Из истории государственного управления электросвязью в России.

Управление электросвязью между февралем и октябрем 1917 г.Введение

Текст отречения императора Николая II. 2 марта 1917 г.

2 марта (здесь и далее все даты даются по старому стилю) 1917 г. последний российский император Николай II подписал Акт об отречении от престола Государства Российского. Несколько часов спустя телеграфные провода разнесут эту сенсационную новость по стране и миру, а 4 марта известие об отречении будет опубликовано практически во всех газетах.

Отречение Николая II не было добровольным. К принятию этого решения его вынудило восстание в конце февраля 1917 г. населения Петрограда, к которому присоединился и столичный гарнизон. Однако не следует забывать и о том, что высший российский генералитет, в те критические дни изолировавший Николая от каких-либо связей с внешним миром, не только отказал своему императору в поддержке, но и практически единогласно прямо потребовал от него безусловного отречения от престола.

«Кругом измена, трусость и обман!», – запишет вечером 2 марта в своем дневнике уже бывший русский император.

В охваченной восстанием столице единственным легитимным органом власти, который все ещё пользовался поддержкой подавляющего большинства населения страны, оставалась Государственная Дума. Именно к Таврическому дворцу (резиденции Государственной Думы) направлялись восставшие войсковые части, стекались представители бастующих предприятий и отдельные революционно настроенные граждане.

27 февраля 1917 г. «для восстановления порядка и для сношения с лицами и учреждениями» был образован Временный комитет Государственной Думы, в который вошли представители всех думских фракций. В ночь с 27 на 28 февраля (т. е. почти за трое суток до отречения Николая II) Временный комитет Государственной Думы принял решение о взятии власти в свои руки. С этого момента восстание перестает быть стихийным, и его штабом становится созданная Временным комитетом Военная комиссия, во главе которой был поставлен депутат Государственной Думы Б.А. Энгельгардт.

Одним из первых решений Б.А. Энгельгардта стало распоряжение «о занятии радиотелеграфа и телеграфа, городских телефонов и почт» [9]. И это решение было оперативно исполнено. Сначала к полудню 28 февраля революционными отрядами были заняты Центральная телефонная станция и Главный телеграф, а несколько часов спустя – и Главный почтамт [9]. С этого момента все сообщения столицы со страной и миром полностью контролировались революционной властью.

Демонстрация солдат петроградского гарнизона. Февраль 1917 г.

Комиссары Временного комитета Государственной Думы и Временного правительства

Прекрасно понимая всю важность контроля над связью для захвата и удержания власти, Временный комитет Государственной Думы ещё в ходе восстания принимает решение о направлении в почтово-телеграфное ведомство своих комиссаров. «Для заведывания» телеграфной частью были выбраны члены Государственной Думы П.П. Гронский и М.Д. Калугин [11]. В руках этих людей, а не руководства Главного управления почт и телеграфов, в первые дни Февральской революции оказалось государственное управление отраслью.

П.П. Гронский родился в 1883 г. в Тверской губернии. После окончания в 1903 г. юридического факультета Петербургского университета был оставлен в нём для подготовки к получению профессорского звания. Был приват-доцентом Петербургского университета, профессором административного права Петербургского политехнического института, преподавателем Психоневрологического института. Постоянно публиковался в изданиях, принадлежавших к либеральному направлению. Член Конституционно-демократической партии. В 1912 г. был избран депутатом Государственной Думы 4-го созыва. Член Центрального комитета Конституционно-демократической партии. 28 февраля 1917 г. Временный комитет Государственной Думы направляет П.П. Гронского комиссаром на Главный телеграф, а на следующий день он был поставлен во главе Петроградского телеграфного агентства [7]. П.П. Гронский сделал всё от него зависящее, чтобы информация о революции в Петрограде как можно скорее разошлась по всей стране.

М.Д. Калугин родился в 1882 г. Инженер-электрик (окончил Электротехнический институт). Депутат Государственной Думы 4-го созыва. Член Конституционно-демократической партии. 28 февраля 1917 г. был направлен комиссаром на Главный телеграф [8].

1 марта Временный комитет Государственной Думы направляет своего комиссара и в Главное управление почт и телеграфов. Этим комиссаром становится видный депутат Государственной Думы К.К. Черносвитов [9].

К.К. Черносвитов родился в 1865 г. После окончания в 1887 г. Императорского училища правоведения служил в Сенате, был присяжным поверенным, заместителем прокурора в окружных судах. Государственную службу оставил «по политическим соображениям». В 1905 г. вступил в Конституционно-демократическую партию. В 1906 г. был избран депутатом Государственной Думы 1-го созыва. Впоследствии избирался депутатом 2-й, 3-й и 4-й Государственных Дум. Член Центрального комитета Конституционно-демократической партии [10].

2 марта 1917 г. К.К. Черносвитов в сопровождении М.Д. Калугина и А.А. Барышникова (комиссар Главного почтамта) явился в Главное управление почт и телеграфов и установил контроль над его деятельностью. При этом старый начальник почтово-телеграфного ведомства В.Б. Похвиснев не был сразу смещён со своего поста, наоборот – ему предложили оставаться на месте и исполнять свои обязанности. Однако отдавать самостоятельные распоряжения по ведомству В.Б. Похвиснев уже не мог. Все бумаги, которые шли к нему на подпись, теперь сначала должны были направляться к комиссарам Временного комитета Государственной Думы, с которыми и согласовывались все последующие действия руководства почтово-телеграфного ведомства. Последнее облегчалось тем, что К.К. Черносвитов с самого начала расположился в кабинете В.Б. Похвиснева и полностью контролировал все его связи с внешним миром [9].

Вскоре после образования Временного правительства правительственным комиссаром в Главном управлении почт и телеграфов становится А.А. Барышников.

А.А. Барышников родился в 1877 г. В 1898 г. окончил Институт путей сообщения. Служил в Министерстве путей сообщения. В 1905 г. покинул государственную службу и посвятил себя архитектуре. С 1909 г. являлся гласным С.-Петербургской городской думы, был членом городской управы, где заведовал строительным отделом. В 1912 г. был избран депутатом Государственной Думы 4-го созыва. В Думе входил во фракцию прогрессистов [6].

В качестве комиссара Временного правительства А.А. Барышников контролировал деятельность исполняющего обязанности начальника почтово-телеграфного ведомства С.К. Хитрово, который не раньше 4 и не позднее 14 марта 1917 г. пришёл на смену В.Б. Похвисневу [18].

С. К. Хитрово родился в 1865 г. После окончания в 1887 г. Императорского Казанского университета был определен на службу в канцелярию Казанского губернатора. С 1890 по 1903 гг. занимал различные должности в Карачевском уезде Орловской губернии. В 1901 г. получил придворное звание камергера. В 1903 г. был назначен Тверским вице-губернатором. 26 октября 1907 г. С.К. Хитрово был переведен в почтово-телеграфное ведомство и был назначен помощником начальника Главного управления почт и телеграфов. В 1910 г. получил чин действительного статского советника (такой же, как и у его непосредственного руководителя) [15].

Министр революции И.Г. Церетели

В начале мая 1917 г. статус почтово-телеграфного ведомства был изменен. Третий раз в истории отрасли было создано Министерство почт и телеграфов. Говоря об этом нельзя не отметить, что, принимая решение о создании нового министерства, Временное правительство меньше всего думало о проблемах развития отрасли. В тот момент перед властью стояли совершенно иные задачи. Она (власть) усиленно искала выход из острого правительственного кризиса, причиной которого стала публикация министром иностранных дел П.Н. Милюковым ноты о верности России союзническим обязательствам. Лозунг «война до победного конца» оказался настолько непопулярен, что вызвал отставку П.Н. Милюкова и существенные изменения в составе Временного правительства. Новое правительство стало коалиционным: в его состав впервые вошли представители социалистических партий. Одним из новых министров стал видный деятель Российской социал-демократической рабочей партии И.Г. Церетели.

И. Г. Церетели

Ираклий Георгиевич Церетели родился в 1881 г. в Кутаиси (Грузия). Происходил из обедневшего старинного дворянского рода, известного, по крайней мере, с XIV столетия. В 1900 г., после окончания Тифлисской гимназии, поступил на юридический факультет Московского университета.

В университете И.Г. Церетели быстро включается в студенческое движение. Уже в 1901 г. он становится председателем исполкома студенческих организаций Москвы. В императорской России такая активность не могла остаться безнаказанной, и в феврале 1902 г. 20-летний студент был сослан в Восточную Сибирь (ссылку отбывал в Иркутске). В 1903 г. И.Г. Церетели возвращается на Кавказ, где вступает в Российскую социал-демократическую рабочую партию. Вскоре он уже член Тифлисского комитета РСДРП. После того, как на II съезде РСДРП произошёл исторический раскол на два политических течения (последователей В.И. Ленина – большевиков и последователей Ю.Л. Мартова – меньшевиков), И.Г. Церетели становится меньшевиком. В 1907 г. был избран депутатом 2-й Государственной Думы, где возглавлял социал-демократическую фракцию. В июне 1907 г., после роспуска Государственной Думы 2-го созыва, за революционную деятельность был арестован и осужден на пять лет каторги, которая в связи с болезнью была заменена семью годами одиночного заключения в тюрьме с последующим поселением в Восточной Сибири [2].

Вскоре после Февральской революции 1917 г. И. Г. Церетели возвращается в Петроград. Здесь он входит в состав исполкома Петроградского Совета и становится одним из признанных лидеров российской социал-демократии. Именно такую знаковую фигуру в период апрельского кризиса и хотел получить в своё новое правительство князь Г.Е. Львов.

Вот, что вспоминал об этом сам И.Г. Церетели: «Я лично не собирался входить в правительство. При том влиянии, которым я пользовался в Совете, мне надо было все силы посвятить работе в нём, чтобы способствовать осуществлению наиболее полного сотрудничества Совета с правительством. На этом основании я отвел свою кандидатуру... Но члены правительства, особенно князь Львов, Некрасов (в первом коалиционном министр путей сообщения, член партии конституционных демократов — М. В.)и Терещенко (министр иностранных дел, беспартийный – М. В), настоятельно требовали моего вступления в правительство. Их поддерживали эсеры, а Чернов (лидер партии социалистов-революционеров) предупредил делегацию, что он не вступит в правительство, если я не приму в нём участия. Мне пришлось уступить и я согласился взять Министерство почт и телеграфов после заявления князя Львова в соединенном заседании правительства и делегации, что от меня правительство не будет требовать участия в ведомственной работе, которую я всецело могу предоставить выбранным мной товарищам министра. Моя правительственная работа должна была выражаться в участии в общеполитических решениях правительства. Всё остальное время я мог посвящать работе в Совете» [16].

Итак, соглашение было достигнуто, и 5 мая 1917 г. по согласованию с петроградским Советом рабочих и солдатских депутатов И.Г. Церетели становится министром почт и телеграфов Временного правительства.

Свою работу в специально созданном для него министерстве И.Г. Церетели начал с того, что 8 мая 1917 г. разослал циркулярную телеграмму «Всем организациям служащих почтово-телеграфного ведомства и учреждениям», в которой призвал связистов принять участие «в великом деле укрепления демократических завоеваний» [19]. После этого его не очень часто видели в министерстве.

Министр-председатель Г.Е. Львов сдержал своё слово: министр почт и телеграфов мог заниматься другими делами. А дел было чрезвычайно много. И.Г. Церетели регулярно выступает на многочисленных митингах и собраниях, принимает самое активное участие в партийных делах (в частности в подготовке и проведении конференции РСДРП, работе Организационного комитета меньшевиков), ведёт постоянные межпартийные переговоры, продолжает работать в исполкоме Петроградского Совета, принимает участие в подготовке и проведении I Всероссийского съезда Советов рабочих и солдатских депутатов (здесь его избирают во Всероссийский центральный исполнительный комитет, а затем и в Президиум ВЦИК), регулярно доводит до сведения Временного правительства генеральную политическую линию Совета, принимает участие в переговорах с Центральной Радой Украины (которая выступила с требованием не только предоставить ей национально-территориальную автономию, но и права на создание своей национальной армии), резко полемизирует с В.И. Лениным и Л.Д. Троцким, принимает самое активное участие в организации отпора попытке большевистского переворота в июле 1917 г. И это далеко не полный перечень дел, которыми в мае – июле был занят министр почт и телеграфов.

Кстати, и сам И.Г. Церетели временами не очень твёрдо помнил о том, каким именно министром он является. Это хорошо видно из протокольной записи небольшой перепалки, которая возникла во время одного из выступлений И.Г. Церетели на Всероссийском съезде Советов.

3 июня 1917 г., отвечая на вопрос Л.Д. Троцкого, он заявляет:

«Это грязная гнусная провокация, и я её отбрасываю... А я вас спрашиваю, как же мы могли бы поступить, что же я, министр русской революции... »

В это время в левой части собрания кто-то пытается внести уточнение: «почт и телеграф[ов]».

Реакция И.Г. Церетели была молниеносной. Он парирует: «Да, министр почт и телеграфов есть министр русской революции... Здесь представительство русской революции и спросите, кого оно признает своим представителем, министра почт и телеграфов или гражд[анина] Троцкого или какого-либо другого гражданина... Я говорю вам, министр русской революции... » [17]. И восторженная аудитория встречает это заявление бурными аплодисментами [17]. Пройдет всего три месяца и не менее бурно аплодировать будут уже его оппонентам.

Конечно, для министра революции почтово-телеграфное ведомство было как-то мелковато, и 8 июля он был по совместительству назначен ещё и министром внутренних дел. Однако на этой должности И.Г. Церетели пробыл недолго, и 24 июля для того, чтобы сосредоточиться на работе в Совете, он выходит из состава Временного правительства [2].

Министр почт и телеграфов A.M. Никитин

В новом коалиционном Временном правительстве, сформированном уже министром-председателем А.Ф. Керенским, пост министра почт и телеграфов займет A.M. Никитин [12].

A.M. Никитин. Рисунок работы Ю.К. Арцыбушева

A.M. Никитин родился в 1876 г. в Нижнем Новгороде в купеческой семье. Окончил юридический факультет Московского университета. В социал-демократическом движении с 1899 г. С 1903 г. входил в меньшевистское крыло Российской социал-демократической рабочей партии. В дни Февральской революции находился в Москве и фактически возглавил революционный переворот в «первопрестольной». Именно A.M. Никитин являлся председателем московского Военно-революционного комитета, а 1 марта 1917 г. был избран председателем Московского Совета рабочих депутатов. 5 марта он был назначен начальником московской милиции. С 11 апреля становится членом президиума исполкома Моссовета, а 25 июня – заместителем председателя Московской городской управы. В начале июля A.M. Никитин принял все необходимые меры для того, чтобы в Москве не повторилась попытка большевистского переворота, предпринятая в те дни в Петрограде. В конце концов чрезвычайно деятельный и решительный администратор был замечен руководством Временного правительства и 24 июля 1917 г. A.M. Никитин был назначен министром почт и телеграфов [4].

Как и его предшественник, A.M. Никитин начал свою работу на посту министра с пространной циркулярной телеграммы. В связи с тем, что данный документ дает возможность современному читателю лучше понять особенности управления отраслью в условиях нарастающей революции, я привожу его полностью и без каких-либо изменений.

«Правительство спасения страны потребовало от меня принять портфель министра почт и телеграфов. Движимый великими чувствами долга, совести и чести, я принял министерство в ясном сознании своей ответственности перед страной и народом.

При переживаемых исключительно тяжёлых условиях Правительство спасения России, облечённое неограниченными полномочиями, только в том случае сможет осуществить во всей полноте свою великую задачу, если все граждане будут охвачены единым порывом принести всё на алтарь России и революции, не останавливаясь ни перед какими жертвами.

Вы, служащие почты и телеграфа, знаете, какое огромное значение ваша работа имеет для всей хозяйственной жизни внутри страны и для поддержания боевой мощи и боевого духа наших армий на фронте. Вне правильной деятельности почты и телеграфа немыслимо водворение того революционного порядка, без которого нам не спасти страны и не закрепить завоеваний революции.

И я призываю вас, товарищи-граждане, вместе с Временным правительством и мною, напрячь все силы, проявить всю энергию, приложить всё уменье, дабы справиться со всеми грозными опасностями. Время не ждёт, каждый упущенный час труда усугубляет тяжесть положения, делает его безысходным. Докажите же, что вы достойны звания свободных граждан свободной страны, и защитите её своим неустанным трудом, своим добросовестным исполнением принятых вами на себя обязанностей» [20].

Между тем события в стране развивались буквально в лихорадочном темпе. Корниловский мятеж, рост антиправительственных настроений во всех слоях общества, начавшаяся в сентябре 1917 г. большевизация Советов, стремительное нарастание экономических трудностей, уже начавшийся распад государственности требовали от правительства самых решительных мер. И, как может, A.M. Никитин пытается бороться с нарастающей анархией. Так, 22 сентября в циркулярной телеграмме по почтово-телеграфному ведомству, в связи с призывом объявить забастовку на железнодорожном транспорте, он предписал «задерживать все телеграммы» по этому поводу, так как забастовка в условиях войны «есть наказуемое по закону преступление, равное измене родине» [4].

25 сентября А.Ф. Керенский назначает A.M. Никитина по совместительству министром внутренних дел. Два дня спустя на заседании Временного правительства он выступает с докладом об анархии в стране. И правительство признает необходимым не останавливаться перед самыми решительными мерами для подавления беспорядков [4].

Но активность A.M. Никитина вызывает противодействие не только со стороны его политических противников. Его попытками хоть как то противостоять нарастающей революции недовольны не только большевики (что в общем-то понятно). Осенью 1917 г. против него решительно выступают товарищи по партии – меньшевики. ЦК РСДРП сначала предлагает A.M. Никитину покинуть ряды партии, а затем принимает постановление, в котором говорится, что он «более не является официальным представителем партии в правительстве» [4].

Министерская карьера A.M. Никитина закончится в ночь с 24 на 25 октября 1917 г., когда его вместе с большинством коллег по Временному правительству арестуют в Зимнем дворце перешедшие на сторону большевиков моряки Балтийского флота и солдаты Петроградского гарнизона [4].

Министерство почт и телеграфов и профсоюзы

В первые дни после Февральской революции в подавляющем большинстве почтово-телеграфных округов начнется работа по воссозданию профсоюза российских связистов, разгромленного правительством конце 1905 — начале 1906 года.

В мае—июне 1917 г. в Москве будет проведён почтово-телеграфный съезд, на котором будет объявлено о воссоздании Почтово-телеграфного союза, принят его устав и избран Центральный комитет. Ветеран социалистического движения И.Г. Церетели, отдавший большую часть жизни делу борьбы за права трудящихся, оказался в весьма щекотливом положении. Ведь одно дело, когда ты ведешь борьбу с правительством, и совсем другое дело, когда в правительство входишь ты сам.

В конце концов министр почт и телеграфов выбрал единственно верное решение: выступая на почтово-телеграфном съезде, он заявил, что выступает перед делегатами «как министр», то есть как лицо, наделённое «всей полнотой власти». И добавил, что «ни при каких обстоятельствах» его подчинённые не могут претендовать на то, чтобы учить его, как ему следует действовать [3].

Ещё более усложнились отношения между министерством и профсоюзом при A.M. Никитине. Вплоть до падения Временного правительства между Центральным комитетом Почтово-телеграфного союза и министром не прекращались конфликты.

Одним из принципиальных вопросов, по которому стороны так и не смогли договориться, стало решение Почтово-телеграфного съезда о том, что все работники отрасли в обязательном порядке должны быть членами профсоюза. Министерство решительно выступило против этого не очень то демократического решения, не оставлявшего работнику выбора, и на этом основании отказывалось регистрировать профсоюз [1].

В условиях невероятного падения авторитета власти на места из министерства и из ЦК Почто-телеграфного союза шли взаимоисключающие циркуляры. В результате администрация почтово-телеграфных округов, руководство отдельных учреждений связи, да и сами связисты часто не знали, кого же им слушать – министерство или руководство профсоюза [1].

Крупным политическим событием, в очередной раз столкнувшим министерство и профсоюз, стал мятеж верховного главнокомандующего вооруженными силами России генерала Корнилова. С получением сведений о начале мятежа ЦК Почтово-телеграфного союза направил на Главный телеграф своих специалистов-телеграфистов, которым было поручено осуществлять постоянный надзор за проходящей корреспонденцией. Одновременно в ЦК профсоюза была составлена циркулярная телеграмма, призывавшая окружные организации союза установить на местах такие же дежурства членов местных профсоюзных комитетов. Узнав об этом, в министерстве всячески пытаются сорвать выполнение этого незаконного решения. Во-первых, передача названной циркулярной телеграммы была задержана на сутки. Во-вторых, в течение 27 и 28 августа члены ЦК, дежурившие на телеграфе, встречали противодействие не только со стороны администрации, но и со стороны части дежурных. В итоге руководство профсоюза в очередной раз убедилось в контрреволюционных настроениях, царивших в министерстве [1].

Влияние революции на развитие электросвязи в России

Революция самым негативным образом сказалась на работе почтово-телеграфного ведомства в целом и Главного управления (министерства) почт и телеграфов, в частности.

Прежде всего, необходимо отметить, что в условиях невиданной доселе свободы связисты стали хуже работать. Первое, что сделали работники отрасли сразу же после свержения Николая II – явочным порядком существенно сократили свой рабочий день. В результате все учреждения стали закрываться намного раньше, чем до революции. Существенно снизилась и скорость доставки корреспонденции.

В учреждениях отрасли начинаются гонения по политическим мотивам. Прежде всего, они коснулись руководящих работников Главного управленияпочт и телеграфов, а также руководства почтово-телеграфных округов. Немало опытных сотрудников после унизительных проработок было уволено со службы по обвинению в монархизме и сотрудничестве со старым режимом.

В Главном управлении почт и телеграфов борьба с врагами революции началась с дела В.Б. Похвиснева. Вот как описал эту историю на страницах своей эпопеи «Красное колесо» А.И. Солженицын:

«А характернейший случай произошел с начальником Управления почт и телеграфов Похвисневым. Собрание служащих затребовало от него объяснений: как он посмел в революционные дни в своей квартире дать укрываться Штюрмеру (Борис Владимирович Штюрмер, в 1916 г. председатель Совета министров, после Февральской революции арестован, умер в Петропавловской крепости – М. В). И тот стоял перед собранием своих подчиненных, бледный, устрашённый, и оправдывался: сперва Штюрмер по телефону велел прислать ему кучера с лошадью, – какое ж он право имел отказать? А вдруг этим экипажем Штюрмер сам неожиданно приехал на Почтамтскую и попросил приют. Из соображений, ну, просто вежливости Похвиснев не мог сразу выгнать, но просил Штюрмера уходить побыстрей: если толпа заметила – то будут громить их квартиру. Будто бы Похвиснев с женой уговаривали Штюрмера сдаваться аресту, и тот всего-то пробыл в их квартире, ну, 30 минут. Собрание горячо возмутилось: государственного преступника не должен был скрывать и 30 минут, а звонить в Государственную Думу и просить прислать стражу для ареста! И сбитый Похвиснев уже объяснял иначе: да и тридцати минут не был! да всего только 7—10 минут! да я его даже не пропустил из передней в квартиру! Я даже не допустил его говорить по моему телефону. Я не дал ему даже передохнуть. Я так и сказал: вам здесь не место! Езжайте и будьте на людях! Я – оттеснил его из передней. Да я никогда не касался политики, господа! Да моя деятельность вся на виду!.. – Но собрание возмущалось и голосовало 213 против 93, выражая Похвисневу недоверие, опубликовать в печати, чтоб об этом неморальном поступке своего начальника могли высказать мнение и провинциальные почтовые ведомства. И Похвисневу осталось заявить, что он тотчас покидает должность» [14].

Это было только начало. Борцы с врагами революции довольно быстро очистят от старых руководящих кадров как центральные, так и окружные управления. Правда, уже осенью 1917 г. придут другие борцы, и чистка возобновится с невиданной ранее силой. Только теперь будут чистить тех, кто высказывался в поддержку Временного правительства.

Ради справедливости следует отметить, что направленные в Главное управление почт и телеграфов комиссары Временного комитета Государственной Думы, а затем и комиссар Временного правительства пытались как-то свернуть эту кампанию и не дать ей выйти из-под контроля. Они думали, что увольнением нескольких высших чинов отрасли они смогут успокоить страсти. Однако думские комиссары плохо знали людей. «Борцы с наследием старого режима» не успокаивались. Разгневанные умеренностью комиссаров, рядовые сотрудники Главного управления почт и телеграфов начинают писать жалобы в Исполком Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов [5].

С этим поветрием на некоторое время смогли справиться только министры-социалисты И.Г. Церетели и A.M. Никитин, которых было сложно обвинить в монархизме. Хотя придет время, и о попытках не допустить разгрома отрасли под лозунгом борьбы с наследием старого режима припомнят и им.

Вполне естественно, что всё остальное как-то быстро ушло на второй план. И срыв планов по введению новых объектов, и начинающее быстро приходить в негодность оборудование, и отсутствие средств на ремонт и приобретение нового. В течение 1917 г. в отрасли не было начато ни одного крупного проекта. Ничего не поделаешь – революция.

Вместо заключения

Прежде чем завершить работу над статьей, мне хотелось бы рассказать о том, как сложилась дальнейшая судьба людей, которые руководили российской связью в такой короткий, но такой чрезвычайно насыщенный событиями отрезок русской истории после Октября 1917 года.

Бывшие начальники Главного управления почт и телеграфов В.Б. Похвиснев и С.К. Хитрово были настоящими монархистами и после большевистского переворота поспешили покинуть Россию. Умерли в эмиграции.

П.П. Гронский крайне враждебно встретил октябрьский переворот. Являлся активным участником антибольшевистского подполья. В конце 1918 г. бежал на юг России, который контролировался Добровольческом армией. Товарищ (заместитель) министра внутренних дел в Особом совещании при главнокомандующем Вооруженными силами юга России А.И. Деникине. Весной 1920 г. перебрался в Крым к генералу П.Н. Врангелю. Вскоре после этого навсегда покинул Россию. Умер в 1937 г. во Франции [7].

М.Д. Калугин после октябрьского переворота оказался в Финляндии, где и умер в 1924 г. [8].

К.К. Черносвитов после октября 1917 г. вошёл в состав антибольшевистского Всероссийского Национального центра. Возглавлял Петроградское отделение ЦК объявленной большевиками вне закона Конституционно-демократической партии. В октябре 1918 г. был арестован. Проведя почти год в тюрьме, был расстрелян в Москве [10].

А.А. Барышников после октября 1917 г. уехал из России. Умер в 1924 г. [6].

И.Г. Церетели не смог примириться с победой своих удачливых оппонентов В.И. Ленина и Л.Д. Троцкого. Вскоре после разгона Учредительного собрания выехал в Тифлис (Тбилиси). В мае 1918 г. принял самое активное участие в создании независимой Грузинской демократической республики. После того, как в 1921 г. независимость Грузии была ликвидирована, оказался в эмиграции: сначала во Франции, а с 1940 — в США. Умер в 1959 г. [2].

A.M. Никитин, как министр Временного правительства, находился в Зимнем дворце и во время октябрьского переворота был арестован. Однако уже 29 октября он оказался на свободе и пытался бороться с новой властью. В связи с этим был снова арестован и выслан в Кронштадт под надзор местного исполкома Совета рабочих и солдатских депутатов. В декабре 1917 г. пытался организовывать забастовки в Петрограде. В январе 1918 г. уехал в Ростов-на-Дону. Сотрудничал с белыми. После разгрома армии А.И. Деникина был арестован и доставлен в Москву. Здесь его судили и приговорили к расстрелу. Однако затем расстрел был заменен 15 годами лишения свободы. В 1921 г. A.M. Никитин был помилован и вышел на свободу. В 1930 г. был снова арестован по обвинению в принадлежности к антисоветской группе, но вскоре был освобождён [4]. Однако большой террор, начавшийся после убийства С.М. Кирова, с такой биографией пережить было практически невозможно. В апреле 1939 г. последний министр связи Временного правительства был расстрелян в Москве [13].

Литература

  • Базилевич К. Профессиональное движение работников связи (1917-18). –М.: Издание ЦК Союза связи, 1927.
  • Барсукова Н.Л. Церетели Ираклий Георгиевич // Политические деятели России 1917: биографический словарь. –М: Большая российская энциклопедия, 1993.
  • Галили Зива. Лидеры меньшевиков в русской революции. Социальные реалии и политическая стратегия. –М.: Республика, 1993.
  • Голостенов М.Е., Сачков В.Н. Никитин Алексей Максимович // Политические деятели России 1917: биографический словарь. –М.: Большая российская энциклопедия, 1993. — С. 233.
  • Мончинский Ф. Очерк освободительного движения в Министерстве почт и телеграфов // Почтово-телеграфный журнал. Часть неофициальная. 1917. Июль-декабрь. Общий отдел.
  • Николаев А.Б. Барышников Александр Александрович // Государственная Дума Российской империи: 1906—1917: Энциклопедия. –М.: Российская политическая энциклопедия (РОС-СПЭН), 2008.
  • Николаев А.Б. Гронский Павел Павлович // Государственная Дума Российской империи: 1906—1917: Энциклопедия. –М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2008.
  • Николаев А.Б. Калугин Михаил Дмитриевич // Государственная Дума Российской империи: 1906—1917: Энциклопедия. –М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2008.
  • Революция и власть: IV Государственная дума 27 февраля — 3 марта 1917 г. –СПб.: Издательство РГПУ им. А.И. Герцена, 2005.
  • Николаев А.Б. Черносвитов Кирилл Кириллович // Государственная Дума Российской империи: 1906—1917: Энциклопедия. –М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2008.
  • От Верховного исполнительного комитета Государственной Думы // Почтово-телеграфный журнал. Отдел официальный. 1917. №9-10. 11 марта.
  • Постановление Временного правительства // Почтово-телеграфный журнал. Отдел официальный. 1917. № 30. 29 июля.
  • Расстрелы в Москве//
  • Солженицын А.И. Красное колесо. Узел III: Март Семнадцатого. Кн. 1-2. –М.: Время, 2008.
  • Список высших чинов центральных установлений Министерства внутренних дел. Исправлен по 1 октября 1916 г. 4. 1. Пг., 1916.
  • Церетели И.Г. Кризис власти. Воспоминания лидера меньшевиков, депутата II Государственной думы. 1917—1918. –М.: ЗАО Центрполиграф, 2007.
  • Церетели И.Г. Речи И. Г. Церетели. Пг.: Изд-во «Луч», 1917.
  • Циркуляр и. д. начальника Главного управления почт и телеграфов. 14 марта 1917 г. // Почтово-телеграфный журнал. Отдел официальный. 1917. № 11. 18 марта.
  • Циркулярная телеграмма министра почт и телеграфов всем организациям служащих почтово-телеграфного ведомства и учреждениям 8 мая 1917 г. // Почтово-телеграфный журнал. Отдел официальный. 1917. № 19—20. 20 мая.
  • Циркулярная телеграмма министра почт и телеграфов ко всем служащим почты и телеграфов // Почтово-телеграфный журнал. Отдел официальный. 1917. № 31. 5 августа.
  • Статья опубликована в журнале "Электросвязь: история и современность" № 1 2009. с. 19--24
    Перепечатывается с разрешения редакции.
    Статья помещена в музей 20.01.2010 г.






    Рекомендуемый контент




    Copyright © 2010-2017 housea.ru. Контакты: info@housea.ru При использовании материалов веб-сайта Домашнее Радио, гиперссылка на источник обязательна.