В. Д. Калмыков - конструктор,ученый, министр

На полигоне в тот день все шло, как и намечалось. Испытания проходили в назначенное время и длились ровно столько, сколько требовалось, чтобы убедить государственную комиссию, принимавшую новый прибор, в том, что он полностью отвечает своему назначению. Словом, шла обычная работа. Необычным было то, что в качестве испытателя в воздухе работал... "главный". Случилось так, что когда был назначен день приемки прибора госкомиссией, среди профессиональных испытателей не нашлось людей, достаточно подготовленных для работы со столь сложной техникой. И тогда лететь вызвался сам главный конструктор. В подвешенном под фюзеляжем самолета кресле-гондоле он должен был в условиях полета проверить работоспособность нового оборудования. Малейшая ошибка в пилотировании самолета при взлете и посадке грозила пассажиру гондолы гибелью. Но это не остановило ученого - испытания были успешно доведены до конца.

В этом эпизоде наглядно проявилась главная черта характера В. Д. Калмыкова. Чувство долга - превыше всего. В нужную минуту и самоотверженность, и решительность, и храбрость. Согласитесь: едва ли кто-нибудь стал бы требовать от главного конструктора, чтобы он взял на себя нелегкую и опасную роль испытателя.

Но у Валерия Дмитриевича была иная шкала требований к себе, иные представления о том, что он может и что должен. Именно на плечах таких людей страна выстояла в годы войны, с их помощью крепла в мирные десятилетия.

При жизни Валерий Дмитриевич Калмыков был мало известен широкой аудитории. Вернее - почти неизвестен. Ничего не поделаешь - такова участь многих создателей новой техники и в нашей стране, и за рубежом. Тем более - техники, связанной с обороноспособностью страны, развитием космических исследований. Лишь немногие знают, что он был среди первопроходцев, обеспечивших первый полет человека в космос.

В.Д. Калмыков

Биография Валерия Дмитриевича, казалось бы, не богата выдающимися событиями. Но за каждым фактом, каждым поворотом этой удивительной судьбы встает личность яркая, одаренная, неординарная.

Родился он в Ростове-на-Дону 28 августа 1908 г . Трудиться начал с 16 лет: работал электромонтером и учился в Ростовском индустриальном техникуме. Получил направление на завод "Москабель". И снова параллельно с работой учеба, на этот раз - в Московском энергетическом институте.

В 1935 г . молодой специалист был направлен инжене­ром-конструктором в НИИ-10 Министерства судостроительной промышленности (сегодня - НИИ "Альтаир"). Здесь он связал свою дальнейшую жизнь с созданием новой техники для армии. Уже в то время у В.Д. Калмыкова проявились яркие способности к конструкторской и научной работе. Среди коллег он выделялся смелостью замыслов, удачными техническими решениями.

Закономерно, что очень скоро его назначили сначала главным конструктором, затем - главным инженером и, наконец, директором.

Здесь, в институте, он отдавал все свои силы и талант конструктора, ученого и руководителя созданию новых видов вооружения для Советской Армии. Это был его вклад в победу над врагом. И высокую оценку этого труда - орден Ленина, полученный им в 1945 г ., можно с полным правом отнести к боевым наградам.

Тогда же, в 1945 г ., за успехи в развитии радио­локационной техники орденом Ленина был отмечен и институт, руководимый В. Д. Калмыковым. А еще четыре года спустя ученый был удостоен Государственной премии СССР.

В Кремле, после получения звания Героя Социалистического Труда в связи с полетом первого человека в космос (В.Д. Калмыков - в верхнем ряду крайний справа)

Послевоенные годы не сняли напряжения. Они по-прежнему оставались тревожными для тех, кто отвечал за обороноспособность страны. Международная обстановка тех лет была весьма сложной - над миром нависла атомная угроза. Политика атомного шантажа, опиравшаяся на монопольное владение США смертоносным оружием, ни на минуту не позволяла забывать о безопасности Родины.

Опасения были не напрасными. Много лет спустя стали известны планы нанесения атомных ударов с целью уничтожения мирных городов и населения СССР. Была определена и дата нападения - 1957 г . На территории нашей страны намечалось взорвать 333 атомные бомбы, уничтожить около 300 городов. Опасность была зримой: границы страны находились в плотном кольце американ­ских военных баз.

Страна только-только поднималась из руин, восстанавливая свое хозяйство. И, тем не менее, на укрепление обороноспособности, создание соответствующих предприятий, научно-исследовательских институтов выделялись необходимые средства.

В 1951 г . В.Д. Калмыков стал одним из руководителей программ, связанных с разработкой новых видов вооружения, позволяющих противостоять возможному агрессору. Именно тогда в кратчайшие сроки были созданы образцы ракетного оружия, превосходившего по своим характеристикам аналогичное вооружение армии США. Заслуги В.Д. Калмыкова в реализации этих программ были отмечены двумя орденами Ленина и еще одной Государственной премией СССР.

На полигоне в Кубинке с маршалом Г.К. Жуковым, 1955 г.

Вскоре после этого В.Д. Калмыков возглавил Министерство радиопромышленности СССР, бессменным руководителем которого был долгие годы. На этом посту очень ярко проявился его талант руководителя и организатора промышленности. По инициативе В. Д. Калмыкова начали осуществляться многие крупные программы в самых передовых областях радиоэлектроники: вычислительной технике, спутниковой радиосвязи, ряду других.

Тех, кому довелось работать вместе с Валерием Дмитриевичем, всегда поражала его удивительная способность создавать вокруг себя особую атмосферу увлеченности, поиска, самоотдачи, целеустремленности. Авторитет министра был огромен. Но он никогда не давил, старался пробудить у людей интерес к работе. Самые сложные задачи ставил четко и ясно. И такой же четкости требовал в выполнении порученного дела. При обсуждении многих вопросов ему было трудно возразить - настолько сказанное им выглядело доказательным, убедительным, основательным. Работавшие под его руководством люди не раз демонстрировали редчайшую результативность. Что стояло за этим? Думается, отличное знание техники, увлеченность, упорный и целенаправленный труд.

Вот что рассказывал о Валерии Дмитриевиче Калмыкове его товарищ по работе Э.К. Первышин, бывший в начале 70-х годов заместителем министра радиопромышленности СССР, а после 1974 г . - министром промышленности средств связи:

"Валерия Дмитриевича Калмыкова я узнал в середине 60-х годов. И меня он поразил прежде всего как человечный руководитель. Чего греха таить, и были, и есть руководители, которые слышат только себя и позволяют себе недопустимый тон в разговоре. У Калмыкова, какие бы сложные и спорные темы с ним ни обсуждались, ничего подобного не было и быть не могло.

Я считаю Валерия Дмитриевича не только великолепным организатором, но и самым крупным ученым в области радиотехники. Когда он проводил совещания, на них невозможно было увидеть скучающие глаза или лица. Мы с коллегами уходили с них, пополнив свои знания. Особенно мне запомнилось неиссякаемое трудолюбие Калмыкова. В середине тех же 60-х у него был трудный период времени, когда сутками приходилось работать, чтобы в срок провести монтаж систем боевого управления и связи для сил стратегического назначения.

Вместе с Калмыковым тогда трудились такие выдающиеся советские конструкторы, как академик Н. А. Пилюгин, В. С. Семенихин, Б. В. Бункин, А. И. Савин и другие.

У Калмыкова всегда на все находилось время. Когда с должности генерального директора НПО "Каскад" я пришел в министерство, то поразился такому наблюдению: Валерий Дмитриевич часто по ночам с главным бухгалтером просчитывал плановые показатели и анализ хозяйственной деятельности каждого предприятия, входившего в структуру министерства. Удивило и то, что он никогда не отказывал никому из директоров заводов во встрече, вникал во все проблемы, причем не поверхностно, а по сути, потому что суть эту знал досконально. И, может быть, поэтому он и сгорел так рано..."

А вот как отзывается о Валерии Дмитриевиче бывший директор-главный конструктор НИИ-20, академик РАН, лауреат Ленинской премии, Герой Социалистического Труда В. П. Ефремов:

"При непосредственном руководстве В.Д. Калмыкова радиопромышленность стала одной из ведущих отраслей народного хозяйства. В недрах этой отрасли сформировались и выделились в самостоятельные Министерство электронной промышленности и Министерство промышленности средств связи СССР.

По инициативе В.Д. Калмыкова начали осуществляться многие крупные программы в самых передовых областях радиоэлектроники: по вычислительной технике, по спутниковой радиосвязи, по радиолокации, по технологии создания многослойных печатных плат, что способствовало широкому внедрению в вооружение и военную технику микроэлектроники.

Реализация этих программ позволила в дальнейшем создать современное вооружение для всех видов вооруженных сил: РВСН, ВМФ, ВВС, СВ. Войска противовоздушной обороны (ПВО) получили современные зенитные системы С-25, С-75, С-125, С-200, С-ЗООП. Были созданы системы противоракетной обороны (ПРО) страны.

Сухопутные войска впервые получили специально созданные с учетом специфических требований современные средства ПВО: зенитно-ракетные комплексы (ЗРК) "Стрела", "Игла", "Шилка", "Тунгуска", "Круг", "Оса", "Тор", "Куб", "Бук". Была создана первая система для борьбы с тактическими, оперативно-тактическими баллистическими ракетами большого радиуса действия С-ЗООВ, "Антей-2500". Для сухопутных войск была также разработана система разведки наземных целей.

Я говорю только о некоторых программах, координацией и реализацией которых занимался В.Д. Калмыков.

Хочу остановиться на ряде эпизодов, характеризую­щих Валерия Дмитриевича как человека с большой буквы.

Впервые мне посчастливилось встретиться с ним в 1945 г . По окончании Московского политехникума связи им. В. Н. Подбельского меня и моего друга направили на стажировку в НИИ-10. Нас принял директор института В. Д. Калмыков. Мы вошли в кабинет и увидели сидящего за столом человека в черном костюме, с орденом Ленина на груди. Прием длился минут 30. Директор рассказал нам о радиолокации, поинтересовался нашими успехами в техникуме и спросил, в какой области мы хотели бы стажироваться. Мы оба ответили: "Только в отделе приемных устройств". Наша просьба была удовлетворена.

У меня сложилось впечатление, что мы беседовали с очень доброжелательным, высокоэрудированным в технике человеком. Особо бросилось в глаза то, что он очень внимательно нас слушал, а ведь нам было тогда 18-19 лет!

В начале 50-х годов правительство СССР приняло решение о создании противовоздушной обороны Москвы. Была поставлена задача: сделать оборону столицу такой, чтобы к ней не мог приблизиться ни один самолет противника. Создание непроницаемой системы ПВО стало одним из важнейших государственных заданий. Для его выполнения были приняты особые меры. Организация работ по системе С-25 была возложена на специально образованное в Министерстве государственной безопасности (МГБ), возглавляемом Л. П. Берией, управление, вскоре преобразованное в Третье главное управление (ТГУ) при СМ СССР. Заместителем начальника и глав­ным инженером ТГУ был назначен В. Д. Калмыков.

В составе Министерства вооружения создается головная организация по разработке системы С-25 - конструкторское бюро № 1 (КБ-1). Заместителем главного конструктора комплекса С-25 был назначен А.А. Расплетин (позднее он возглавил эту разработку), который создал оригинальный вариант построения радиолокаторов наве­дения зенитных ракет на цели, определивший облик всей системы ПВО Москвы.

В этот период практически во всех НИИ и КБ Москвы прошла мобилизация инженерно-технических работников для настройки аппаратуры на заводах, а также для настройки образцов на подмосковных объектах. Будучи сотрудниками и аспирантами НИИ-20, я и еще шесть моих коллег были направлены на подмосковные объекты в качестве главных настройщиков. Настройка аппаратуры на объектах шла очень тяжело из-за больших изменений в конструкторской документации.

В этот период ТГУ осуществляло жесткий контроль за ходом всех работ. Расскажу об одной встрече с Валерием Дмитриевичем. На объектах не получалось сопряжение приемных устройств. Частотные характеристики не соот­ветствовали требованиям технических условий. Не выхо­дила стыковка устройств и у меня. Я попросил уполномо­ченного от ТГУ на объекте В.М. Каретникова разрешить мне выехать на 3 дня в НИИ-20 для решения этого вопроса (у меня появились технические предложения). Проведен­ные работы дали положительный результат. После моего доклада о результатах исследований В.М. Каретников предложил поехать к В.Д. Калмыкову и доложить ему результаты.

Валерий Дмитриевич посмотрел схему и частотные характеристики, позвонил А. А. Расплетину. Он сказал, что, по его мнению, все должно получиться, и просил принять меня.

А.А. Расплетин внимательно посмотрел схему и по­лученные результаты, затем сказал: "Кажется, все должно работать" и пригласил меня на следующий день приехать к ним в КБ-1 и настроить несколько предварительных усилителей промежуточной частоты. Это было сделано, и новую схему внедрили на всех объектах.

Этот случай показывает, что если руководитель профессионал (каким и был В. Д. Калмыков), то любые технические вопросы решаются в кратчайшие сроки.

В 1960 г . Совет министров СССР поручил НИИ-20 опытно-конструкторскую разработку ЗРК "Оса", который предназначался для прикрытия мотомеханизированных колонн на марше от ударов фронтовой авиации противника. Для НИИ-20 это было новое направление работ. Главная задача - обеспечить поражение низколетящих целей, а также автономность работы комплекса. Причем средства обнаружения, точного измерения координат цели и ракеты, а также средства поражения (ракеты) должны были быть размещены на одной самоходной единице.

Разработка комплекса "Оса" проходила чрезвычайно трудно. Были даже остановлены государственные испытания, а опытный образец возвращен на доработку. Разразился большой скандал. В. Д. Калмыков собрал большое совещание с участием разработчиков комплекса, представителей Министерства обороны. Был приглашен туда и я.

Докладывал директор НИИ- 20 М .М. Косичкин (он же был и главным конструктором ЗРК "Оса"). Выступление его было неудачным, так как в нем не было предложений, что делать дальше, не определены сроки и т.д. Все это вызвало гнев В. Д. Калмыкова, я никогда ранее не видел его в таком состоянии. Он прекратил совещание.

Мы вышли в приемную и ждали, что будет дальше. Спустя некоторое время из кабинета вышел заместитель министра Г. П. Казанский и пригласил меня в кабинет. Валерий Дмитриевич предложил мне занять должность директора института. Я категорически отказался, мотивируя это тем, что я, как главный конструктор только что закончил разработку ЗРК "Круг" и в настоящее время занят разработкой системы С-ЗООВ. Я приобрел к тому времени большой опыт разработчика, а должность директора - это не по мне. Тогда Валерий Дмитриевич предложил мне стать научным руководителем института. Отказать ему было очень трудно, и я дал согласие.

Прошел месяц, вдруг раздается телефонный звонок. У аппарата В. Д. Калмыков. Он говорит: "Вениамин Павлович, я себя чувствую неудобно, т.к. обсчитываю вас в заработной плате на 100 руб., поскольку нет такойдолжности "научный руководитель". Давайте договоримся с вами о должности "директор - главный конструктор". Директор - для зарплаты, а главный конструктор - для души". Этот случай говорит о большой человечности Валерия Дмитриевича, его заботе о людях.

После разработки новой конструкторской документации, изготовления опытных образцов и успешного проведения государственных испытаний комплекс "Оса" был принят в 1971 г . на вооружение сухопутных войск Советской Армии, и началось его серийное производство.

Валерий Дмитриевич внимательно следил за выполнением в установленные сроки разработок, за техническим уровнем изделия, требовал, чтобы тактико-технические характеристики разрабатываемого оружия не только не уступали зарубежным аналогам, но и превосходили их.

Министр часто бывал в НИИ-20, даже привозил с собой других министров-оборонщиков. На совещаниях он очень внимательно, не перебивая, слушал докладчиков. Я много раз докладывал ему, причем знал, что нельзя допускать вранья в технике. Он тут же брал логарифмическую линейку и проверял цифры, в которых сомневался.

Валерий Дмитриевич был увлекающимся человеком. Я знал, что если он приезжал устроить разгон за какие-либо упущения, то нужно ему предложить какое-нибудь свежее техническое решение, он начнет обсуждать новую идею, и разгон будет сдемпфирован!

За многолетнее знакомство с В. Д. Калмыковым я сформировал мнение о нем, как о человеке и министре. На мой взгляд, это был министр-государственник, патриот, профессионал в своей отрасли, а человеком он был добропорядочным, интеллигентным и обаятельным".

Родина по достоинству оценила заслуги В. Д. Калмыкова. В числе первых он получил орден Октябрьской Революции, был награжден семью орденами Ленина. Его вклад в создание советской космической техники отмечен высоким званием Героя Социалистического Труда. В Указе Президиума Верховного Совета СССР от 17 июня 1961 г . говорилось, что это звание присвоено В.Д. Калмыкову "за выдающиеся заслуги в создании образцов ракетной техники и обеспечение успешного полета советского человека в космическое пространство". Президиум Академии наук СССР присудил ему медаль в честь запуска в Советском Союзе первого в мире искусственного спутника Земли.

Памятная доска на доме (Тверская, д. 8, корп. 2), где жил В.Д. Калмыков

Два сувенира, подаренные соратниками в день 60-летия, были особенно ему дороги. Один представлял собой макет стартовой позиции ракетного комплекса с надписью: "Первому руководителю испытаний от ветеранов-испытателей". Другой - кусок исковерканного взрывом металла со словами: "Обломок американского самолета, сбитого при налете на Демократическую Республику Вьетнам советским ракетным оружием, созданным под вашим руководством".

Валерий Дмитриевич Калмыков был верным сыном Родины, вместе с другими выдающимися учеными и конструкторами, прославившим страну как родоначальницу первого искусственного спутника Земли, первого полета человека в космос.

Имя В. Д. Калмыкова увековечено в названиях двух заводов и Таганрогского радиотехнического института. Он принадлежал к тому беспокойному племени одаренных людей, чья жизнь, как писал В. В. Маяковский, воплотилась "в пароходы, в строчки и в другие долгие дела", в наше мирное сегодня. Собственно, тому, что оно оказалось возможным, мы и обязаны таким людям, каким был Валерий Дмитриевич Калмыков.

Статья подготовлена В.Ф. Горянниковой на основе литературных источников и воспоминаний коллег В. Д. Калмыкова.

Статья опубликована в журнале "Электросвязь"
Перепечатывается с разрешения редакции.

Статья помещена в музей 09.11.2006 года






Рекомендуемый контент




Copyright © 2010-2017 housea.ru. Контакты: info@housea.ru При использовании материалов веб-сайта Домашнее Радио, гиперссылка на источник обязательна.