. В программу раздела “Телеграфия”, кроме аппаратов Морзе, были включены также телеграфные аппараты Юза. Для того времени аппарат Юза был новинкой и рекомендовался для связи Министерства путей сообщения с управлениями дорог. В этот раздел были включены и предварительные сведения о телефонной связи [7].

В том же 1891 г. Техническое училище почтово-телеграфного ведомства отпраздновало пятилетний юбилей. После молебна преподаватель электротехники, инженер Г.К. Мерчинг (выпускник Института корпуса инженеров путей сообщения) выступил с речью о значении электротехники в культурном развитии XIX столетия. Оратор указал на быструю последовательность великих изобретений, на объединение ещё недавно разрозненных сведений в стройную и точную науку — электротехнику, обратил внимание на то, что вопросы электротехники дали толчок к более внимательному изучению теории электричества и описал прогресс отдельных частей электротехники за последнее десятилетие.

На торжественном собрании было также провозглашено, что училище с 1891 г. будет преобразовано в Электротехнический институт с четырёхгодичным курсом обучения, в котором будущие инженеры-электрики получат более широкое электротехническое образование.

Таким образом, в 1891 г. в России появился первое высшее учебное заведение — Электротехнический институт (ЭТИ), в котором подготовка специалистов велась по многим направлениям электротехники и, главным образом, по технике слабых токов, т. е. электрической связи. В утвержденном Положении об Электротехническом институте указывалось: “Электротехнический институт есть открытое учебное заведение, имеющее целью доставлять специальное образование, необходимое для занятия технических и административных должностей по ведомству почт и телеграфа, а также подготовлять преподавателей для местных почтово-телеграфных школ и вообще деятелей по разным отраслям электротехники”.

Первым директором Электротехнического института был назначен Н.Г. Писаревский, который продолжил начатое в Техническом училище дело. Среди преподавателей института также были видные специалисты по электротехнике и телеграфной связи: П.А. Войнаровский, И.Г. Фрейман, А.С. Попов и др. Как писал о Н.Г. Писаревском “Электротехнический вестник” (1985), “он был и директор, и ближайший наставник. Тяжела казалась эта бдительная и непрерывная опека для студентов, но конец венчает дело, и телеграфное ведомство с первых же выпусков получило прекрасных молодых электротехников, из которых многие уже получили теперь звания телеграфных инженеров”.

Первый выпуск студентов, окончивших Электротехнический институт, состоялся в июне 1893 г. В числе 14 человек — выпускников института, были М.М. Божко-Степаненко, впоследствии крупный специалист по телеграфной связи, и В.М. Нагорский, получивший в дальнейшем известность своими работами в области телефонной связи. Выпускникам было присвоено звание техника, причем 11 человек получили звание техника 1-го разряда, а трое — техника 2-го разряда. Все окончившие институт были назначены на должности младших механиков в различных периферийных почтово-телеграфных округах.

К концу XIX и началу XX вв. в России появилось несколько политехнических институтов, в том числе с.-петербургский, который был открыт осенью 1902 г. [7] Много дискуссий вызвало создание в нем электромеханического отделения (факультета). Это было связано с тем, что создание данного отделения совпало с периодом коренного преобразования С.-Петербургского электротехнического института, в котором всем отраслям электротехники уже было уделено должное внимание (чего не было прежде, когда институт, главным образом, служил нуждам почтово-телеграфного ведомства и основным предметом была техника слабых токов). Но в результате спорящие стороны сошлись на том, что сфера применения электротехники весьма обширна и можно надеяться, что для питомцев политехнического института также найдется немало работы — недаром почти все технические учебные заведения того времени поставили у себя преподавание электротехники настолько высоко, что могли выпускать специалистов, способных самостоятельно работать в этой области, хотя она и не являлась их основной профессией.

Главной задачей электромеханического отделения С.-Петербургского политехнического института стала подготовка специалистов по электромеханике (электрическая тяга, электропривод) и технике сильных токов, т. е. высоковольтным устройствам и линиям электропередачи с четырёхлетним сроком обучения.

В последующие годы выпускники этого института внесли весомый вклад в развитие высоковольтных устройств в радиосвязи России.

Следует отметить, что все вновь открытые институты в России в начальный период своего становления и развития находились в весьма неблагоприятных условиях. Это было связано с недостатком квалифицированных преподавателей по техническим дисциплинам, особенно профессоров, а также недостаточным финансированием. Поэтому, как писал журнал “Инженерное дело”, “новым учебным заведениям остается лишь возлагать надежду на то, что временно приглашенные ими в институты молодые преподаватели сами приложат все свои усилия, чтобы специализироваться в избранной области и выработать из себя надёжных и знающих профессоров. Ныне же нередко в некоторых отделениях весьма важные предметы не могут быть надлежащим образом поставлены прямо за отсутствием преподавателей” [7].

Возникал также вопрос об увеличении срока обучения с четырёх до пяти лет. Однако “увеличение числа лет до пяти или шести вряд ли может быть признано желательным, ввиду того, что молодого человека, прочно освоившего основы технических наук и показавшего полное умение толково и самостоятельно применить их на каком-либо одном или двух частных примерах, можно смело пускать в жизнь, предоставив ему самому вырабатываться в законченного инженера, и задерживать его в учебном заведении значит заставлять его непроизводительно тратить свои лучшие годы и свои молодые силы” [7].

Выпускники электротехнического и политехнического институтов содействовали развитию электротехники в стране. Многие из них посвятили свою жизнь развитию техники связи и сигнализации на железнодорожном транспорте. Среди них — Н.О. Рогинский, Д.И. Каргин, Н.В. Лупал, П.А. Азбукин, В.И. Коваленков, Д С. Пашенцев, Ф.Х. Чирахов, В.Н. Листов и др. 

Литература

  • Каргин Д.И. Начало сигнального дела на наших ж. д. — М.: “Транспечать”, 1922.
  • Листов В.Н. Начало электротехнического образования. — В сб. “Автоматика, телемеханика и связь на железнодорожном транспорте”. Вып. 169. — М.: Трансжелдориздат. — 1960.
  • Паротт М.Ф. Электрические сигналы на железных дорогах. Инженерныя записки — СПб.: Институт инженеров путей сообщения. Т. I . — 1874.
  • Верховский В. О международном железнодорожном конгрессе. — СПб.: Министерство путей сообщения. Т. IV , кн. П. — 1885.
  • Паротт М.Ф. Гальваническия батареи и законы электрического тока. — СПб.: Институт инженеров путей сообщения. — 1864.
  • Здоровцов И.А., Семенюта  Н.Ф. Начало электротехнического образования в России // Автоматика, связь, информатика. — 2002. — № 6. 
  • С.-Петербургский политехнический институт и политехнические институты — Киевский и Варшавский // Инженерное дело. — 1904. — № 2.
  • Промышленность и техника. Энциклопедия промышленных знаний. Т. 10. — СПб.: Просвещение. — 1900.
  • Статья опубликована в журнале “Электросвязь: история и современность” № 3 2007 г.
    Перепечатывается с разрешения редакции.

    Статья помещена в музей 26.05.2008 года






    Рекомендуемый контент




    Copyright © 2010-2017 housea.ru. Контакты: info@housea.ru При использовании материалов веб-сайта Домашнее Радио, гиперссылка на источник обязательна.