Операция «ЭНИГМА»

Данная операция вошла в анналы истории всемирной разведки. Теме «Энигма» посвящены несколько книг и множество статей-воспоминаний работников спецслужб многих стран мира.

«Энигма» — шифровальная машина, название которой (в переводе с греческого языка) означает «загадка». Её первый вариант, осенью 1919 г ., немецкий конструктор Хуго Коч (Hugo Koch) запатентовал в Голландии. Через несколько лет Коч передал права на свой патент доктору-инженеру из Дюссельдорфа Артуру Шербиусову (Arthur Scherbiusow), который в конструкцию внес несколько технических изменений и доработок — в основном, по необходимому постоянному изменению ритмичности (такту) вращения валиков сердца машины — «шифровального барабана», которое должно было быть в строгом соответствии с аналогичной машиной на другом «конце» канала радиосвязи.

Hа первых порах «Энигма» не пользовалась особым спросом — в 1926-28 гг. Рейхсвер (военное ведомство Веймарской республики, которая существовала на территории Германии в 1919-35 гг. — до прихода к власти фашистской диктатуры) приобрёл всего несколько её экземпляров для своего военно-морского флота. В 1934 г . А. Шербиусов отошёл от этого проекта, но им занялись доктор Рудольф Хеимсоэт и Элсбэт Ринке.

С этого момента начался настоящий бум в продаже данных машин — их торговая фирма (Heimsoeth Rinke) с 1935 г . и до второй половины Второй мировой войны поставляла разные модели и модификации «Энигмы» как германским ведомствам (Вермахт, СС, СД, абвер, полиция, аппарат правительство и МИД), так и своим сателлитам — Испании, Италии и Японии. Всего было продано свыше 1000 экз. Так например, в немецкой армии они стали единственной моделью применяемых шифровальных машин — начиная со штабов дивизий и бригад в вышестоящие штабы, с применением «Энигмы», передавались абсолютно все радиограммы.

Вполне естественно, что радиоразведки некоторых стран (например, Польша и Франция) сразу столкнулись с проблемой невозможности раскодирования перехватываемых радиограмм.

Происходит казусный случай, который в дальнейшем позволил ускорить возможность раскодирования перехватываемых немецких радиограмм. В начале 1928 г . в Варшавскую таможню попадает из Германии посылка. В прилагаемой к ней декларации значится радиопередатчик. Буквально тут же, от отправителя приходит запрос-требование на её возврат, как якобы направленной по ошибочному адресу. Заподозрив неладное, польские таможенники об этом информируют свою спецслужбу.

Когда открыли ящик, то увидели, что вместо передатчика находится т. н. «гражданская» модель «Энигмы». Посылку возвращают отправителю, но (через подставного посредника) спецслужба высылает немецкой фирме заказ на аналогичную модель.

Получив её, польские разведчики поняли, что всё не так просто и зависит от криптологов, которых в распоряжении нет. В 1929 г . в Познаньском университете вводится кафедра криптологии (с 1934 г . она преобразуется в Институт математики; греч. слово «крипто» обозначает: «тайна», «сокрытие»), на которой начинают обучение лучших двадцать студентов.

В конце 1931 г . три студента-математика данной кафедры — Марьян Реевский (Marian Rejewski), Хенрик Зыгальский (Henryk Zygalski) и Йержи Розицкий (Jerzy Rozycki) получают задание заняться расшифровкой кодов «Энигмы». Трудности расшифровки заключались в том, что её нельзя было произвести обычным статистическо-лингвинистическими методами, т. к. машина работала как бы хаотически. Марьян и его коллеги каждый день обрабатывали от 80 до 100 перехваченных радиограмм, что бы постепенно понять основные принципы работы машины. Через некоторое время криптологи получили в своё распоряжение ещё один экземпляр «Энигмы», разборка которой позволила изучить механику её «сердца» — «шифровального барабана». Хотя это и не привело к полной дешифровке кода, но очень приблизило к этому.

Перелом наступил в 1932 г . — когда шеф французской разведки капитан Густав Бертранд (Gustaw Bertrand), по согласованию с разведкой Великобритании, передает польской разведке, полученные им от завербованного агента — работника шифровального отдела Рейхсвера (его псевдоним был «Asche», что означает — «Пепел») важные материалы: несколько немецких секретных книг с военными кодами («A», «B», «C», «D», «E» и т. н. «Чёрным кодом») и таблицы их ежемесячных изменений, документы основных мануальных кодов, основы шифров и инструкции по их использованию, образцы шифровок и отвечающие им незашифрованные тексты, а также др. важные документы.

В декабре 1932 г . польские криптологи получают в своё распоряжение секретные инструкции Рейхсвера об основах применения военной модели — «Энигма- 1» , которые были добыты через Эриха Феллгиебла (Erich Fellgiebl, впоследствии — генерал, начальник информационной службы Вермахта. «Энигма- 1» имела астрономическое количество возможных вариантов кодирования. И самой главной отличительной её особенностью от т. н. гражданской модели было наличие дополнительной панели со специальными коммутационными гнездами — контакт каждого из которых имел собственный «ключ». Hе имея в своём распоряжении самой машины, по полученным документам, в течении двадцати дней, был произведен теоретическо-математический анализ конструкции «шифровального барабана» и коммутационной панели, а также методы и рекомендации по последующей дешифровке перехватываемых радиограмм военного назначения (текстов в виде пятизначных групп).

Через руководителя радиослужбы (отдел BS-4) польской разведки генерала Максимилиана Циецкого (Maksymilian Ciezki), на польских радиопредприятиях AVA был размещён заказ на изготовление нескольких экземпляров-аналогов модели «Энигма- 1» .

С началом Второй мировой войны, польские криптологи были перебазированы в Лондон — что позволило союзникам в течении всего периода войны «прикладывать свое ухо ко рту Гитлера»!.

«Круглые» даты в истории «Операции ЭHИГМА» не обошли и радиолюбительский эфир — в 1999 г . были активны мемориальные любительские радиостанции (ЛРС) из Польши (3Z0ENI) а Англии (GB60ENI и GB2BP). С декабря 2002 г . по март 2003 г . из Польши работали в эфире уже двенадцать мемориальных ЛРС — HF70E(NIGMA) и SN70E(NIGMA), а клуб SP-DX-Club выдавал специальный диплом (ENIGMA Award).

Литература

  • Uwe Dittmer. Operacja ENIGMA. «Swiat Radio»; #10/1996 (str. 21-23).
  • Sylwester Jarkiewicz (SP2FAP). «3Z0ENI z Kolaczkowa». «MK QTC»; #/1999 (str. 226, 227).
  • Георгий Члиянц, UY5XE. «Операция “Энигма”». «РАДИОхобби»: № 1/2003, c.2-3;«РАДИОМИР. КВ и УКВ»: № 4/2003, c. 4. 
  •  
  • Статья помещена в музей 28.05.2008






    Рекомендуемый контент




    Copyright © 2010-2019 housea.ru. Контакты: info@housea.ru При использовании материалов веб-сайта Домашнее Радио, гиперссылка на источник обязательна.