МГТС в годы Великой Отечественной войны

С первых дней войны нагрузка на телефонные станции Московской городской телефонной сети (МГТС) значительно возросла. Сразу возникла необходимость установки огромного числа новых телефонов - для нужд обороны. Проводились срочные работы по телефонизации штабов, зенитных батарей, мест размещения аэростатов и других важных объектов. На внешних фасадах многих зданий устанавливались телефоны общего пользования - для сообщения о пожарах, завалах, разрушениях. Стала ощущаться нехватка линий, станционных приборов. Но думать об увеличении мощностей уже не приходилось. Главная задача, которая стояла перед МГТС в первый год войны, - перестроить работу сети применительно к условиям военного времени.

На свои наземные объекты связисты Московской городской телефонной сети устанавливали светомаскировку и затемнение, обеспечивали противопожарную безопасность. Люки шахт и станционных колодцев защищали железобетонными плитами, балками или насыпями песка. А внутри кабельных шахт и других подвальных помещений проводили укрепительные работы. Между полом и потолком на расстоянии 1,5-3,0 м друг от друга устанавливали деревянные стойки - подпорки на случай разрушения и обвала зданий. Нижняя часть стойки упиралась в круглую внутреннюю выемку перевернутой чугунной крышки телефонного колодца, а верхняя укреплялась на потолке с помощью деревянных досок и крыльев.

На каждом телефонном узле из числа работников были созданы специальные команды: аварийно-восстановительные, противопожарные, санитарные, противохимические и другие. Часть личного состава команд находилась на казарменном положении, т. е. была в постоянной боевой готовности на объекте. Другие члены команд должны были являться на узел при объявлении воздушной тревоги.

Устранять разрушения станционных и линейных объектов работникам МГТС приходилось чаще всего под звуки тревожных сирен, извещавших о налетах бомбардировщиков. Связисты демонстрировали не только высокий профессионализм, но и необычайное мужество. Например, в августе 1941 г., как сообщала газета "Вечерняя Москва", на дом, где проводила восстановительные работы команда Осипова, упало несколько зажигательных бомб. Связистов это не только не испугало, они, не прекращая работ, обезвредили все бомбы и устранили неполадки еще до окончания воздушной тревоги. Таких случаев было немало.

Одно из самых больших разрушений объектов связи произошло осенью 1941 г. На ул. Горького фугасная бомба попала в подземный коллектор, были разорваны кабели связи, водопроводные магистральные трубы, силовые кабели и другие коммуникации. Когда на место происшествия прибыли спайщики МГТС, они первое время ничего не могли увидеть - все заволокло пылью и дымом. Когда дым рассеялся, оказалось, что мостовая и тротуар засыпаны землей, щебнем, стеклом, обломками бетона и асфальта. До коллектора добрались с трудом. Восстановительные работы в нем продолжались круглосуточно в течение нескольких дней. Одновременно трудились связисты, электрики, водопроводчики и строители.

Однажды бомба попала в телефонный колодец между домами № 4 и 6 на ул. Б. Молчановка. Колодец был разрушен, ряд кабелей, в том числе и емкостью 600х2, были разорваны. В течение нескольких дней удалось восстановить колодец, сделать вставки кабелей. Но когда работы подходили к концу, обнаружилось, что люк и крышки колодца после взрыва пропали неизвестно куда. Их обнаружили случайно на... чердаке соседнего двухэтажного дома. Оказалось, что замок на крышках был не поврежден и даже более того - заперт, как и прежде, до взрыва. Люк спустили и установили на вновь отстроенный колодец.

В октябре 1941 г. сотрудники МГТС, как и другие москвичи, участвовали в укреплении оборонных рубежей столицы: возводили противотанковые рвы, доты и дзоты, устанавливали бетонные надолбы, стальные противотанковые "ежи", подготавливали участки для минирования. В то же время увеличился объем работ по обеспечению связью оборонявших Москву соединений и частей. Порой связисты, после смены на строительстве оборонительных объектов, шли телефонизировать только что созданные доты, дзоты, наблюдательные точки.

Организация новой связи требовала особого профессионализма и высокой скорости. Необходимо было в кратчайшие сроки устранять повреждения, вслед за передислокацией воинских частей переключать линии с одного направления на другое. Для большей оперативности были созданы специальные диспетчерские группы. Они занимались обслуживанием правительственной и военной связи.

Когда враг был уже недалеко от Москвы, стал вопрос о сохранении станционного оборудования. Часть его была демонтирована и эвакуирована в другие районы страны, в частности в города Куйбышев, Казань, Уфу. Всего полностью или частично было демонтировано 17 телефонных станций и подстанций общей емкостью 60 100 номеров.

Во время битвы за Москву связь функционировала постоянно, хотя враг и пытался нарушить средства связи столицы. Многие бомбы падали вблизи АТС и подстанций. Но возникающие повреждения оперативно ликвидировали. И, бесспорно, в первой победе под Москвой есть немалый вклад и работников Московской городской телефонной сети.

В 1942 г. была реконструирована Центральная телефонная станция. Несмотря на модернизацию оборудования, проведенную перед войной, значительное количество абонентов ЦТС все еще обслуживалось по ручной системе. Во многих соединениях участвовало по три телефонистки: сигнальная, мюльтипльная и тастатурная. Это сильно усложняло процесс соединения. Кроме того, к реконструкции подталкивал и тот факт, что станционное оборудование и телефонистки, располагавшиеся в верхних этажах здания, были очень уязвимы при налетах авиации противника. А на этих этажах как раз находились залы В и D, абоненты которых имели аппараты без номеронабирателей, т. е. соединялись вручную. Эти залы необходимо было закрыть как можно быстрее.

К началу 1942 г. первый этап реконструкции был завершен. Мюльтипльные столы залов В и D были упразднены. Сигнальные телефонистки соединяли вызывающих абонентов уже напрямую со свободными линиями, идущими в тастатурный зал. На тастатурный зал были переключены и абоненты зала D. А здесь уже имелась возможность соединения вызывающего абонента с любым другим. И хотя зал В все еще функционировал, но объем его оборудования и штат телефонисток был уменьшен.

В связи с эвакуацией из Москвы ряда учреждений и предприятий количество абонентов Центральной телефонной станции значительно сократилось. Освободившаяся номерная емкость позволила переключить телефоны зала В на АТС К4 и К5. А сам зал был полностью демонтирован. Благодаря освободившейся емкости на 10 000 номеров удалось создать коммутаторный узел входящего сообщения. Таким образом, после реконструкции в здании ЦТС находились АТС К4, К5, бестастатурный зал, тастатурный зал, промоборудование и коммутаторный узел. И хотя общая номерная емкость Центральной телефонной станции несколько сократилась, потребность центра Москвы в связи она обеспечивала.

Положение на Западном фронте улучшалось, но налеты авиации противника на Москву не прекращались. В ночь с 29 на 30 марта 1942 г. на ул. Мархлевского вблизи Центральной телефонной станции упали три фугасные бомбы. С фасадной стороны здания не уцелело ни одного стекла, но техническое оборудование станции существенных повреждений не получило. Всего от бомбежки в Москве пострадало семь телефонных станций. Однако ни одного случая прекращения связи не было. Она работала бесперебойно.

Всего на Москву было совершено свыше 140 налетов вражеской авиации, на город сброшено более 1600 фугасных и 100 000 зажигательных бомб.

С весны 1942 г. возобновилась установка квартирных телефонов и телефонов-автоматов. Возвращение из эвакуации различных организаций и населения потребовало увеличения номерной емкости МГТС. Ведь после демонтажа ряда станций она сократилась. И тут вновь пришло время ручных подстанций небольшой емкости. С 1942 г. до начала 1944 г. были восстановлены и построены Кировская подстанция, Краснопресненская, Дорогомиловская, Дмитровская, Ленинградская и подстанция на Сельскохозяйственной выставке. Одновременно были восстановлены отдельные демонтированные секции автоматических телефонных станций Д1, Ж4 и К5.

С февраля 1944 г. в Москву возвращается эвакуированное станционное оборудование. Начинают отстраиваться АТС. В течение года были снова введены в строй АТС Г6, Ж2, В1, В2, Е1, И1, К7 и Д2. А поскольку они обеспечивали потребность в номерной емкости, ручные подстанции, построенные в 1942 г., были демонтированы.

В 1941 г. монтированная емкость МГТС составляла 106 590 номеров, из них 85 670 были задействованы. А в 1945 г. емкость возросла до 147 020 номеров (123 500 задействовано).

За самоотверженный труд в годы Великой Отечественной войны многие работники Московской городской телефонной сети отмечены различными орденами и медалями. В мае 1943 г. 37 из них были награждены Указом Президиума Верховного Совета СССР с формулировкой "За образцовое выполнение заданий в деле обеспечения обороны страны всеми видами связи". А в 1944 г. за успешное выполнение работ по восстановлению станционного оборудования АТС, демонтированного в 1941 г., звание "Мастер связи" было присвоено В. Виноградову, В. Грицу, Б. Матюшу и В. Кудиновой. Многим работникам сети были вручены медали "За оборону Москвы".

Материал подготовлен с использованием данных, опубликованных в книге В. Васильева, Е. Дубровской, О. Ануфриевой и др. "100 лет Московской городской телефонной сети".






Рекомендуемый контент




Copyright © 2010-2019 housea.ru. Контакты: info@housea.ru При использовании материалов веб-сайта Домашнее Радио, гиперссылка на источник обязательна.