СМАРТС о новых амбициях



Крупнейшая независимая от операторов "большой тройки" российская сотовая компания СМАРТС оказалась в эпицентре скандала. Самарский оператор заявил о намерении стать общенациональным игроком на рынке сотовой связи, начав с получения лицензии на московский регион. В июле 2002 года СМАРТС купил 60% московской компании "Трафик", которая на этой неделе подала в суд на действия Минсвязи, отказавшего в заявке на выделение частот в московском регионе. Другой иск от имени акционеров "Трафика" был принят судом в июле 2002 года.

Эти иски стали первым прецедентом тяжбы с Министерством связи на российском сотовом рынке. СМАРТС намерен судиться и с местными телекоммуникационными властями, которые, по мнению компании, незаконно передали компании "Мобильные ТелеСистемы" радиочастоты, на которые претендовал самарский оператор. Отношения с самой МТС, которая называлась наиболее вероятным претендентом на покупку акций СМАРТСа, также существенно обострились. Обо всем этом в первом развернутом интервью центральной прессе рассказал гендиректор СМАРТСа Геннадий Кирюшин.

Какова главная проблема, стоящая сегодня перед вашей компанией?
- Самая главная проблема - отсутствие внятных правил игры на российском телекоммуникационном рынке, особенно в сотовой связи. Действующие нормативные акты отменили, новых не ввели, поэтому на рынке царит полный произвол. Алгоритм выдачи частот для сотовых операторов настолько запутан и непрозрачен, что можно в любом месте вставить палку в колеса и заявитель даже не узнает, где застряли его бумаги. Толковать документы сейчас можно в любую сторону, а урегулировать возникающие противоречия получается только через суд.

Похоже, впервые на сотовом рынке на Минсвязи подают в суд. Обычно операторы боятся идти против регулятора. Неужели не было других способов разрешения ситуации?
- Не было. Два, а то и три года мы уговаривали, просили, на коленях стояли. Сколько стоять-то можно? За это время мы теряли позиции, нас обходили конкуренты. Минсвязи предпринимает действия, которые дают фору одной компании. Это же должно когда-то кончиться!

Где это происходит?
- Например, в Мордовии "МегаФон" получил частоты для своей дочерней компании "Волжский GSM", а затем во второй раз - для "МСС-Поволжье". Дважды получили ресурс на малюсенькую республику. Они его никогда не используют. А мы в это время вынуждены строить экономически неэффективную сеть в диапазоне 1800 МГц. Сельскую местность покрывать GSM1800. А в 900 МГц, говорят, нету - все раздали. А почему не возвращают свободные незадействованные частоты? Нужен механизм, который будет стимулировать эффективное использование частот.

Вы купили 60% компании "Трафик", которая подала иск к Минсвязи после того, как ей было отказано в выдаче частот...
- Мы купили ее, когда они решили, что будут судиться. И когда мы поняли, что перспектива у этого дела есть. Мы сказали, что готовы бороться за свои права.

Но вы рискуете своими деньгами в случае, если компания проиграет. Почему бы не купить ее, дождавшись судебного решения?
- Цена была бы другая - намного выше.

А сейчас это своего рода лотерея...
- У нас оптимистичный настрой. Ну не может беспредел длиться бесконечно.

Сколько вы заплатили за эту компанию?
- Это коммерческий вопрос, давайте оставим его без комментариев.

Когда вы решили выходить на московский рынок?
- Когда нам начали грозить, что будут отключать роуминг. Мы вынуждены были обеспечить его обходным путем, но это намного дороже.

Есть ли у вас план привлечь инвестиции и самим стать четвертым национальным оператором?
- Да. Теперь есть. Нас разозлили. До этого мы не собирались, мы хотели быть хорошим региональным оператором. Мы считали, что на рынке будет один-два национальных оператора, будут операторы в пределах федеральных округов. И еще могут быть в пределах области - если оператор рентабелен, хорошо развивается, вовремя меняет оборудование, услуги открывает новые, почему его надо ликвидировать?

А российский рынок потянет четырех крупных операторов?
- Запросто. По нашим оценкам, исходя из нынешнего платежеспособного спроса, потенциальный уровень проникновения сотовой связи мы оцениваем в 40% от всех россиян, а в Москве - под 80%. Тем более что доходы сейчас растут очень хорошо. Сотовые операторы - это своего рода показатель, насколько официальные доходы отличаются от фактических. Когда мы делали маркетинговое исследование по официальным доходам, у нас прогноз получился неахти какой хороший. А когда по факту увидели, что подключается в 3 раза больше, мы ввели такой волевой коэффициент - от 3 до 4. Там, где депрессивный регион, больше денег "в тени" оборачивается, там коэффициент 4, а где более-менее благополучный - коэффициент может быть 3 или 2. Такие эмпирические поправочные коэффициенты показывают, что мы еще далеко на исчерпали рынок.

Каким образом вы планируете привлекать средства? Это будет IPO, продажа пакета акций или что-то еще?
- Мы сейчас работаем в пяти направлениях - рассматриваем варианты со стратегическим и с портфельным инвестором, не исключаем и выход на IPO, но это вопрос будущего. Для этого потребуется года два или три.

Рассчитывали ли вы свои возможности? Инвестиционные планы операторов "большой тройки" на ближайшие 5 лет превышают 600 MUSD на каждого...
- По нашим оценкам, строительство новой общенациональной сети будет стоить около 1 млрд USD.

А инвесторы готовы вкладывать такие деньги в четвертого оператора?
- Мы до настоящего времени серьезно эту проблему ни с кем не обсуждали, поскольку не было планов. А теперь будем прорабатывать, посмотрим. На встречах банкиры, инвесторы нас подзуживали: "А не хотите ли попробовать стать четвертым оператором". Теперь - хотим.

Опыт "МегаФона" показывает, что даже третьему оператору на московском рынке приходится достаточно туго. По прогнозам аналитиков, его доля может составить 5 - 7% от всех абонентов...
- Если мы будем говорить, что в ближайшее время услугами сотовой связи будет охвачено 85 - 90% населения Москвы, то даже такой доли нам бы вполне хватило.

То есть пока никаких маркетинговых исследований по московскому рынку вы не проводили?
- Нет.

В течение нескольких лет вы ведете переговоры о продаже бизнеса "Мобильным ТелеСистемам". Похоже, в последнее время они зашли в тупик. Этот разрыв окончателен?
- Мы так к этому не относимся. Если они так относятся, мы навязываться не будем.

Какова предыстория этих переговоров?
- У российских финансово-промышленных групп осталась привычка покупать активы по заниженной цене. Вначале они скупали пакеты у государственных структур по удивительно низким ценам. И когда они стали выходить на частных владельцев, для них было ушатом холодной воды, что те не собираются задарма продавать активы. Поэтому были запущены механизмы, которые позволяли сбивать цену, в том числе СМИ. Запускались слухи о том, как будет плохо, что уже совсем плохо, погибает предприятие, поэтому надо быстрей продаваться. Они хотят нас в два раза дешевле купить, чем оцениваются сами, - по одной и той же методике. Почему? Они говорят про какие-то "харизматические принципы"... Что такое - непонятно. Я говорю, что есть объективная оценка, под ней подписываются все специалисты, а они говорят - "Нет, не дадим и все, дадим половину". Мы не соглашаемся - опять ушат грязи выливается. Все повторяется с кратностью в два-три месяца.Такое у нас коммерческое противостояние с МТС: то чуть ли не сливаемся в объятиях, то разбегаемся. Потом - новый виток, называют цену. Уже не в два раза, а на 40% требуют снижения. Мы говорим - ну, за вашу харизму можем скинуть 20%. На большее вы не тянете".

Когда последний раз вы не сошлись в цене с МТС?
- Меньше месяца назад. Не было того, чтобы хлопнули дверями, - расстались на том, что надо уточнить, проработать варианты. .. Договорились разойтись на некоторое время и выработать шаги навстречу. Помимо абонентов необходимо учитывать открывающиеся сети, где нет абонентов, но куда уже инвестировано почти 30 MUSD. МТС отказывается это учитывать. Мы говорим: хорошо, тогда подождем до конца года, когда ситуация изменится, появятся абоненты. Есть разночтения и по активам - у нас в собственности недвижимость, нам не приходится платить арендную плату. МТС говорит - "эти активы учитывать не будем". Мы говорим: "Хорошо, не хотите учитывать, давайте мы эти активы выведем. Нет, на это они тоже не согласны. Так не бывает, чтобы не выводить и не платить.

А какая ситуация с задолженностью СМАРТСа?
- В 1997 году СМАРТС взял товарный кредит на 26 MUSD у Italtel, который затем перешел на Siemens. Несмотря на то что из-за кризиса 1998 году СМАРТС понес потери на курсовой разнице, график погашения соблюдается полностью. Сегодня долг СМАРТСа перед Siemens составляет 2 MUSD, которые должны быть погашены до конца 2002 года. По состоянию на июль 2002 год долгосрочные обязательства СМАРТСа составляют около 5 MUSD - это долг на 3,5 года по лизингу оборудования, краткосрочные - около 16 MUSD.

Говорят, что основным камнем преткновения в переговорах стала не цена, а ваше требование в течение пяти лет после продажи не менять руководство СМАРТСа...
- Нет, с этим МТС как раз согласна. У них самих проблема, где брать кадры.

А теперь вы болезненно отреагировали на новость, что МТС самостоятельно занялась получением лицензии на Поволжье...
- Нет, мы в этом им не препятствуем. Нас расстроил тот факт, что они перехватили наши частоты в Саратове. Эти частоты мы заявили еще в 1999 году После этого все получили, а нам так и не дают.

А чем мотивируют?
- Они никогда ничем не мотивируют. Пишут ответ, что нет частот. А после этого выдают МТС. Мы спрашиваем: "А как же они получили?" "А на эти вопросы мы не отвечаем", - говорят.Мы будем подавать иск по тем регионам, где мы подавали заявку, а нас обошли, выдали другим, тем, кто заявлял позже.

Кто будет ответчиком?
- Будем определять. Первая практика по "Трафику" нам покажет, каким путем идти. Мы хотим просто посмотреть, как будет развиваться. Мы понимаем, что это борьба не одного дня и не одного месяца.

Может ли саратовская ситуация повториться где-то еще?
- Проведенная научно-исследовательская работа показала, что есть свободные частоты в Башкирии и в Чувашии. А теперь нам говорят, что там нет ничего. Свободные частоты можно выделить и в других регионах. На Саратов мы подали заявку в 1999 году. Начали хлопотать - и третий год ничего не получили. Поэтому я считаю, что мы максимум терпения проявили. Все способы перепробовали. Сколько мы писали министру - решили, что он почту не читает. Потом, правда, увидели, что читает - прислали нам наше письмо с его визой. Тогда мы поняли, как министр относится к нам. Резолюция - "Отказать", без всякого обоснования причины.Есть проблемы и с федеральной номерной емкостью. Нам ее не дают. Когда мы говорим, что пойдем судиться, в последний день выдают. Как голодным псам кость бросают. По 50.000, по 100.000 номеров просим. А операторам "большой тройки" раздали по 10 млн. Когда они вычерпают эти 10 млн? Года на три дали резерв каждому оператору. А нам - никакого резерва, постоянно держат на голодном пайке.

Но это же не заговор против вас, а проблемы всех маленьких операторов.
- Это принудительное подталкивание к тому, чтобы продавать. Элемент давления, который позволяет приобретать операторов по пониженной цене.






Рекомендуемый контент




Copyright © 2010-2017 housea.ru. Контакты: info@housea.ru При использовании материалов веб-сайта Домашнее Радио, гиперссылка на источник обязательна.