Бочка дегтя в соту связи

Мобильный телефон стал таким же предметом повседневности, как телевизор и холодильник. Тем более непонятно, почему это техническое средство отказывается работать в некоторых районах Москвы, не говоря уж о Подмосковье. Почему у тех же европейских владельцев телефонов практически нет «мертвых зон», «перегрузки сетей» или «СМС-сообщений в очереди»? У нас не те ретрансляторы? Или операторы целенаправленно «портят» связь у своих конкурентов? И кто должен отвечать за качество связи? «Мертвые зоны» «Если говорить просто, то качество покрытия зависит от количества передатчиков — ретрансляторов, — рассказывает Андрей Тимошин, координатор сайта Ячейки.РУ (он создан специально для обсуждения проблем сотовой связи и приема жалоб). — В идеале зона покрытия одной станции должна перекрываться сигналом с соседних. В этом случае, даже если передатчик выйдет из строя, телефон сможет поймать сигнал другого ретранслятора». У нас же постоянно возникают дыры в покрытии. Самая банальная причина — поломка. Базовая станция может выйти из строя из-за «глюка» в программном обеспечении компьютерных сетей или из-за… грабежа. В Московской области любят красть оборудование. (Ходят слухи, что несколько раз передатчики даже громили по заказу конкурентов.) Поэтому в случае отказа одной из станций «падает» связь на большом участке. Однако и самим операторам невыгодно возводить вне города ретрансляторы, перекрывающие зоны соседних станций. Одна базовая станция с учетом вышки из металлоконструкций стоит в среднем около 100.000 USD. В Московском регионе всеми операторами мобильной связи установлено более 6 тыс. ретрансляторов. При этом надо учесть, что некоторые компании, например МТС, никогда не дают конкурентам использовать свои станции. Передатчики этой компании, установленные вместе с другими, можно увидеть только в случае, когда несколько операторов арендуют вышку у третьей стороны. Несколько лет назад руководство МТС даже сделало официальное заявление, что в борьбе за собственную независимость компания никогда не будет делиться ни с кем своими вышками. Такая вот вражда в ущерб клиентам.

При построении сотовой сети несколько базовых станций объединяются так называемым контроллером, который также может прекратить работу. В этом случае сотовые телефоны не работают уже в достаточно большом регионе. В случае серьезной аварии норма прибытия аварийной группы к отказавшему оборудованию — 3 часа. Однако нередко доехать — еще не значит починить. Бывали случаи, когда связь «вылетала» на сутки. Самое страшное, если «зависает» коммутатор (промежуточная система между собственной сетью и внешним миром) всех базовых станций. Как правило, это происходит, когда оператор связи пытается внедрить программы с новыми возможностями. К примеру, это нередко происходило при введении новой услуги выхода в Интернет через мобильный телефон. В этом случае «умирает» вся сеть в несколько миллионов абонентов.

Конечно, существуют и природные явления, оказывающие влияние на плотность покрытия мобильной связи. К примеру, рельеф местности (в наших широтах он зависит и от количества выпавшего снега), осадки и даже выросшие на деревьях листья могут «отрубить» сигнал. Туман, ливень, любая сырость ограничивают распространение волн. В Москве дела с сотовой связью хуже всего обстоят в строящихся районах. Это связано с тем, что быстро растущие новые здания перекрывают сигнал существующих станций.

ФАПСИ включают на трассе следования кортежа «белый шум», который глушит все возможные частоты связи. В этом случае мобильные телефоны также перестают работать. Перегрузки Однако нередко даже при полном покрытии позвонить по мобильному невозможно. Чаще это происходит при перегрузке сети. Одна базовая станция позволяет занимать каналы (звонить или отсылать сообщения) только определенному количеству абонентов. В местах массового скопления людей — на концертах, стадионах, во время гуляний — сотовые телефоны, прекрасно работающие в режиме ожидания, подчас не способны принять или произвести звонок. Андрей Тимошин рассказывает, что в некоторых странах операторы дают возможность позвонить всем желающим, повременно разбивая толпу на сектора. Каждый сектор имеет определенное количество времени на разговор, а остальные ждут. Также за рубежом используют передвижные базовые станции, установленные на машинах. Наши компании практически не используют этот способ. По некоторым данным, существует в России и сотовое неравенство. Говорят, что в момент перегрузки сетей преимущество в соединениях предоставляется VIP-клиентам. То есть при высокой загрузке из сети выбрасывают малобюджетного абонента в пользу приоритетного пользователя. Хотя по существующим нормам перед операторами все равны.

«Не стоит винить во всех проблемах со связью только сотовые компании, — говорит председатель совета региональной общественной организации «Общество потребителей мобильной связи» Павел Виг. — Нередко в погоне за дешевизной москвичи покупают «серые», то есть не прошедшие сертификацию телефонные аппараты. Эти мобильники «глючат» гораздо чаще «белых» трубок, а абоненты списывают недочеты на свою компанию». Отвечать некому Самое интересное заключается в том, что «мертвые зоны» и перегрузки, сделавшие привычными обрыв разговора, эхо и «кваканье» в трубке не являются причиной для судебного иска против компании сотовой связи. В контракте, где перечислены обязанности сторон, всегда записано, что оператор мобильной связи не гарантирует постоянного уверенного приема. По-этому отсудить у компании какую-либо сумму не представляется возможным. Максимум, что можно сделать, — написать претензию оператору. Однако это вряд ли повлияет на улучшение качества связи. Но вот о чем я подумал. Сотовые операторы тратят гигантские суммы на рекламу, вместо того чтобы вкладывать деньги в усовершенствование оборудования и установку новых ретрансляторов, что сделало бы связь не только идеальной, но и значительно более дешевой. Доходы дороже имиджа?

© Георгий Александров






Рекомендуемый контент




Copyright © 2010-2017 housea.ru. Контакты: info@housea.ru При использовании материалов веб-сайта Домашнее Радио, гиперссылка на источник обязательна.