Мобильный телефон в мире «короля ужасов»

Войдите в комнату, используя ключ от спальни, убейте жертв электрического стула и направляйтесь к Ангелине. Убейте её (она оказалась зомби). (Из описания игры «Devil Show»).



Книгу активно обсуждают: это говорит о том, что равнодушными она читателей не оставляет. Этот роман завораживает. Дар Стивена Кинга во многом опирается на способность творить ужасное, оттолкнувшись от самого обыденного. Поскольку мобильный телефон превратился в составляющую обычной жизни, теперь наступила и его очередь сыграть свою роль в мире «короля ужасов».

«Импульс» охватил Бостон как цепная реакция. Люди сходят с ума и набрасываются друг на друга. Видя обезумевших и не зная причины бедствия, остальные первым делом хватаются за мобильники. И получают свою порцию разрушительного сигнала. Начинают ломать, крушить и убивать. Апокалипсис вступает в свою первую фазу: легионы зомби превращают землю в ад. С тех пор немногие уцелевшие (те, у кого не было мобильных телефонов) именуют их «мобилопсихами».



Зомби эволюционируют захватывающе. Сначала это просто дикое стадо пораженных Импульсом людей. Потом они объединяются в подобие единого существа с групповым интеллектом. Детали единения живописны и жутки, особенно «сны» зомби на стадионах, музыка, ретранслируемая их разверстыми ртами, а также устрашающий образ Президента Гарварда. Важная особенность этого группового интеллектуального новообразования: оно гораздо охотнее работает с виртуальными мирами, чем с реальностью. В какой-то степени эти зомби – сверхлюди: им подвластны телепатия, левитация, мир снов. И рядом с ними людям из прошлого нет места. В войне реального и виртуального второе одерживает победу. Но не всё потеряно для «норми»: есть ещё сила духа и любовь, а также оружие и взрывчатка.

Как негатив некоторые читатели отмечают «вторичность» темы зомби. Эта тема нынче не в моде. Непосредственными литературными предшественниками мобилопсихов называют зомби из романа «Кровавая купель» Кларка Саймона (1995).



Как уже упоминалось, совсем не в технических деталях сила романа. Надо, однако, заметить, что в «Мобильнике», как и в некоторых других произведениях Стивена Кинга, «фактаж» подчас рвёт ткань мастерской иллюзии. Фактические несоответствия разрушают цельность восприятия. Если бы талисман Алисы «бейби найк» действительно был кроссовком ребенка, начавшего ходить, он, возможно, и уместился бы в кулаке взрослого мужчины, но уж никак не пятнадцатилетней девушки. Американцы бы заметили: ФЕМА не выделялись ассигнования на оборудование башен-ретрансляторов аварийными генераторами. Многих читателей, однако, тронула такая деталь, как упоминание исполнителя Акселя Эфа - «Крейзи фрога», и рингтонов по мотивам его мелодий.

Некоторые рецензенты находят слишком надуманными теоретические выкладки автора, касающиеся мутации Импульса. Импульс изменился в результате программного вируса, и превратился в в нечто такое, что в итоге должно спасти сына Клая, мобилопсиха. Юный мобилоид глядит на мир пустыми глазами, ничего не помнит и страшно кричит по ночам. Клай решает, что новый контакт с Импульсом должен излечить ум и душу Джонни. Клай включает телефон, набирает номер и подносит аппарат к уху сына. Открытый финал романа не оставляет читателю информации о результате этого действия.






Рекомендуемый контент




Copyright © 2010-2017 housea.ru. Контакты: info@housea.ru При использовании материалов веб-сайта Домашнее Радио, гиперссылка на источник обязательна.