Дело, которому он служил

Василий Александрович Шамшин

В декабре 2008 года исполнилось 75 лет Московской городской радиотрансляционной сети (МГРС). История предприятия неразрывно связана с именем Ивана Александровича Шамшина, выдающегося специалиста в области связи и радиовещания, учёного, организатора производства, отдавшего делу развития проводного вещания (ПВ) более 50 лет.

Иван Александрович – человек уникальный. Бывший электромонтер, в 1936 г., после окончания Инженерно-технической академии связи им. В.Н. Подбельского, он пришёл в МГРС. Уже через год его, двадцатипятилетнего, назначили главным инженером крупнейшего в стране предприятия радиофикации, и с тех пор бессменно, в течение полувека И.А. Шамшин оставался в этой должности.

Конечно, 50 лет на одной позиции – явление редкое, достойное, быть может, занесения в Книгу рекордов Гиннесса. Наверное, кто-то даже подумает, что человеку были не по плечу иные высоты, что ему просто не удалось продвинуться по служебной лестнице, сделать карьеру, полностью самореализоваться – но только не в случае с И.А. Шамшиным. Как известно, факты – упрямая вещь, а они таковы: под руководством Ивана Александровича МГРС стала передовым, мощным, автоматизированным предприятием, существенно расширилась сеть радиотрансляции Москвы, был совершен переход на трёхпрограммное вещание, разработана система многопрограммного (стереофонического) вещания по проводам. Иван Александрович был руководителем создания и внедрения пяти Генеральных схем развития и реконструкции МГРС, определяющих пути развития предприятия на годы вперед, 150 его авторских проектов и успешно внедрённых научно-технических разработок, более 200 публикаций в отечественных и зарубежных газетах и журналах были связаны с развитием радиофикации советской страны, совершенствованием проводной сети столицы, звукофикацией городов и ответственных масштабных мероприятий.

И.А. Шамшин как крупный специалист был хорошо известен не только на Родине, но и за рубежом: более 40 раз выезжал он по долгу службы за границу, побывав в 36 странах. Его опыт и знания очень помогли зарубежным коллегам – связистам в решении проблем развития аналогичных МГРС предприятий, в организации трансляций с мест проведения ярмарок, фестивалей, серьёзных правительственных встреч, озвучании дворцов и концертных площадок, оборудовании залов синхронного перевода. Он был активным участником, а в ряде случаев – и руководителем проектирования и строительства многих уникальных звукотехнических сооружений (на Красной площади, в спортивном комплексе в Лужниках, на аэродромах в Тушино и Домодедово в Москве, во Дворце культуры и науки в Варшаве и Хельсинки, в павильонах СССР на выставках в США, Японии, Тунисе, Индонезии и многих других странах). Иван Александрович занимался техникой усиления звука при проведении Московской олимпиады, всемирных фестивалей молодёжи и студентов в Софии, Берлине, Гаване. Он поддерживал связи с родственными предприятиями Германии, Болгарии, Монголии, Китая, неоднократно бывал на заводе чехословацкого города Врабле, с которым тесно сотрудничала МГРС (впоследствии И.А. Шамшин стал почётным гражданином Врабле).

Признанный специалист по усилению звука, Иван Александрович был, тем не менее, неутомимым борцом за тишину в наших домах. Он исследовал причины шумов, которые мешают москвичам нормально жить и отдыхать, и выяснил, что 30% их приходится на долю бытовой техники. И.А. Шамшин предложил убавить акустические мощности домашних телевизоров, радиоприёмников, магнитофонов. Он считал, что для общественных зданий и сооружений нужно выпускать приборы с повышенной громкостью, а для повседневного использования – с иными звуковыми характеристиками.

Иван Александрович обладал даром предвидения – приходится только удивляться, как верно он определял тенденции развития средств связи и проводного вещания и проводил техническую политику МГРС в нужных направлениях. И.А. Шамшин, например, ещё в 1970-е годы говорил о необходимости и возможности развития широкополосных интегрированных сетей передачи информации и управления, что для многих стало очевидным гораздо позднее.

Таким Иван Александрович пришел в МГРС

Раздумья о путях развития проводного вещания...

При непосредственном участии Ивана Александровича были разработаны и внедрены передвижные усилительные станции разной мощности, мобильные установки синхронного перевода речи, изготовленные, благодаря его личным связям и авторитету, за рубежом (по разработкам МГРС) или полученные от иностранных фирм. Большое внимание он уделял также развитию электросиренного хозяйства, что чрезвычайно важно для обеспечения чёткой работы городской информационно-оповестительной системы. Основы её были заложены ещё в 1930-е годы, а в войну она спасла многие тысячи жизней.

Иван Александрович вспоминал, как с началом войны мгновенно исчезли из квартир и домов радиоприёмники – их пришлось сдать на временное хранение. Главным средством оперативной информации стал репродуктор проводного вещания. К этой чёрной тарелке отныне были обращены все взоры – с болью и отчаянием, когда диктор сообщал о потерях на фронтах Великой Отечественной войны, с надеждой и радостью – когда Юрий Левитан передавал хорошие новости. Благодаря самоотверженному труду радиофикаторов мощная система оповещения населения Москвы о воздушных налётах работала без сбоев – они сами её и проектировали, сами и строили. Глубоко под землей была создана Центральная станция оповещения. В разных районах города располагались зонные станции, дальше – другие объекты. И к ним – запасные, резервные. По команде из штаба МПВО система включала уличные громкоговорители и сотни тысяч радиоточек, которые в течение одной – двух минут сообщали: «Граждане! Воздушная тревога!». Одновременно приводилось в действие более 300 специальных электросирен – их тревожный вой подхватывали гудки заводов, паровозов. Моментально останавливался транспорт, прятались в убежища люди, бойцы противовоздушной обороны занимали свои места...

И.А. Шамшин со своими коллегами задумал эту систему, следя за войной в Испании. Гитлеровская авиация бомбила Мадрид, безнаказанно уничтожая население, не защищённое даже предупреждениями о налётах. В МГРС все работы по этой проблеме были закончены в мае 1941 г. – за 25 дней до начала войны! Государственная комиссия признала, что коллектив предприятия справился с этим жизненно важным заданием отлично: новая система оповещения оказалась гораздо лучше прежней. Другие европейские столицы подобной системы не имели.

В 1941 г. в составе МГРС действовало 82 крупные радиотрансляционные станции общей мощностью 162 кВт, которые обслуживали 468 500 радиоточек. Протяжённость линий радиофикации превышала 1700 км, на предприятии трудились 1200 человек, среди них – много высококвалифицированных специалистов: инженеров, техников, монтеров. Кроме радиотрансляционной сети Наркомата связи, в Москве функционировало также 193 менее мощных радиотрансляционных узла, принадлежащих другим ведомствам. К ним было подключено ещё около 160 тыс. радиоточек. Таким образом, через более чем 620 тыс. точек, установленных в квартирах москвичей, в цехах предприятий, в учреждениях, на улицах и площадях города, передавались сигналы оповещения, сводки Совинформбюро, постановления партии и правительства и т. д.

Празднование 50-летия МГРС

В рабочем кабинете

Коллеги любили и уважали Ивана Александровича. 60-летний юбилей

С 21 июля 1941 г. по апрель 1942 г. в Москве объявляли воздушную тревогу 141 раз! Жертв оказалось гораздо меньше, чем рассчитывал противник, благодаря системе, разработанной в МГРС.

Радиофикаторы столицы самоотверженно трудились, порой рискуя жизнью. Дежурный монтёр имел при себе лом и топор на случай, если в радиоузел ворвутся немцы: прежде чем погибнуть, он успел бы разбить оборудование... Иван Александрович рассказывал в одной из своих статей, как однажды ночью 250-килограммовая бомба попала в узловой пункт оповещения Замоскворечья. Когда он примчался к развалинам, то нашёл там чудом уцелевшего дежурного Сергея Гусаковского – потом они вместе помогали аварийной команде вводить в действие резервный объект. К утру система оповещения большого московского района была восстановлена. И.А. Шамшин тепло вспоминал и многих других энтузиастов системы оповещения, своих товарищей, коллег: А.Я. Тягунова, С.Ф. Крюкова, Н.В. Кротова, Г.М. Джаллальянца и многих других.

Во время войны проявились широкие возможности проводного вещания. Оно было не только средством информирования населения – оно было настоящим психотерапевтическим лекарством. В положенный час, что бы ни происходило, даже когда враг стоял у стен столицы, из громкоговорителей звучал спокойный ровный голос диктора: «Говорит Москва!» Это помогало голодным измученным людям выстоять, не потерять надежду, сохранить уверенность в победе, почувствовать свою причастность к общему великому делу.

Очень ярко в это тяжёлое время раскрылись организаторские способности Ивана Александровича. Под его руководством за первые полтора года войны коллектив МГРС проделал колоссальную работу. Главное её содержание – создание максимальной эксплуатационной устойчивости и повышение манёвренности сети, обеспечение высокой эффективности и экономичности её работы. Чтобы МГРС не зависела от поставок оборудования, много внимания уделялось созданию аппаратуры своими силами, реставрации устаревших технических средств, изысканию резервных материалов и заменителей.

Только за время с 22 июня 1941 г. по ноябрь 1942 г. в результате различных технических усовершенствований на сети было сэкономлено около 350 кВт-ч электроэнергии, которая пошла на удовлетворение потребностей других предприятий города, испытывавших в ней острую нужду.

Иван Александрович, кроме того, принимал активное участие в работе оставленной в столице оперативной группы Наркомата связи, который был эвакуирован в Уфу в октябре 1941 г. Ему предстояло выполнить чрезвычайно ответственные специальные задания. 5 ноября 1941 г. главного инженера МГРС вызвал к себе нарком связи И.Т. Пересыпкин и вместе с Иваном Александровичем отправился на станцию метро «Маяковская». По дороге нарком объявил, что на следующий день там будет проводиться торжественное заседание, посвященное 24-й годовщине Великого Октября, и необходимо обеспечить звукоусиление и трансляцию. Задание было непростое – никто не знал акустических характеристик этого глубоко расположенного под землей зала, облицованного мрамором, с колоннами из нержавеющей стали. Тем не менее, радиофикаторы под руководством И.А. Шамшина немедленно приступили к работе. Иван Александрович вспоминал много лет спустя: «На нашу беду, в те дни налёты были особенно интенсивными, и очень часто объявлялись тревоги. Но, невзирая на это, группа наших работников доставила на станцию метро «Маяковская» всё необходимое оборудование и приступила к монтажу: мы укрепили по обеим сторонам платформы громкоговорители, подключенные к микрофонам, но при проверке их, к нашему разочарованию, возникли сильные помехи. Тогда я попросил наполнить зал людьми, поставить на путях вагоны, и, подбирая углы наклона громкоговорителей, мы добились-таки хорошей слышимости». Страна и весь мир слушали по радио историческое заседание и праздничный концерт, в котором принимали участие В. Барсова, М. Михайлов, М. Рейзен. А поздно вечером И.А. Шамшину сообщили, что завтра утром на Красной площади состоится парад. Его готовили в обстановке строгой секретности – враг стоял у ворот.

Ночью вместе с монтёрами Иван Александрович устанавливал громкоговорители на главной площади страны. По кадрам старой кинохроники мы знаем, что 7 ноября 1941 г. в Москве было холодно, шёл снег. Крыша ГУМа обледенела, все старались держаться друг за друга, местами приходилось пробираться ползком. Одного хрупкого на вид паренька Иван Александрович держал за ноги, пока тот крепил репродуктор. Парень был так слаб, что, казалось, и не сдвинет с места, не удержит этот рупор. Однако и на этот раз, к счастью, всё обошлось.

И.А. Шамшин хорошо запомнил уроки войны. Осознавая колоссальную ответственность МГРС за своевременное оповещение жителей многомиллионного города в экстраординарных обстоятельствах, держа под постоянным личным контролем систему электросиренного оповещения, уделяя проблемам её эксплуатации много времени, Иван Александрович настаивал на широком использовании для этих целей хорошо зарекомендовавших себя автономных, не требующих электропитания пневмосирен. Не оставалась без его внимания и скромная радиоточка – она не теряла своего значения и в мирные дни: об этом говорил постоянный рост числа абонентов радиотрансляционной сети. Простота, надёжность, относительная дешевизна, экономичность, особенно по энергозатратам – основные преимущества проводного вещания, которые и определяли его популярность. Радиоточка оплачивалась как обычная коммунальная услуга, плата была необременительной даже для семей с небольшими доходами, а МГРС при этом получала неплохую прибыль. Достаточно сказать, что в 1980—1990-е годы размер основных фондов на радиоточку не превышал 2 руб. 50 коп., а чистая прибыль ежегодно составляла более трёх рублей. Эти цифры показывают, насколько высокой была рентабельность данного хозяйства.

Радиоточка успешно выдерживала конкуренцию с эфирным радиовещанием и телевидением, но в МГРС понимали, что нельзя останавливаться на достигнутом, надо идти вперед. Иван Александрович и его коллеги – единомышленники в середине 1970-х разработали комплексную систему трехпрограммного проводного вещания (ТПВ), а затем – и многопрограммного (стереофонического) проводного вещания по телефонным линиям (ТПВ — МПВ). Для решения вопроса о внедрении ТПВ — МПВ в Москве был создан опытный район, но, к сожалению, этот проект при всей его привлекательности и перспективных возможностях развития не получил. А вот за трёхпрограммное вещание Совет Министров СССР отметил Ивана Александровича премией. В наградном листе так и было записано: «За создание и широкое внедрение системы трёхпрограммного радиовещания по проводам».

Профессионализм И.А. Шамшина высоко ценили не только на Родине, но и за рубежом. Куба

В далёкой Индонезии

Братья — главный инженер МГРС И.А. Шамшин и министр связи СССР В.А. Шамшин

Иван Александрович – кандидат технических наук, кавалер орденов Ленина, Отечественной войны II степени, Октябрьской Революции, Трудового Красного Знамени, Знак Почёта, он имел престижные отраслевые награды: «3аслуженный связист РСФСР», «Мастер связи», был Почётным членом ВНТОРЭС им. А.С. Попова, принимал участие в работе многих научно-технических советов и редколлегий отраслевых журналов и издательства «Радио и связь». Так что сказать, что Иван Александрович задержался на полвека на одном месте из-за того, что другое ему было не по плечу, никак нельзя.

Великий труженик, радист по призванию, человек глубоких разносторонних знаний, внешне суровый, требовательный, исключительно принципиальный, но в то же время интеллигентный и деликатный, он был горячим пропагандистом инноваций, ярким примером верного служения делу, которое выбрал однажды и навсегда.

На Карловом мосту в Праге

Как много пройдено дорог, как много вместе пережито... С женой Галиной Ивановной

Одна из последних фотографий

Ивану Александровичу неоднократно предлагали более высокие посты, ему даже как-то пришлось по совместительству быть главным инженером Центрального управления радиофикации Министерства связи. Но И.А. Шамшин остался в МГРС – именно здесь, по его глубокому убеждению, он был нужнее и полезнее. До последнего дня своей жизни Иван

Александрович работал на производстве – именно такая карьера была ему по душе, иного он для себя не желал.

Его любили. И.Ф. Зорин, ставший через некоторое время после скоропостижной смерти Ивана Александровича его преемником на посту главного инженера МГРС и много лет до этого работавший под его руководством, рассказывает, что все сотрудники за глаза тепло называли И.А. Шамшина «дядя Ваня». Обладая креативным мышлением, он очень ценил людей творческих, ярких, «генераторов идей», как он выражался. При этом мог похвалить, мог и здорово отругать, но ни при каких обстоятельствах не обижал и не унижал подчинённых. Человек исключительной скромности и порядочности, он никогда не искал личных выгод – работа была для него превыше всего, она была и работой, и хобби одновременно. Иван Александрович неустанно повторял, что основа всего – профессионализм, гражданственность, сплочённость. Он не жалел ни времени, ни сил на обучение и воспитание людей, которым оставил свое детище – МГРС, и на этом поприще добился многого – 1200 сотрудников предприятия были его единомышленниками, новаторами, рационализаторами, постоянно думающими о будущем – о расширении спектра предоставляемых услуг, повышении культуры обслуживания абонентов. Ивана Александровича глубоко уважали и называли своим учителем многие специалисты, чьи имена составляют сейчас гордость отрасли.

И.А. Шамшин ушел из жизни в 1988 г., вскоре после своего 75-летия. В час прощания с ним многие плакали, звучали безыскусные, но очень искренние строфы, родившиеся в МГРС:

Вы на своем посту в дни мира и войны,
И ваша жизнь с судьбой родной страны,
С судьбой Москвы переплелась навек.
Для нас всегда вы – главный инженер,
Достойный подражания пример.
Как много может сделать человек!

У Ивана Александровича была яркая, завидная, но далеко не лёгкая судьба. Он родился в 1912 г. Отец оставил семью, когда мальчик был ещё совсем маленьким, и его матери, Христине Ивановне, пришлось в одиночку переносить тяготы предреволюционного и революционного времени. Учиться он начал только в 12 лет, но школа была хорошей – Иван Александрович всегда вспоминал о ней с большой теплотой. Там его научили любить электротехнику, и эту любовь он пронёс через всю жизнь. Христина Ивановна вторично вышла замуж, и отчим, врач Александр Васильевич Шамшин, усыновил мальчика – отсюда и отчество, отсюда и фамилия. Вскоре, в 1926 г., у четы Шамшиных родился еще один сын – Василий. Иван был на 14 лет старше, поэтому для маленького брата он стал непререкаемым авторитетом. По-существу, он часто заменял Васе отца, поскольку Александр Васильевич, работая главврачом в санаториях Ессентуков, Геленджика и Анапы, подолгу не бывал дома, а в конце июня 1941 г. был призван в армию и прослужил в различных госпиталях до 1946 г.

Когда Иван Александрович после войны восстанавливал в Москве и Подмосковье разрушенное радиотрансляционное хозяйство, Васе было 17 лет. По примеру старшего брата он тоже решил быть связистом и, как оказалось, не ошибся в выборе – через много лет Василий Александрович Шамшин стал министром связи СССР.

Братья дружили, уважая и поддерживая друг друга. В недавно вышедшей книге воспоминаний В.А. Шамшина «Фрагменты жизни» есть фотография с подписью: «Мои учителя в жизни. Слева – профессор А.Д. Фортушенко, справа – брат И.А. Шамшин».

Детей у Ивана Александровича не было, и всю свою любовь он отдавал племянникам – Шурочке и Сереже, тепло и с уважением относился к жене брата – Вере Сергеевне. Несмотря на родственные связи, Иван Александрович ни разу не позволил себе использовать «административный ресурс» – близость к министру связи СССР – ни в личных, ни в служебных целях. Наоборот, как вспоминает И.Ф. Зорин, Иван Александрович очень щепетильно относился к этому моменту и всегда говорил, что и он сам, и МГРС должны работать хорошо, «чтобы не подводить брата».

В этом году исполнилось 20 лет со дня смерти И.А. Шамшина. Говорят, что человек жив до тех пор, пока о нем помнят. В дни празднования 75-летия МГРС об Иване Александровиче вспоминали очень и очень многие, а это значит, что жить он будет долго.

Статья опубликована в журнале «Электросвязь» № 4, 2008 г.
Перепечатывается с разрешения редакции.
Статья помещена в музей 27.11.2009






Рекомендуемый контент




Copyright © 2010-2017 housea.ru. Контакты: info@housea.ru При использовании материалов веб-сайта Домашнее Радио, гиперссылка на источник обязательна.