Российские сети 3G – к старту готовы?

(UMTS для России -- миф и реальность)В пророчествах истолкователь часто более
важная персона, чем сам пророк.
Георг Кристоф Лихтенберг

В начале этого года Ассоциация 3G совместно с компаниями Alcatel и Nortel Networks провела семинары, посвященные техническим аспектам создания сетей UMTS (3G). Такую активность не заметить было невозможно, т.к. 2003 год в плане 3G в РФ был периодом устойчивой “спячки”, особенно заметной на фоне суперактивности трех операторов в 2002 году, когда опытные 3G-зоны в Москве и Петербурге возникали как грибы после дождя.

Возросшая 3G активность тем более знаменательна, поскольку на российский 3G рынок выходит игрок большой телекоммуникационной пятерки - канадская Nortel, имеющая в сегменте UMTS более 20% рынка.

В этом аспекте знаменательным сигналом было высказывание министра Л.Реймана о предполагаемой выдаче 3G лицензий в 2004 году.

Однако выдача лицензий это завершающая стадия развертывания сетей третьего поколения, ей должны предшествовать фазы выделения частотного ресурса и поиск инвестиций, как на приобретение лицензии, так и на создание инфраструктуры.

Поэтому прежде чем делить “шкуру”, попробуем разобраться – готовы ли мы к 3G старту?

Итак, вопрос первый – какова правомерная стоимость федеральной лицензии на сеть третьего поколения применительно к российским условиям? Напомню, что телекоммуникационная Европа, выложившая более 130 млрд. USD только за лицензии на право предоставления услуг 3-го поколения, два года приходила в себя после столь опрометчивого решения.

Для определения реальной стоимости российской лицензии на 3G-услуги брать в расчет такие страны, как Великобритания или Германия, где операторы затратили миллиарды долларов, смысла не имеет. Разумным ориентиром для нас может стать позиция правительства Франции. Там лицензия выдана на 20 лет и стоит 619 млн. евро. Кроме того, оператор обязан ежегодно перечислять государству сумму, равную 1% объема продажи услуг. Например, 1% объема продаж компании МТС в 2002 году (около 1,5 млрд. долл.) составляет 15 млн. USD.

Экстраполируем лицензионные условия Франции на РФ. При этом примем во внимание, что численность населения у нас в три раза больше, чем во Франции, а уровень жизни и платежеспособность значительно ниже. В таком случае стоимость российской 3G-лицензии, равная 1 млрд. евро плюс ежегодные отчисления в размере 1-2% объема проданных услуг, представляется правомерной.

Для сопоставления рассмотрим иные условия лицензирования, предложенные департаментом связи Эстонии (СОТОВИК, 2004.02.19) при объявлении открытого тендера на четвертую лицензию 3G. Здесь начальная цена 5.7 млн. USD, срок действия – 10 лет. Разумнее выдавать лицензию на 20 лет. В этом случае с учетом налогов лицензия будет стоить порядка 12 млн. USD. Число жителей прибалтийской республики примерно в 100 раз меньше, чем в РФ, а уровень жизни чуть выше. Поэтому оценка в 1-1.2 млрд. USD будет правомерной.

Таким образом, обобщая две вышеприведенные оценки, можно заключить, что разумная цена лицензии на построение сети 3G в РФ составляет 1-1.2 млрд. USD.

Против таких условий лицензирования могут возражать лоббисты операторов, напомнив о всеобщей бедности, долгах операторов и т. п. Но здесь правительство должно проявить твердость - эфир, частотный спектр, как нефть и газ, собственность всех россиян, включая и бюджетников, и пенсионеров, всех, для кого определен прожиточный минимум в 2500 рублей.

Кто же претендует на 3G лицензии? Основные игроки – большая тройка – «Вымпелком», «Мегафон» и «МТС». Каковы инвестиционные возможности претендентов?

На сегодня строительство региональных GSM-сетей находится в самом разгаре, до его завершения еще 3-5 лет. При этом речь идет о покрытии территории страны в целом, а не только крупных городов и автострад. Например, французский национальный оператор Bouygues Telecom, имеющий более 8,5 млн. абонентов и объем годовых продаж, превышающий 3,5 млрд. USD, охватил сетью 98% территории страны. Очевидно, в условиях РФ такого покрытия во всех регионах добиваться смысла нет, но в европейской части стоит вести речь о 80-85%, а за Уралом – 50-60%.

Таким образом, в ближайшие годы GSM-операторам предстоят колоссальные инвестиции. Например, у Мегафона (СОТОВИК, 2004.02.19) инвестиции в сеть в 2003 году составили порядка 400 млн. USD, на 2004 год компания планирует вложения до 650 млн. USD. У «МТС» общий объем капитальных вложений за девять месяцев 2003 года составил 560,9 млн. USD, при общей задолженности на конец третьего квартала 2003 года 1,39 млрд. USD. Вероятно, суммарные обязательства операторов большой тройки перед кредиторами ставят под сомнение возможность дополнительных кредитов порядка 1 млрд. USD.

Об инвестициях в инфраструктуру мы речь не ведем, но они существенны, это очевидно, даже с учетом возможных товарных кредитов производителей.

И вот в этой ситуации отечественные операторы продолжают претендовать на получение соответствующих лицензий и внедрение 3G-технологий.

Вероятно, сумма в 1 млрд. USD не остановила бы иностранного инвестора, но официальные структуры неоднократно отвергали вариант продажи 3G-лицензии западным компаниям. Остается возможность совместного предприятия с весомой долей западного капитала, но пока это только версия.

Однако, разумно ли на некоторое время отложить разговоры о лицензировании 3G-услуг и строительстве сетей 3-го поколения в России? Стоит ли упускать перспективу высокоскоростного доступа к данным для мобильных абонентов?

В последнее время к сетям третьего поколения стали проявлять повышенный интерес региональные игроки российского GSM-рынка. Так ряды Ассоциации операторов сетей связи третьего поколения пополнило волжское ЗАО «СМАРТС». В свое время Ассоциация 3G в рекомендациях указала, что лицензированию подлежит вся территория РФ, а количество лицензий должно быть ограничено 3-4.

У региональных игроков иная позиция, не лишенная веских аргументов. Возможно, одну из 3G-лицензий стоит поделить, например, в соответствии с федеральным делением. Здесь мы позволим себе не согласиться с ведущим аналитиком уважаемой компании Mobile Research Group (СОТОВИК, 2004.02.06), который считает, что «… региональные операторы не обладают ни финансовыми, ни техническими возможностями для внедрения сетей третьего поколения».

Именно региональные операторы, не обремененные значительными долгами, могут претендовать на соответствующие региональные 3G-лицензии. Заметим, что их стоимость будет порядка 150-180 млн. USD, что переводит вопрос инвестиций в реальную плоскость. Местные финансовые группы наверняка проявят интерес к данному телекоммуникационному проекту.

Следующий вопрос – частотный ресурс. Для выдачи 3G-лицензий должны быть выделены соответствующие частотные диапазоны. Если в Европе высвобождение спектра в интересах 3G - вопрос решенный, то для нас он представляется гордиевым узлом. Еще в 2002 году, выступая на Семинаре 3G, начальник Управления ГРЧЦ Ю.Журавель указал, «что в настоящее время в России в частотном диапазоне, предназначенном для сетей 3G, работает 921 радиоэлектронная система». Их надо перенастроить на другие частотные диапазоны в соответствии с рекомендациями ITU. Однако, это надводная часть айсберга, который может потопить мечты о российских сетях 3G. Основная часть таких систем принадлежит военному ведомству. Они практически закрыли диапазон 2 ГГц в Центральном и Северо-западном федеральных округах. И речь идет не только о сотнях миллионов долларов на частотную миграцию, но и на перенастройку систем, играющих ключевую роль для обороноспособности страны.

Что реально сделано для освобождения, сколько систем перенастроено, сколько прекратило существовать – неизвестно.

Напомню, что по результатам НИР, проведенной по заданию Aссоциации 3G, определено, что каждому лицензиату необходимо выделить на вторичной основе 2х15МГц + 10МГц. Причем официально заявляется, что за высвобождение спектра предстоит заплатить операторам, получившим лицензии. Но получается замкнутый круг. Пока частоты не освобождены, нельзя давать лицензии, пока нет лицензий – нет средств. А воз и ныне там. Не исключено, что в следующем году, готовя обзор по 3G в России, автор этих заметок попросту скопирует вышеприведенный абзац.

Однако государству вполне по силам решить этот вопрос – стоит только получить за 3G-лицензии суммы, которые приведены в данном материале. Таких средств с лихвой хватило бы и на расчистку диапазона, и на Электронную Россию, обеспечив школы Интернетом, а больницы голосовой связью.

Если на европейском рынке сети 3G воспринимаются как UMTS-сети, то для РФ такой однозначности уже нет. В ряде регионов (Петербург, Москва, Кузбасс, Башкирия) введены в коммерческую эксплуатацию сети 3G, вариант CDMA2000 1X в диапазоне 450 МГц. Напомню, что в данном частотном диапазоне участок 2х5МГц занят на вторичной основе сетями NMT-450i (СОТЕЛ), которые планируется перевести на вышеуказанный вариант CDMA2000 1X. Согласно рекомендациям ITU сети CDMA2000 ориентированы на работу в диапазоне 1900-2100 МГц.

Поэтому представляется разумной позиция Минсвязи РФ, которая выделила для экспериментов отечественным операторам CDMA2000-450 полосы частот в указанном диапазоне. Как рассказал технический директор компании «ДельтаТелеком» Геннадий Голант, «…DeltaTelecom и МСС получили решение ГКРЧ на организацию опытной зоны IMT MC в диапазоне 1920–1980 и 2110–2170 МГц, который принято называть 2,1 ГГц». Таким образом, в РФ могут появиться операторы, организовавшие 3G-сети в диапазонах 450/1900 МГц.

На сегодня представляется правомерным поставить вопрос о 2-х 3G лицензиях. Одну (3G-UMTS) предложить региональным операторам – на соответствующий федеральный округ, а другую выделить для операторов стандарта CDMA2000.

Как мы отмечали, для создания сетей UMTS оператору рекомендовано выделять 2х15 МГц + 10 МГц. Напомним, что согласно решению ГКРЧ «..для развертывания сетей IMT-MC-450 необходимо наличие в конкретном регионе РФ минимального частотного ресурса 2х4.3 МГц (с учетом защитных интервалов)». Вероятно, аналогичный частотный ресурс будет достаточен и для лицензирования сети IMT-MC. Таким образом, стоимость федеральной 3G-CDMA2000 лицензии будет в три раза ниже, чем предполагаемая для UMTS. Здесь также разумно ввести региональное лицензирование, что позволит определить стоимость лицензии на субъект федерации порядка 50 – 70 млн. USD.

Накопив определенный опыт, можно будет ставить вопрос о 3G-UMTS федеральных лицензиях. Тем более что наши главные GSM-операторы только начинают всерьез предлагать услуги, базирующиеся на высокоскоростном доступе к информации. Технология GPRS в основном используется для доступа в Интернет в фиксированном варианте. При необходимости развития услуг высокоскоростного доступа к информации в распоряжении операторов есть технология EDGE, не требующая лицензирования и существенных инвестиций. Так что без работы никто не останется.

А. Корсунский






Рекомендуемый контент




Copyright © 2010-2017 housea.ru. Контакты: info@housea.ru При использовании материалов веб-сайта Домашнее Радио, гиперссылка на источник обязательна.