Строительство первых в России телефонных станций

Появление телефона впервые открыло возможности непосредственных переговоров между абонентами. Однако это достоинство было оценено не сразу. Во-первых, телефонную связь разрекламировали еще до того, как выпустили надежные телефоны и микрофоны. А во-вторых, потенциальные абоненты - деловые люди - успешно пользовались другим видом связи - телеграфом, ценя его за возможность передачи документальных записей. Поэтому приход телефонии в Россию несколько замедлился. Первые мелкие частные телефонные станции начали действовать только в 1880 г., спустя два года после изобретения трубки Белла. Однако уже тогда стали думать и о создании городских телефонных сетей.

25 сентября 1881 года русское правительство утвердило "Основные условия устройства и эксплуатации городских телефонных сообщений в России". Согласно документу право на строительство и эксплуатацию предоставлялось предпринимателю на срок 20 лет, по истечении которого телефонные сооружения должны были безвозмездно передаваться правительству. Первый контракт был заключен 1 ноября 1881 г. между Министерством внутренних дел, в ведении которого находились средства связи, с одной стороны, и частным предпринимателем, инженером фон-Барановым, с другой. Однако строить сеть фон-Баранов не стал, а продал свои права Международной компании телефонов Белла. С ней связана вся начальная история телефонии в России. Компания Белла многие годы была монополистом в эксплуатации телефонных станций в крупных городах.

Ввод в строй первых станций состоялся в 1882 г. почти одновременно в Петербурге, Москве, Одессе и Риге. Через несколько лет, в 1885-1886 гг., были оборудованы и открыты телефонные сети в Нижнем Новгороде, Либаве, Ревеле, Ростове-на-Дону и Баку.

Первые телефонные станции компании Белла в России работали с однопроводными абонентскими линиями и выполнялись с использованием досок системы Гилеланда емкостью 50 номеров каждая. Это устройство представляло собой ручной коммутатор с вертикальной панелью и горизонтальным столом, на котором располагались продольные и поперечные латунные полосы толщиной 0,5 мм. Эти полосы соединялись вставным штепселем. Между вертикальной доской и горизонтальным столом размещались 50 (по одному на каждый номер) вызывных клапанов, расположенных в два ряда. Абонентские линии подключались к клеммам на обратной стороне коммутаторной доски. Каждая из них соединялась с электромагнитом соответствующего вызывного клапана и соответствующими полосами на горизонтальном столе и вертикальной панели. По мере расширения станции в каждую доску Гилеланда включались соединительные линии для связи с другими досками станции. Например, московская станция к концу XIX века имела 16 досок с 90 соединительными линиями в каждой.

Абонентские устройства в то время состояли из трубки Белла, микрофона Блейка, индуктора и звонка Гилеланда и батареи элементов Лекланше. Эти телефонные аппараты, получившие название Белла - Блека, вызывали массу нареканий, в частности, из-за неудобства размещения микрофона (он был вмонтирован в корпус аппарата, и говорящему приходилось наклоняться), а также из-за большой взаимной индукции однопроводных абонентских линий и несовершенной рычажной системы, которая зачастую давала сбои.

Пользуясь своим монопольным правом, компания Белла установила небывало высокую плату за пользование телефоном - 250 руб. в год и, обеспечив себя сверхвысокой прибылью, не стремилась вкладывать средства в усовершенствование построенной системы, даже несмотря на многочисленные жалобы. Нередко абонент не мог соединиться с вызываемым лицом в течение нескольких часов.

На каждой станции работали одновременно несколько телефонисток. Одна из них, получив сигнал вызова, спрашивала абонента, с кем он желает установить связь. Если требуемый номер был включен в другой коммутатор, первая телефонистка громко оповещала об этом другую. Та в свою очередь, убедившись, что номер не занят, соединяла его со свободной соединительной линией, ведущей к первому коммутатору, и громко оповещала об этом его телефонистку. И только после этого получившая вызывной сигнал телефонистка соединяла абонента. Вследствие громких разговоров телефонисток, создававших на станции шум и неразбериху, часто возникали ошибки в соединении.

За 20-летний срок концессии компания лишь установила грозозащитные устройства и произвела замену устаревших досок Гилеланда коммутаторами шкафного типа. Они были оборудованы индивидуальными абонентскими гнездами и вызывными бленкерами. Каждый коммутатор был рассчитан на 200 однопроводных абонентских линий, что давало возможность расширить станцию и уменьшить число телефонисток. Осенью 1901 г., к окончанию срока концессии компании Белла, Петербургская сеть обслуживала 3,8 тыс. абонентов, Московская - 2,86 тыс.






Рекомендуемый контент




Copyright © 2010-2019 housea.ru. Контакты: info@housea.ru При использовании материалов веб-сайта Домашнее Радио, гиперссылка на источник обязательна.