История петербургского приборостроительного завода им. А.А. Кулакова

В 2006 г. петербургский приборостроительный завод им. А.А. Кулакова (ОАО «Завод имени А.А Кулакова»), бывший электромеханический завод Н.К. Гейслера, отметил своё 110-летие.

В 1896 г. по Петербургской стороне, на улице Грязной (в настоящее время улица Яблочкова, дом 12) выросло первое здание Электромеханического завода Н.К. Гейслера, однако его история началась гораздо раньше.

Н.К. Гейслер

Николай Карлович Гейслер, основатель завода, родился в Санкт-Петербурге 2 января 1850 г. в семье выходцев из Германии. Отец со дня своего рождения жил в Санкт-Петербурге, имел небольшую мастерскую. С детства Н.К. Гейслер помогал отцу и постепенно научился слесарному делу.

Ещё в школе он очень любил уроки физики, был замечен учителем, который стал привлекать мальчика к работе в физическом кабинете.

После окончания школы и гимназии юноша пошел работать в Петербургскую телеграфную контору младшим механиком. Днём он работал, а вечером учился в телеграфной школе.

С окончанием телеграфной школы и за хорошие успехи в телеграфной технике Н.К. Гейслера назначили старшим механиком телеграфа. В 1871 г. он был принят механиком на завод немецкой фирмы «Сименс и Гальске».

Н.К. Гейслер был талантливым человеком, он неоднократно внедрял на заводе свои разработки и усовершенствования. Так, например, он предложил и сам изготовил несколько образцов станков для намотки электромагнитов к телеграфному аппарату «Морзе» фирмы «Сименс и Гальске». Его станок со счётчиком увеличивал скорость намотки, повышал точность и качество намотанных электромагнитов. Он также предложил новую конструкцию электрического звонка. Звонок был прост и отличался высоким качеством звучания – тембр и частоту звука можно было менять по желанию заказчика.

В это время Н.К. Гейслер случайно знакомится с Яном Спаре (о нём мы знаем пока очень мало).

Ян Спаре был несколько старше Николая Карловича, но намного опытнее. Он сразу понял, что Н.К. Гейслер – замечательный механик, и предложил ему построить свой завод. Николай Карлович сказал, что всю жизнь мечтал иметь хотя бы свою мастерскую.

Друзья со своей идеей направились к техническому руководителю Санкт-Петербургского телеграфа Н.В. Исполатову. Предварительно они зашли в мастерскую телеграфа, где раньше работал Н.К. Гейслер, чтобы заручиться поддержкой И.Н. Деревянкина – механика, работавшего вместе с Н.К. Гейслером. Н.В. Исполатов внимательно выслушал просьбу об организации мастерской по ремонту телеграфных аппаратов и удовлетворил её. Воодушевленные, Ян Спаре и Н.К. Гейслер приступили к организации мастерской.

Так в 1874 г. появилась пока никем не замеченная новая мастерская по ремонту телеграфных аппаратов (Почтамтская ул., д. 1). В мастерской было всего три станка, в ней постоянно работали владелец и два наёмных рабочих. Именно тогда Н. К. Гейслером был заложен основной принцип работы – высокое качество всех выполняемых заказов.

В 1880 г. дело существенно расширилось – были сняты дополнительные площади, и в мастерской стали работать от 7 до 15 человек.

В 1884 г. Н.К. Гейслер пригласил на работу мастера с инженерным образованием – Людвига Христиановича Иозефа. Он сразу проявил себя как прекрасный организатор производства, изобретатель и инженер.

Вместе с Л.Х. Иозефом пришли и заказы по телефонии – ремонт телефонных аппаратов Бель-Бека (Л.Х. Иозеф был автором первого коммутатора для этих аппаратов). Н.К. Гейслер все заботы по организации производства, обеспечению материалами и сбыту передал Л.Х. Иозефу, а сам стал заниматься любимым делом – механикой.

В 1885 г. в мастерскую наведался специалист из Морского штаба. Он внимательно ознакомился с работами и предложил очень выгодный контракт в области телефонии. Л.Х. Иозеф, выполняя заказы Военно-Морского флота, стал видным специалистом, изобретателем некоторых приборов для морских судов.

В 1890 г. мастерская Н.К. Гейслера насчитывала 20 постоянно работающих специалистов.

Неоднократно офицеры Морского штаба недвусмысленно намекали ему, что возможны крупные заказы, но они не по плечу небольшой мастерской.

В 1895 г. Н.К. Гейслер на три месяца выехал за границу, чтобы изучить постановку работ и оформить кредит для расширения дела.

Получив 500 тыс. рублей, одна треть которых принадлежала «Вестерн Электрик Компани», Н.К. Гейслер купил участок земли и сразу приступил к строительству завода (Грязная ул., д. 12). Через год, в 1896 г., здесь уже было четырёхэтажное здание, котельная с трубой и надворные постройки, вся территория обнесена деревянным забором. Над воротами красовалась вывеска: «Н.К. Гейслер. Электромеханический завод».

Завод состоял из мастерских (цехов): слесарной, столярной, механической, токарной и сборочной. Кроме того, была кладовая, контора и чертёжная (прототип конструкторского бюро).

К концу 1896 г. число работающих достигло 100 человек, среди них было пять мастеров и шесть служащих.

С 1901 г. завод изготовлял:

  • телеграфные станции Уитстона;
  • индукторные телефонные аппараты;
  • телефонные коммутаторы;
  • швейцарские телеграфные коммутаторы;
  • пожарные сигнализации;
  • более упрощенные, чем ранее, приборы по управлению артиллерийским огнем, рулевые указатели и минные передатчики для Морского ведомства.

С 1901 г. на службу был приглашен инженер М.А. Мошкович, впоследствии очень много давший заводу благодаря конструированию новейших изделий, в особенности в области артиллерийских и судовых приборов.

В 1902 г. Петроградским Городским Управлением был объявлен конкурс, как тогда говорили «торги», на постройку новой городской телефонной станции с центральным вызовом. Конкурировали в торгах три фирмы: заводы «Сименс Гальске», «Эрикссон» и «Н.К. Гейслер».

Постройка станции была отдана фирме «Н.К. Гейслер», поскольку ею были предложены более подходящие условия, но в это время Н.К. Гейслер скоропостижно скончался. Он страшно волновался по поводу заказа, ибо будущее завода он видел в постройке телефонной станции, от которой действительно зависел расцвет предприятия. Управление заводом перешло к двум лицам: директором стал Л.Х. Иозеф (он был родственником Н.К. Гейслера), техническим директором — Э.Э. Отто.

В 1903 г. начались работы по постройке Петербургской телефонной станции, а также изготовление водонепроницаемых судовых телефонов, угломеров, дальномеров; завод выпускал телеграфные аппараты системы Бодо, велась подготовка к производству электроизмерительных приборов. Остальные приборы выпускались, как и раньше.

К концу 1905 г. постройка телефонной станции была закончена, и она начала функционировать.

С 1906—1909 гг. к изготовлявшимся ранее на заводе изделиям добавились новые: телеграфные аппараты Муррея, телефонные аппараты центральной батареи, дальномеры Барр и Струд. Значительно расширилось производство электроизмерительных приборов: омметров, карманных вольтметров, амперметров и миллиамперметров, гальванометров, гальваноскопов и др. Продолжились строительство телефонных коммутаторов и работы по расширению Петербургской телефонной станции.

В январе 1908 г. по неизвестной причине на заводе возник пожар.

Сгорело все, что находилось в главном 4-этажном корпусе завода. На время его восстановления, дабы не прекращать работы, был арендован завод Любарского.

В 1909 г. завод был восстановлен, над главным корпусом надстроен пятый этаж, устроен каменный переход из главного корпуса в двухэтажный, над которым также надстроили третий этаж.

С 1909 г. «Электромеханический завод Н.К. Гейслер и К°» был переименован в «Акционерное Общество Электромеханического и Телеграфного Завода Н.К. Гейслер и К°». Основной капитал составлял 750 тыс. рублей, часть из них принадлежала, кроме «Вестерн Электрик Компани», телефонной фабрике «Э. Цвитуш» в Шарлоттенбурге (Берлин). Впрочем, последняя также входила в объединение «Вестерн Электрик Компани». Руководителями завода остались те же лица.

Рост заказов и развитие производства вновь создали необходимость расширения завода и мастерских. Выполнение военных заказов давало колоссальные прибыли, часть которых можно было употребить на расширение производства.

В начале 1911 г. началась постройка нового здания, соединенного со старым. К концу 1912 г. постройка была закончена, а в 1913 г. был куплен находившийся рядом с заводом участок с тремя домами (Грязная ул., № 10). Завод оснащается лучшим оборудованием и новейшими станками.

Мировая война чрезвычайно благоприятно повлияла на развитие предприятия: военными заказами завод был загружен чуть ли не на 90%, выпускалось около 200 различных видов изделий. 50% из этого количества приходилось на артиллерийские приборы, судовую водонепроницаемую телефонию.

1916 г. был годом полной загрузки завода. В этот момент в действии находилось около 420 различных типов приводных станков, 93 электромотора мощностью около 300 лошадиных сил.

Некоторые мастерские работали почти круглые сутки, день и ночь рабочие не отходили от станков. Интенсивность производства поднялась до неимоверных пределов.

Торговля завода к 1914—1915 гг. также развернулась довольно широко: отделения имелись почти во всех крупнейших центрах России и Сибири. В продаже телефонии завод удачно конкурировал с Сименсом и Эрикссоном, предлагая более низкие цены. Это было возможно благодаря гигантским прибылям, которые завод получал от военных заказов на судовые и артиллерийские приборы.

Кроме Петроградской телефонной станции на 70 тыс. абонентов, были построены, главным образом, в годы империалистической войны, полностью силами завода телефонные станции в следующих городах: Либаве – на 900 абонентов, Воронеже – на 900 абонентов, Херсоне – на 400 абонентов, Ярославле – на 1200 абонентов, Николаеве-Херсонском – на 1300 абонентов, Смоленске – на 1200 абонентов, Архангельске – на 1500 абонентов, Перми – на 1500 абонентов.

В начале 1918 г. строительство новых станций совершенно прекратились, и только в конце 1922 г. завод получил часть заказа на постройку Харьковской телефонной станции (10 тыс. абонентов) с искателями.

Революцию и гражданскую войну, как и все в России, завод пережил тяжело. Аннулирование военных заказов – частично правительством Керенского и целиком – советским правительством (в начале 1918 г.), привело к большому сокращению рабочих – по 100 человек ежемесячно. Завод начал хиреть.

С 1918—1920 гг. не было никаких новых технических разработок. Судовой сигнализационный отдел закрыли, остальные работали очень слабо. Производство наиболее сложных изделий, как, например, телеграфных станций Уитстона, прекратилось совершенно.

После окончания гражданской войны завод перешел к мирному труду. С введением госснабжения в ноябре 1921 г. голод отступил, и можно было работать интенсивнее, чем раннее.

В октябре 1921 г. на Петроградской телефонной станции произошёл пожар – её восстановление было поручено нашему заводу. Все силы были брошены на быстрое возрождение станции, и она заработала в январе 1922 г.

Кроме указанных выше работ, с 1921 по 1922 гг. производились: швейцарские телеграфные коммутаторы нового образца конструкции инженера М. А. Мошковича, телефонные искатели, селекторы с центральными селекторными станциями и другие изделия, кроме судовых. Все последние разработки были новыми для завода – это говорит о том, что, несмотря на тяжёлые условия жизни, техническая мысль на предприятии не замирала. Общее количество всех видов изделий, изготовляемых тогда на заводе, доходило до 70.

Нужно заметить, что в годы восстановления народного хозяйства и перестройки управления, все электротехнические заводы были объединены в «Электротрест», в который входил и завод «Н.К. Гейслер и К°». После убийства директора Л.Х. Иозефа руководили заводом главный управляющий Э.Э. Отто, заведующий заводом инженер Г.А. Кук и главный инженер М.А. Мошкович.

В 1920 г. «Электротрест» был переименован в «Электросвязь», которая являлась отделом Петроградского совнархоза. Во главе завода стояли управляющий М.А. Мошкович и комиссар В. Юдельсон.

В конце 1920 г. Управление объединённых заводов слабого тока было преобразовано в «Петрогубэлектро», куда завод входил под названием «бывший Гейслера». Управляющим завода был М.А. Мошкович, заместителем его – М.А. Коршунов.

В начале 1922 г. возник Всероссийский трест заводов слабого тока, непосредственно подчиненный «Главэлектро». С апреля 1922 г. появилось новое руководство: директор – В.М. Кармашев, технический директор – инженер А. Ф. Колачевский. В конце того же года был назначен ещё один заместитель директора завода – А.П. Седов-Неволин.

В этом же году правление треста переименовало все за воды, входящие в состав треста. Завод «бывший Гейслера» был переименован в Петроградский телефонно-телеграфный завод им. тов. Кулакова. Имя А.А. Кулакова присвоено заводу по инициативе заводского комитета и коллектива Р.К.П.(б.). Алексей Афанасьевич Кулаков – столяр завода, геройски погибший в борьбе с белыми на Дону.

1922 г. стал для завода переломным – с тех пор интенсивность производства постоянно нарастала и по некоторым показателям достигла норм мирного времени.

В те годы подобных заводов в России не было. Бывшие заводы Эрикссона и Сименса по характеру производства хотя и были сходны, но наш завод имел индивидуальные особенности. Так, например, электроизмерительные приборы производились только на заводе им. А.А. Кулакова. Быстродействующие телеграфные аппараты Уитстона, Муррея, Бодо также выпускались исключительно у нас. С основания завода телеграфных станций Бодо было выпущено около 360, Уитстона – около 530, Муррея – 10.

В начале 1923 г. заводоуправление приобрело у города граничащий с заводом земельный участок, что дало возможность расширить двор почти вдвое и получить выход на Александровский проспект.

В 1922—1923 гг. правление Всероссийского треста заводов слабого тока поставило перед заводом задачи увеличения объёмов производства, дальнейшего расширения номенклатуры изделий за счёт освоения новых сложных приборов, аппаратов и систем.

В первую очередь, необходимо было решить вопрос подготовки кадров. Поэтому открыли собственную заводскую школу фабрично-заводского ученичества – ФЗУ.

На заводе была организована также широкая сеть производственного обучения путём прикрепления молодых рабочих к опытным высококвалифицированным рабочим. Всё это позволило заводу в достаточно короткие сроки подготовить необходимое количество квалифицированных рабочих нужных заводу специальностей.

Был также открыт свой заводской электромеханический техникум. В сентябре 1930 г. начались занятия. Работники завода получили возможность получить среднее техническое образование без отрыва от производства. Преподавательский состав техникума состоял из опытных специалистов – инженерно-технических работников завода.

Мы в то время не имели никакой информации о достижениях иностранных приборостроительных заводов в области организации производства, конструирования, передовой технологии и новых материалах. Поэтому Наркомат судостроительной промышленности командировал на зарубежные заводы часть сотрудников завода.

В числе многочисленной номенклатуры изделий, выпускаемых заводом, были и товары народного потребления. Так, на заре развития и становления радиофикации в нашей стране завод разработал репродукторы типа «Рекорд», которые отличались простотой конструкции, надёжностью и сравнительно низкой стоимостью. Они пользовались большим спросом и даже поставлялись на экспорт.

В 1934 г. директором завода был назначен В.И. Голубин. При нём началась серьезная реконструкция предприятия. Понимая всю важность задачи, он взял на себя решение многих сложных вопросов, в том числе связанных с обеспечением стройки необходимыми фондами, материалами и изделиями. В.И. Голубин уделял особое внимание развитию технического отдела, лабораторий и опытно-экспериментальной базы.

На протяжении 1932-1938 гг. были построены и введены в эксплуатацию пять новых корпусов. Кроме того, велось строительство трёхэтажного корпуса для размещения проходной, отдела кадров и телефонной станции.

Завод в годы первых пятилеток успешно решал задачи разработки и выпуска новых изделий. Он был единственным в стране, выпускающим различные приборы, станции и аппаратуру телеграфной связи.

Специалисты восстановили производство многократных магистральных телеграфных станций Бодо; обеспечили выпуск оконечных станций Уитстона, трансляции Уитстона, ондуляторов Уитстона, телеграфных аппаратов Ш-29 конструкции инженера А.Ф. Шорина. Коллектив завершил к XVII годовщине Октября разработку и изготовление первой партии нового телеграфного аппарата «НОТА-34» (нормальный однократный телеграфный аппарат разработки 1934 г.)

В то же время на заводе проводилась большая работа по созданию нового отечественного ленточного телеграфного аппарата старт-стопного типа на базе аппарата Т-14 фирмы «Моркрум-Кляйншмидт». Исследования проводились по большей части во внеслужебное время. Многие специалисты, отработав на своём основном участке, приходили вечером в специально отведённое помещение и долгие часы плодотворно трудились там. Общее руководство этой разработкой было возложено на заместителя начальника отдела № 20 Г.С. Кукеса. Конструкторскую часть работ обеспечивал Н.Г. Гагарин, технологические процессы разрабатывались под руководством Н.А. Позднякова, инженерная часть аппарата велась С.И. Часовиковым, производственной частью руководил В.К. Штейнфельс. Много полезного в процессе разработки и внедрения этого аппарата в серию сделал начальник отдела № 20 И.П. Федоров.

Так в сжатые сроки был создан новый телеграфный аппарат. На одном из оперативных технических совещаний единогласно было решено назвать его СТ-35 (советский телетайп разработки 1935 г.). Для проверки удобства эксплуатации на завод пригласили 10 опытных телеграфисток с ленинградского телеграфа, которые проработали на аппаратах несколько дней и внесли ряд ценных предложений и замечаний, улучшающих его конструкцию. Высокая культура разработчиков и производственников, талант конструкторов, опыт технологов и золотые руки механиков (И.С. Теплякова, П.С. Николаева, А.И. Коротко ва, П.А. Ширягина, А.И. Картошкина и начальника регулиро вочного участка И.И. Маянского) обеспечили аппарату СТ-35 завидное долголетие.

Завод, располагая квалифицированными специалистами по телеграфии, стал зачинателем производства средств закрытой связи.

В ноябре 1934 г. на завод им. А.А. Кулакова (тогда он на зывался завод № 209) приехал начальник Второго отделения Восьмого отдела штаба РККА капитан I ранга И.П. Волосок. Он должен был лично убедиться, сможет ли завод освоить выпуск новой продукции – шифровальной техники.

«Сложность предстоящей задачи, – сказал он, – заключается в том, что, поскольку ранее в стране никакой шифровальной техники не было вообще, ориентироваться придется только на самих себя», причем «прежде, чем завод начнет осваивать в производстве шифровальные машины, их надо ещё и сконструировать».

Была утверждена первая группа специалистов, которые должны были работать над этой проблемой, в составе В.М. Домничева, В.Н. Рытова, О.А. Примазовой и Е.П. Изотовой. Именно эти четыре человека положили начало новому направлению в отечественной технике, обеспечивающей скрытое управление войсками.

К концу 1935 г. (по сути, всего за шесть месяцев) группе удалось решить все принципиальные вопросы.

Как и планировалось, в начале 1936 г. специалисты приступили к непосредственному конструированию приборов, которое должно было завершиться выпуском комплекта документации для передачи в производство. Работа была распределена следующим образом:

  • шифровальную аппаратуру в целом и дешифратор взял на себя М.М. Домничев;
  • специальный трансмиттер конструировал В.Н. Рытов;
  • все четыре электромагнитных устройства разрабатывал Г.А. Андреев, а конструировал Н.М. Шарыгин;
  • доработка импортной электромеханической машинки «Мерседес» была поручена О.А. Примазовой;
  • доработки серийных перфораторов (заимствованных из телеграфной техники) в виде отдельных приборов осуществляла Е.П. Изотова.

Практически весь 1936 г. ушёл на разработку конструкции приборов и устройств, а в 1937 г. был завершен выпуск конструкторской документации на шифровальную аппаратуру «В-4».

Комиссия по проведению государственных испытаний рекомендовала принять «В-4» на вооружение. Соответствующий приказ Народного комиссара обороны СССР был подписан в середине мая 1938 г.

8 февраля 1938 г. был образован Комбинат техники особой, в который вошли отдел № 33 (состоявший из конструкторского бюро, лаборатории спецтехники и группы технологов) и сборочный цех специальной техники, созданный на базе опытного производства. По сути, внутри завода №209 разместилось небольшое автономное предприятие техники особой секретности. Возглавил комбинат Г.С. Кукес.

Шифровальная аппаратура «В-4», поступившая в эксплуатацию уже в конце 1938 г., была проста в использовании, имела минимальный набор органов управления.

Для повышения эффективности шифровальной связи необходимо было иметь несколько моделей, отвечающих требованиям различных уровней управления армией и флотом. Было принято решение начать предварительные работы по модернизации «В-4» в двух вариантах. Вариант аппаратуры, в которой все приборы шифровальной машины объединялись в единую конструкцию, предложили ведущие конструкторы В.Н. Рытов и П. Судаков. Вариант, состоящий из двух приборов, предложил ведущий конструктор Н.М. Шарыгин. В июле 1938 г. работу начали сразу по двум вариантам, и к концу года оба были готовы.

Однако уже при разработке первого варианта конструкции трансмиттер и дешифратор по многим параметрам и характеристикам превзошли аналогичные узлы базового изделия «В-4». При этом конструктивно они были значительно компактнее.

Во втором варианте машина состояла из двух приборов — «ТР-1001» и «ПГ-1001». М.Н. Шаргин проявил чудеса изобретательности, и в новых конструкциях смог применить максимальное число деталей из аппаратуры «В-4». Но самым существенным достижением конструкторов в обоих вариантах было создание встроенных в шифровальную машину оригинальных печатающих устройств их собственной разработки.

За основу для дальнейшей работы был взят второй вариант, а из первого использован трансмиттер, дешифратор и более компактное печатающее устройство.

В 1939 г. Н.М. Шарыгин успешно завершил работу, и с 1940 г. шифровальная машина «Изумруд» стала поступать в эксплуатацию параллельно с «В-4».

Шифровальная техника первого поколения («В-4» и «Изум руд») предназначались для штабов высшего уровня управления вооруженными силами, там, где циркулирует наибольший объём стратегической и оперативно-стратегической информации.

Но необходимость разработки шифровальной техники, одинаково пригодной для всех звеньев управления, становилась всё более очевидной. Было принято решение о финансировании опытно-конструкторской работы по созданию кодировочной машины «Кристалл» с дисковым шифратором.

В 1939 г. опытно-конструкторская работа завершилась, и после войсковых испытаний «Кристалл» был принят на вооружение. С 1940 по 1941 гг. машина выпускалась заводом № 209, а во время Великой Отечественной войны (1942—1945 гг.) – его филиалом в Свердловске (заводом № 707).

В декабре 1938 г. представитель Научно-испытательного института связи и особой техники РККА им. К.Е. Ворошилова привёз на завод технические задания на разработку шифрующих приборов-приставок: «С-306» – к телеграфному аппарату Морзе с питанием от сети, «С-307» – для журналистов с питанием от аккумуляторов, «С-308» – к телеграфному аппарату Бодо, «С-309» – к телеграфному аппарату «С-35». С институтом был заключен договор, после чего начались опытно-конструкторские работы.

Ответственными разработчиками шифрующих приборов были назначены:

  • О.А. Примазова – «С-306» и «С-307»;
  • Н.М. Шарыгин – «С-308»;
  • В.Н. Рытов – «С-309».

Во втором квартале 1939 г. работы по шифрующим приборам были закончены. После испытаний «С-308» и «С-309» были приняты на вооружение. С третьего квартала того же года на заводе начался их серийный выпуск, который продолжился в 1942—1944 гг. на заводе № 707 в Свердловске. Самым массовым прибором-приставкой стал «С-308».

В 1940 г. на заводе приступили к разработке нового военного буквопечатающего стартстопного телеграфного аппарата «НТ-20» со съёмным шифрующим прибором-приставкой. Конструирование телеграфного аппарата было поручено опытному ведущему конструктору П.А. Судакову. Созданная бригада после детального обсуждения технического задания разработала принципиальную схему и структуру телеграфного аппарата, после чего В.М. Домничев закрепил за каждым узлом ответственных разработчиков:

  • компоновка и увязка всех узлов, входящих в состав аппарата, и конструирование аппарата в целом – П.А. Судаков;
  • конструирование наборно-печатающего механизма – Н.М. Шарыгин;
  • разработка и конструирование специального съемного шифрующего прибора-приставки – В. Н.Рытов;
  • конструирование цоколя, в который входили старт-стопный привод, электрика, автостоп и контрольно-предупредительные устройства – Б.К. Кузнецов;
  • конструирование передатчика и деконверсатора – О.А. Примазова.

К концу 1940 г. опытные образцы были изготовлены, испытаны и после исправления выявленных дефектов переданы заказчику на государственные испытания, которые телеграфный аппарат «НТ-20» со съёмным шифрующим прибором прошёл успешно и был принят на вооружение. С января 1941 г. на заводе № 209 в Ленинграде была выпущена установочная партия «НТ-20», а в 1942—1944 гг. аппарат выпускался серийно и филиалом завода № 209 — свердловским заводом № 707.

В 1939 г. большая группа рабочих, ИТР, служащих и руководства завода была награждена орденами и медалями.

В середине июля 1941 г. было получено указание правительства о подготовке к эвакуации части завода. Было решено отправить в Свердловск цех по изготовлению и выпуску спецтехники и всего незавершенного производства по изделиям спецтехники и по аппаратам «СТ-35», наиболее ценного станочного оборудования, в том числе почти всех координатно-расточных станков.

В начале июля 1941 г. в Смольный был вызван директор завода А.А. Терещенко, и перед ним поставили задачу наладить на заводе производство пистолетов-пулеметов Дегтярева – ППД.

Основными работниками на заводе были в то время женщины и подростки, заменившие мужчин, ушедших на фронт или эвакуированных в Свердловск. Они под руководством оставшихся на заводе немногих квалифицированных рабочих самоотверженно трудились, выполняя заказы для фронта, для нашей Победы.

Несмотря на сложнейшую обстановку, завод уже в октябре передал фронту первую партию ППД. К декабрю 1941 г. производство ППД достигло запланированного уровня.

В августе 1942 г. директор завода А.А. Терещенко получил приказ об организации на заводе крупносерийного производства пистолетов-пулеметов ППС конструкции А.И. Судаева. К концу 1942 г. были изготовлены первые образцы ППС. Со второго квартала 1943 года завод начал серийный выпуск пистолетов-пулеметов ППС, постоянно увеличивая объёмы производства.

Только с февраля 1943 г. по июнь 1944 г. было изготовлено 98298 штук ППС. Удачное сочетание высоких тактико-технических свойств, надёжность автоматики, небольшие габариты и вес сделали пистолет-пулемет ППС основным любимым оружием десантников, разведчиков, лыжников, танкистов и партизан. Маршал Советского Союза Л.А. Говоров дал такую оценку оружию: «Бойцы и офицеры на фронте с большой благодарностью отзывались о ленинградском оружии (в том числе и о ППС). С этим оружием в руках воины-ленинградцы прорвали зимой 1943 г. блокаду Ленинграда, а в январе 1944 г. окончательно сняли осаду города».

Сразу после окончания Великой Отечественной войны усилия коллектива завода были направлены, прежде всего, на его восстановление, залечивание ран, полученных заводом во время блокады, а также на выполнение плана послевоенной пятилетки – пятилетки восстановления и развития народного хозяйства СССР. Номенклатура изделий, включённых в план производства завода, существенно изменилась по сравнению с довоенным и военным временем.

Теперь в задачи завода входили создание, освоение в производстве и выпуск ряда новых сложных изделий по важнейшим направлениям отечественного приборостроения и средств связи для оснащения боевых кораблей ВМФ, а также судов морского и речного флотов.

В эти годы на заводе получил развитие ряд новых специализаций, в том числе – корабельные радиолокационные станции (РЛС), приборы управления ракетной стрельбой (ПУРС).

По поручению правительства на заводе был развёрнут и выпуск товаров народного потребления, в частности, детских игрушек.

Было организовано конструкторское бюро под руководством главного конструктора О.А. Скробунова и специальный сборочный цех.

В 1973 г. в связи с вступлением завода в объединение «Гранит» и освоением новых образцов, производство спецтехники было передано на другое предприятие.

В дальнейшем номенклатура изделий, выпускаемых заводом, неуклонно расширялась.

Статья опубликована в журнале «Электросвязь: история и современность» № 3 2008 г.
Перепечатывается с разрешения редакции.
Статья помещена в музей 22.04.2009






Рекомендуемый контент




Copyright © 2010-2017 housea.ru. Контакты: info@housea.ru При использовании материалов веб-сайта Домашнее Радио, гиперссылка на источник обязательна.