Выдающийся организатор военной связи

Иван Терентьевич Пересыпкин занимает особое место в истории связи нашей страны и Вооруженных Сил. Таких людей, как он, история всегда выдвигает на первые роли в критические периоды существования государства.

После окончания Военной электротехнической академии связи Красной Армии в 1937 г. И. Т. Пересыпкин был назначен комиссаром нашего Научно-исследовательского института связи Красной Армии.

И. Т. Пересыпкин в 1944 г. Впереди еще много работы...

Иван Терентьевич говорил потом, что работа в институте явилась для него хорошей школой. Он нашел общий язык с научным руководителем института, академиком П. В. Шулейкиным. Вместе они составили письмо в ЦК ВКП(б) о трудностях с аппаратурой связи, которые испытывает Красная Армия. В результате по инициативе наркома обороны К. Е. Ворошилова, который сам имел претензии к Управлению связи, И. Т. Пересыпкина назначили комиссаром Управления связи Красной Армии.

Привлекая к работе сотрудников управления И. Т. Булычева, возглавлявшего боевую подготовку, И. А. Русанова, ведавшего вопросами вооружения, но прежде всего, опираясь на специалистов нашего института, новый комиссар за короткое время провел большую работу, помогая новому начальнику Управления связи Красной Армии И. А. Найденову.

Дела в управлении связи у новых начальников стали налаживаться. Это отметил начальник Генерального штаба Б. М. Шапошников. По его инициативе К. Е. Ворошилов назначил И. Т. Пересыпкина в феврале 1939 г. первым заместителем начальника Управления связи Красной Армии, но работать в этой должности ему пришлось недолго.

В это время сложилась критическая обстановка в Наркомате связи СССР после ареста наркома Ягоды и распада коллегии наркомата.

И. В. Сталин искал замену Ягоде. Ему посоветовали кандидатуру И. Т. Пересыпкина. И. В. Сталин его вызвал 10 мая 1939 г. и в присутствии главы советского правительства В. М. Молотова предложил занять должность наркома связи СССР, поручив срочно сформировать новый состав коллегии, привлекая, если нужно, опытных специалистов из Наркомата обороны.

Ивану Терентьевичу было тогда 34 года.

Новый нарком связи за два года, пока не началась Великая Отечественная война, провел гигантскую работу по наведению порядка в системе связи страны, впервые сделав эту отрасль народного хозяйства рентабельной. Но самое главное – он планомерно готовил отрасль к предстоящей войне.

Так было закончено строительство и началась эксплуатация многоканальной магистрали Москва-Хабаровск длиной 9 тыс. км через Урал, Сибирь, Забайкалье по 18 краям и областям нашей страны. Это очень пригодилось во время войны для связи с эвакуированными на восток предприятиями; проведена реконструкция систем связи прибалтийских республик, Молдавии, западных областей Украины и Белоруссии, не рассчитанных в те годы на взаимодействие с системой связи СССР. Это обеспечило Москве, и, прежде всего Генеральному штабу, устойчивую связь с новыми пограничными регионами.

Вопросы связи все чаще стали обсуждаться в ЦК и Совнаркоме. Говорили преимущественно о необходимости удовлетворения потребностей Наркомата обороны, и в первую очередь, Военно-воздушных сил и сил Противовоздушной обороны страны.

Командующие войсками округов стали приглашать И. Т. Пересыпкина на учения, чтобы обсудить с ним проблемы улучшения связи на территории округа.

Началась Великая Отечественная война. Наши войска были вынуждены отступать, оставляя населенные пункты с узлами связи, где было много ценного имущества. Постоянные бомбежки разрушали сооружения связи, в том числе в Московской зоне. Их нужно было постоянно ремонтировать, для чего создавались ремонтные батальоны Наркомата связи, каждый численностью 500 человек (из них 250 офицеров были специалистами).

В первую очередь три таких батальона начали работать в Московской зоне и три – в Ленинграде. В течение войны число ремонтных батальонов Наркомата связи непрерывно увеличивалось. Это обеспечило нормальное функционирование системы связи страны.

Вокруг Москвы в короткие сроки была построена кольцевая магистраль с четырьмя узлами связи: Север, Юг, Запад, Восток, а также закончено строительство резервного узла связи, дублирующего Центральный телеграф, междугородную телефонную станцию и городские АТС. Лучшие специалисты Москвы были привлечены к строительству.

В результате этих мероприятий система связи страны обеспечивала возможность удовлетворительного управления народным хозяйством. Военная же связь работала плохо: сказывались неизбежные во время ремонта перерывы в работе магистралей, не хватало аппаратуры и квалифицированных связистов.

И. В. Сталин вызвал к себе 22 июля 1941 г. начальника Управления связи Красной Армии Н. И. Галича и наркома связи И. Т. Пересыпкина. Состоялся неприятный для Н. И. Галича разговор, и он был освобожден от должности. Начальником Управления связи Красной Армии стал И. Т. Пересыпкин с сохранением поста наркома связи. Причем он получил полномочия заместителя наркома обороны, т. е. заместителя самого И. В. Сталина. Никогда – ни ранее, ни позже военачальник-связист не имел таких полномочий.

На следующий день И. В. Сталин подписал подготовленный И. Т. Пересыпкиным приказ "Об улучшении связи в Красной Армии".

Было сформировано Главное управление связи Красной Армии (ГУС КА). И. Т. Пересыпкин привлек к работе хорошо зарекомендовавших себя специалистов. Он вернул на службу И. А. Найденова, у которого не так давно был комиссаром. Теперь уже И. А. Найденов стал заместителем Ивана Терентьевича.

В ГУС КА было создано специальное управление, наделенное большими полномочиями по использованию проводных линий всех ведомств для нужд войск. Это позволяло военным при нарушении связи немедленно заменять поврежденную линию на запасной вариант, кому бы сеть ни принадлежала. Были оборудованы соответствующие кроссировочные пункты.

Так была решена проблема устойчивости телефонной связи Ставки с командными пунктами фронтов и армий, особенно в период обороны Москвы и последующего контрнаступления.

С помощью нашего института были созданы и внедрены приставки к коротковолновым радиостанциям "Алмаз", "Карбид", "Бекан", обеспечивающие беспоисковую буквопечатающую радиосвязь в звеньях "Генеральный штаб – фронт – армия". Буквопечатающие телеграфные аппараты были взяты из Наркомата связи. Проблема устойчивости и непрерывности телеграфной связи, ее независимости от повреждения проводных линий была решена.

В Наркомате обороны имелись собственные заводы по производству аппаратуры связи. На одном производились телефонные аппараты, коммутаторы и другое оборудование проводной связи, на другом – переносные радиостанции 13-Р, а позже разработанная группой Г. Т. Шитикова УКВ-радиостанция А-7. Эти военные заводы помогли пережить спад производства во время эвакуации промышленности на восток.

Для связи с Ленинградом и Ленинградским фронтом были проложены две специальные многоканальные кабельные линии по дну Ладожского озера. В этом участвовали сотрудники Академии связи и нашего института, в частности, А. П. Удалов.

И. Т. Пересыпкин часто выезжал из Москвы в войска и без волокиты решал возникавшие вопросы. Например, после введения личных радиостанций командующих и командиров среди них стала распространяться своего рода радиобоязнь – а вдруг немцы будут перехватывать переговоры или того хуже – запеленгуют радиостанцию и начнут стрелять по ней! Иван Терентьевич в ответ на эти опасения издал директиву как заместитель наркома обороны (ведь дело касалось командующих и командиров, а не только связистов) от 18 мая 1943 г. о радиосвязи как "основном, а зачастую единственном виде связи".

С этой директивой у меня связаны личные воспоминания. Я был тогда начальником связи опергруппы гвардейских минометных частей Центрального фронта. Штаб опергруппы имел связь со всеми своими частями только по радио, потому что они часто и неожиданно перемещались.

По директиве Ставки войска на Курской дуге перешли 12 апреля 1943 г. к преднамеренной обороне, когда формально должно соблюдаться радиомолчание. Но у меня никакой другой связи не было и не могло быть.

С согласия начальника опергруппы Шамлина (к сожалению, уже не помню его имени) я ограничил радиосвязь только цифровыми сигналами централизованного боевого управления (ЦБУ), которые были необходимы для интенсивных тренировок наших частей по быстроте развертывания огневых позиций в связи с предложенной К. К. Рокоссовским контрартподготовкой. О ней сейчас широко известно из кинофильмов.

Точное время наступления немцев стало известно только за полчаса до его начала, и эти тренировки помогли нам успеть передать сигналы ЦБУ, а 250 боевым установкам "Катюша" занять огневые позиции и вовремя открыть огонь. Никто не опоздал.

Однако все могло сорваться, потому что в разгаре тренировок разведка добыла в немецком штабе материалы по перехвату нашей радиосвязи. Сотрудники СМЕРШ потребовали прекратить радиосвязь. Я доложил начальнику опергруппы материалы перехвата. Он прочел и сказал: "Очень хороший и ценный документ. Немцы, сами того не зная, удостоверяют, что наши боевые сигналы и донесения ими не расшифровываются. Я доложу К. К. Рокоссовскому, и мы переговорим с И. Т. Пересыпкиным, который сейчас у него".

В результате радиосвязь не прекратили, и тренировки продолжались, ну а я избежал наказания за нарушение режима работы радиосвязи. Более того, много лет спустя в книге И. Т. Пересыпкина "Связь в Великой Отечественной войне" я прочитал следующие строки:

"Важную роль сыграла радиосвязь при обеспечении управления многочисленными танковыми частями и артиллерией. Например, в 13-й армии Центрального фронта, против которой был направлен главный удар немецко-фашистских войск, находилось 5 полков и дивизия реактивных минометов. Это составляло свыше 60% всех дивизионов реактивной артиллерии фронта. Основным средством управления всеми этими частями являлась радиосвязь. Управление частями реактивной артиллерии в 13 армии осуществлялось специально созданной для этой цели оперативной группой. Она имела устойчивую радиосвязь со всеми гвардейскими минометными частями, а также со штабом оперативной группы, созданной во фронте. Устойчивая и гибкая радиосвязь позволила массировать огонь гвардейских минометных частей и наносить сокрушительные удары по войскам противника".

В 1944 г. И. Т. Пересыпкину присвоили звание маршала войск связи.

К этому времени в Наркомате связи резко возрос объем работ по восстановлению связи во всех пострадавших регионах страны в интересах народного хозяйства. Это отвлекало внимание начальника ГУС КА от подготовки военных связистов для работы в условиях боевых действий за рубежом.

Было принято решение, чтобы И. Т. Пересыпкин сосредоточился только на руководстве ГУС КА. Наркомом связи СССР по предложению Ивана Терентьевича был назначен К. Я. Сергейчук, работавший ранее его первым заместителем.

Уже в 1944 г. И. Т. Пересыпкин начал думать о послевоенном перевооружении войск связи. Была создана специальная комиссия с привлечением сотрудников нашего института и Академии связи, которая выехала на фронт для изучения опыта войск и разработки на этой основе программы перевооружения. После окончания войны разработанная программа была утверждена. В ней предусматривались революционные мероприятия: радиосвязь во всех звеньях без поиска и подстройки; переход в тактическом звене управления на УКВ-диапазон; буквопечатающая радиосвязь на КВ-радиостанциях в звене "Генеральный штаб – фронт – армия"; внедрение радиорелейной связи; многоканальность проводной связи; создание аппаратуры автоматического засекречивания; создание подвижных узлов связи.

По многим позициям промышленность, ослабленная эвакуацией, еще не была готова к решению таких задач. Поэтому И. Т. Пересыпкин поручил нашему институту работать совместно с промышленными предприятиями, а в ряде случаев даже разрабатывать опытные образцы новой аппаратуры. Так было, в частности, с УКВ-радиостанциями семейства "Астра" и буквопечатающей КВ-радиолинией "Амур".

Можно бесконечно говорить о многогранной созидательной работе И. Т. Пересыпкина. Однако деятельность этого выдающегося человека внезапно оборвалась в расцвете его сил и способностей – он был освобожден от занимаемой должности без всяких объяснений. А ему было всего 54 года!

Иван Терентьевич не пал духом. Не страдая звездной болезнью, он и в новых условиях продолжал трудиться и оказался, как всегда, востребованным.

Его постоянно приглашали для работы в ответственные комиссии. Кто же лучше И. Т. Пересыпкина мог оценить проект новой магистрали связи или разобраться, виноваты ли связисты, что ПВО пропустила самолет-нарушитель или ее зенитки сбили по ошибке не то, что надо.

Не было отбоя от военных частей и учреждений, приглашавших его на встречи с личным составом. Материалы для таких бесед он иногда брал в нашем институте. И. Т. Пересыпкин опубликовал две книги: "Связь в Великой Отечественной войне" и "... А в бою еще важней".

И. Т. Пересыпкин всегда принимал участие во встречах ветеранов института, членом коллектива которого себя считал.

В последний раз я встречался с ним в январе 1978 года незадолго до его смерти. Он отдыхал с женой в санатории "Архангельское". Наши номера оказались рядом, и мы часто общались.

На одной из своих книг, подаренных мне, Иван Терентьевич написал:

"Глубокоуважаемому Николаю Тихоновичу. На память о совместной работе по созданию послевоенного поколения ультракоротковолновых радиостанций.
И. Пересыпкин 22. 01. 78"

Обратите внимание, как скромно он определил свою роль в создании УКВ-радиостанций: просто "совместная работа". Это не рисовка, а суть Ивана Терентьевича: он всегда был великим тружеником и необыкновенно порядочным человеком.

Статья опубликована в журнале "Электросвязь: история и современность" №2, 2005 г., стр. 18.
Перепечатывается с разрешения редакции.






Рекомендуемый контент




Copyright © 2010-2017 housea.ru. Контакты: info@housea.ru При использовании материалов веб-сайта Домашнее Радио, гиперссылка на источник обязательна.