Жизнеописание телеграфа

А вы знаете, что передавать информацию на дальние расстояния научились очень давно? А что первый прообраз интернета появился примерно 200 лет назад? Между прочим, Глобальная Сеть XIX века жива до сих пор — это старый добрый телеграф, который по-прежнему доставляет информацию в самые дальние уголки мира. Интернет изменил мир, но телеграф сделал это немного раньше.

Башни и подзорные трубы

Французский семафорный телеграф (телеграф Шаппа)

С древних времен люди находили способы быстрой передачи информации на большие расстояния. В ход шли самые разные хитрости — от барабанов и сигнальных костров до сложных комбинаций факелов на стене крепости. (Об этом подробно рассказано в июльском номере МОБИ). Но все упиралось в одну и ту же проблему — органы чувств человека несовершенны. У человеческого зрения есть пределы, но у разума их нет — так были изобретены подзорные трубы. И в конце XVIII века многие старались использовать преимущества дальней оптики. Наибольшего успеха добился французский священник Клод Шапп. Он поместил на башню механизм из двух планок (так называемых семафоров). Их можно было ставить в различные положения, соответствующие разным буквам или словам. С другой башни, отстоящей от первой на 10-15 км, наблюдатель с подзорной трубой мог разглядеть семафоры на первой башне — и, в свою очередь, выставить свои семафоры в ту же позицию. Теперь их было видно уже с третьей башни...

Первая линия Шаппа была запущена летом 1794 года и произвела немалое впечатление на революционно настроенную публику. И именно Шапп впервые ввел в обиход название «телеграф», что в переводе с латыни означает «пишу далеко».

Британский семафорный телеграф

К сожалению, судьба священника-изобретателя сложилась трагически — Клода Шаппа назначили директором французских телефонных линий, но административные дрязги довели его до самоубийства. Правда, к тому времени Франция успела покрыться густой сетью семафорного телеграфа. Во многих других странах также стали применяться аналогичные устройства — в Великобритании даже выдумали свой оригинальный вариант, с «окошками», которые можно было открывать и закрывать.

К сожалению, такой телеграф обладал множеством недостатков. Требовалось множество башен, и на каждой обязаны были круглосуточно дежурить операторы. Огромные средства приходилось тратить на постоянную охрану и поддержание всех линий в рабочем состоянии. Передача информации занимала много времени, но, что еще хуже, семафорный телеграф напрямую зависел от погодных условий.

Электрическое слово

Павел Львович Шиллинг

Первые эксперименты с электричеством проводились еще в XVII веке. Результаты оказались крайне любопытными — «искра» могла мгновенно перенестись по металлической проволоке на ощутимое расстояние!

Само собой, у многих появилась мысль — а почему бы не передать этим электрическим разрядом буквы и слова? Первое подобное предложение появилось еще в 1753 году. Электрический заряд предлагалось передавать по проводам. Правда, согласно этой теории, для каждой буквы алфавита потребовался бы отдельный провод с металлическим шаром на конце. Под шар кладется бумажка с соответствующей буквой, и при появлении заряда она притягивается.

Некоторые гипотетические агрегаты такого рода удалось воплотить в жизнь, но все они были ненадежны и работали лишь на близкие расстояния. Чтобы создать настоящий телеграф, нужно было знать куда больше о свойствах электричества.

Все переменилось в начале XIX века. Это было время открытий и изобретений. Основными из них, с точки зрения телеграфа, можно назвать батарею Вольта (прообраз всех существующих ныне батареек) и электромагнит.

Стрелочный телеграф Кука и Уитстона

На основании электромагнита был создан стрелочный индикатор — при появлении электрического заряда специальная стрелка отклонялась в ту или иную сторону. И именно такой индикатор позволил создать долгожданные реальные модели электрического телеграфа.

Вероятно, первый практически пригодный стрелочный телеграф создал российский дипломат и электротехник Павел Львович Шиллинг. Он публично продемонстрировал свою систему осенью 1832 года. Вскоре о телеграфе Шиллинга узнал Государь Император Николай I, после чего появились первые линии связи в Петербурге. В 1837 году обсуждался вопрос о проведении линии по дну Финского залива из Петергофа в Кронштадт, но неожиданная смерть изобретателя сорвала эти планы. Дело Шиллинга продолжил Борис Якоби, успешно соединивший в 1839 году телеграфом Санкт-Петербург и Царское Село.

О российском нововведении вскоре узнали в Европе. Тема электрического телеграфа интересовала многих, ведь он позволил бы обойти порядком надоевшие ограничения семафорной системы.

Наибольших успехов в создании электрического телеграфа добились британцы Уильям Кук и Чарльз Уитстон. Ученый-физик Уитстон еще в 1821 году показывал своеобразный фокус — из простой подвешенной на потолок коробки раздавались звуки различных музыкальных инструментов. На самом деле коробка висела на толстом рельсе, а другой конец этого рельса был приставлен к инструменту. Звук передавался через рельс достаточно далеко.

Кук, напротив, был не слишком образованным офицером и о науке почти не помышлял — пока не увидел модель телеграфа Шиллинга. Моментально загоревшись идеей, он начал конструировать различные телеграфные аппараты, но ему не хватало научных знаний.

Стрелочный телеграф Сименса

В 1836 году два изобретателя встретились. Инициативность и предприимчивость Кука в сочетании с образованием и научным мышлением Уитстона оказались удачной «гремучей смесью». Патент на электрический телеграф был получен уже через год.

К 1843 году телеграф был установлен на весьма загруженной железной дороге, ведущей из Лондона в один из пригородов.

В первое время мгновенная связь казалась всего лишь забавным научным курьезом, хотя приносила и реальную пользу — например, при поимке особо опасных преступников, воров и убийц. Однако настоящая слава и популярность настигли телеграф немного позже, и его «отцом» оказался совсем другой человек.

Мечта художника

Сэмюэл Финли Бриз Морзе родился в 1794 году, в один год с телеграфом Шаппа. Он получил образование в Йелле, где, кстати, и прослушал знаменитый курс лекций по новой тогда области физики — электричеству. Но в душе Морзе был художником, поэтому он отправился в Европу и обучался живописи в Королевской академии художеств. Сэмуэл вернулся в Штаты и начал зарабатывать деньги рисованием портретов.

Сэмюэль Финли Бриз Морзе

В 1832 году, возвращаясь из очередного вояжа в Европу, на палубе парохода «Сэлли» Морзе встретился с Чарльзом Джексоном, который рассказывал любопытным пассажирам об опытах Фарадея по электромагнетизму — «извлечению искр из магнита». Художнику тут же пришла в голову мысль, что сочетание искр можно использовать как код для передачи сообщений.

Морзе не знал о многочисленных опытах с телеграфом, которые давно уже проводились в США и Европе многими видными физиками. Из объяснений Джексона казалось, что технически все очень просто — достаточно подать электрический сигнал на проволоку и использовать электромагнит для приема. Поэтому Морзе сразу задумался о том, в каком виде лучше передавать буквы и слова, и именно на борту «Сэлли» он изобрел самую первую версию знаменитой «азбуки Морзе», состоящей из точек и тире (то есть коротких и длинных сигналов). Во время месячного плавания он сделал несколько предварительных чертежей, а по прибытии в Америку решил построить электромагнитный телеграфный аппарат. Тут-то и выяснилось, что без знания физики никак не обойтись. Даже то, что провода нужно изолировать, Морзе узнал отнюдь не сразу...

Гейл и Вейл спешат на помощь

Коллега с химического факультета, профессор Гэйл, узнал о неудачных экспериментах Морзе, сжалился над ним и познакомил его с достижениями ведущих физиков того времени.

С помощью Гэйла Морзе за несколько лет сумел-таки создать работающий телеграфный аппарат. Это была сложная, неустойчивая конструкция из «подручных материалов». Она успешно передавала сигналы через проволоку длиной всего в полкилометра. Этого, однако, хватило для проведения публичных демонстраций.

На одной из них присутствовал молодой студент Альфред Вейл, который был поражен новой идеей. Вейл присоединился к Морзе, и его «золотые руки» и талант механика помогли довести телеграф до действительно рабочего состояния.

В 1837 году Морзе и Вейл получили патент на телеграф, а на следующий год создали стабильный и «дальнобойный» вариант аппарата. Теперь можно было передавать сигнал уже по проволоке длиной в 10 и более километров. При помощи реле — устройства для повторения сигналов — линия могла быть протянута сколь угодно далеко!

На пороге прогресса

Комиссия Конгресса с интересом поглядела на демонстрацию телеграфа. Конгрессмены отпускали глубокомысленные ремарки: «Что бы сказал Джефферсон, если бы это увидел?», «Время и пространство отменяются!», «Грядет Конец Света!» Была дана рекомендация — выделить 30 тысяч долларов на пробную линию. А потом началась президентская кампания, и про изобретателя благополучно забыли.

Впрочем, кое-кто и не забыл. Председатель Комиссии, Фрэнсис Смит, оказался не прочь половить рыбку в мутной воде новых открытий. Он стал советником Морзе, получил гарантию доли в будущей прибыли — и начал продвижение телеграфа с попытки получения зарубежных патентов.

Для этой цели он вместе с Морзе поехал в Европу. Поездка длилась почти целый год и закончилась полным фиаско. В Британии телеграф уже был изобретен Куком и Уитстоном, в России — Шиллингом. Правда, аппарат Морзе был самым простым и эффективным, но для европейских властей этого оказалось недостаточно.

После возвращения из Европы в 1839 году Морзе оказался практически без средств к существованию. Смит вернулся в политику, финансовое благополучие семейства Вейлов пошатнулось... Казалось, что телеграф никому не нужен...

Несмотря на отчаянную бедность, Морзе держался за свою мечту и продолжал эксперименты. В 1842 году он создал и испытал первый подводный телеграфный кабель.

В декабре 1842 года Морзе вновь обращается к Конгрессу. На этот раз постановление о выделении ему все тех же $30 тысяч на пробную линию успешно прошло нижнюю палату (Палату Представителей). Затем с большим трудом удалось убедить Сенат, но все же Морзе и его коллегам удалось получить долгожданные средства.

Чудны дела твои, господи!

Смит, который во многом и «продавил» постановление в Сенате, вознаградил себя контрактом на прокладку линии. Предстояло уложить изолированные провода в свинцовой подземной трубе.

В какой-то момент, когда заметная часть трубы уже была проложена, а большая часть денег — потрачена, провода догадались проверить. Они не работали. Изоляция оказалась плохой — Смит подвел своего протеже.

Денег и времени оставалось мало. И тогда Морзе решился подвесить простую проволоку на деревьях и столбах. Изоляцией в местах подвески служили горлышки от бутылок. Работы начались со стороны Вашингтона.

1 мая 1844 года в Балтиморе собрался съезд партии вигов — на тот момент одной из ведущих в США. Линия еще не совсем дотянулась до Балтимора, но Вейл с телеграфным аппаратом встречал поезда на близкой станции и передавал новости со съезда в Вашингтон. Морзе зачитывал их собравшейся толпе — а потом приезжал поезд из Балтимора, и пассажиры все подтверждали. Телеграф доказал свою полезность.

Линия была окончательно протянута 24 мая. Морзе с помощью своей азбуки из длинных и коротких сигналов отправил в эфир первое телеграфное сообщение: «Чудны дела твои, Господи!» Оно успешно отпечаталось на ленте в Балтиморе. Телеграф Морзе начал работу.

Телеграф растет

Телеграфный аппарат Морзе-Вейла, 1845 г.

Конгресс США отказался от дальнейшего развития телеграфа за государственный счет. В 1845 году Морзе создал частную компанию, которая занималась продажей патентов на телеграф другим предпринимателям.

Благодаря их активной деятельности, в США второй половины 1840-х годов начался настоящий телеграфный бум. Создавалось множество акционерных компаний; сеть линий «молниеносной связи» росла как на дрожжах.

Более поздний телеграфный аппарат Морзе. Такие аппараты выпускались промышленно и распространились по всему миру

В мире новостей телеграф произвел настоящий переворот. Появились корреспондентские сети, предоставлявшие новости по телеграфу для многих газет. Сначала это были просто объединения редакций, а затем — отдельные и весьма уважаемые организации, телеграфные агентства. Самое первое телеграфное агентство, Associated Press, активно действует до сих пор.

По примеру США, «телеграфной лихорадкой» заразилась и Европа. Однако здесь передача информации, как правило, становилась государственной монополией. Большинство стран вскоре приняло систему Морзе, и лишь Британия долго держалась за «родной» стрелочный телеграф.

В России подготовка телеграфной линии Петербург-Москва сначала была поручена Борису Якоби. Он должен был обеспечить прокладку кабеля под землей. Но задача оказалась для него слишком сложной. Поэтому проводку системы заказали фирме «Сименс и Гальске», созданной германским изобретателем стрелочного телеграфа — Вернером Сименсом. В 1852 году телеграф заработал.

Соединяя весь мир

Копирующий телеграфный аппарат Казелли, 1855 г. Первая попытка копирования изображений на расстоянии. Телеграф Казелли был слишком сложным и ненадежным; его испытали на линии Петербург-Москва, но выяснилось, что куда проще довезти нужную картину поездом.

Как только разрешилось большинство проблем с континентальным телеграфом, потребовалось срочно преодолеть океан, чтобы связать между собой государства, разъединенные водным пространством.

Первый подводный кабель между Британией и Францией был проложен в 1850 году и проработал недолго — его тут же выловили и разрезали рыбаки. В 1851 году на этом месте был проложен более тяжелый и крепкий кабель, обеспечивший надежную связь Британии с континентом.

Куда сложнее было соединить Европу и Америку. Никогда еще телеграф не работал по столь длинной линии без реле (а о подводных реле в то время не могло быть речи). На первой линии Морзе реле располагались через каждые 16 километров, длина кабеля через Ла-Манш составила примерно 50 километров. А даже между самыми близкими точками в Европе и Америке — то есть между Ирландией и островом Ньюфаундленд — требовалось более 4 тысяч километров кабеля!

Ни один специалист не решался на такую работу, однако в 1854 году богатому нью-йоркскому торговцу Цирусу Файлду пришла в голову мысль о трансатлантическом телеграфе, и он обратился за советами к Морзе и его коллегам.

Машина для укладки трансатлантического кабеля, 1858 г.

Выяснилось, что между Ирландией и Ньюфаундлендом дно ровное и вполне пригодное для прокладки кабеля. Морзе поспешил лично встретиться с Файлдом и поддержать его дело. Ведь трансатлантический телеграф стал бы окончательным исполнением его мечты.

Инженером компании стал Эдвард Уайтхаус — талантливый электротехник-самоучка. К сожалению, теории Уайтхауса были абсолютно неверны. Кабель оказался слишком тонким, а напряжение для передачи — слишком высоким.
Попытки проложить кабель начались в 1857 году. Первые два раза он обрывался в море. Однако на третий раз, уже в 1858 году, связь была успешно установлена.

Королева Британии и президент США обменялись поздравлениями. Публика ликовала!

Укладка трансатлантического кабеля, 1858 г.

Но начало коммерческой эксплуатации постоянно откладывалось. Какое-то время компания Файлда пыталась скрыть подлинное состояние дел... Однако ошибки Уайтхауса привели к тому, что кабель работал все хуже и хуже. Всего через три месяца после запуска связь пропала окончательно.

А с ней закончилась и эпоха самоучек. Второго Морзе быть не могло — теперь требовались серьезные ученые. Таким был британец Уильям Томсон. Он предложил свою систему, но после фиаско найти средства на прокладку нового кабеля было не так-то просто.

Тем временем русский телеграф уже протянулся от Москвы на запад до европейских границ и расширялся в Сибирь, где в 1864 году достиг Иркутска. Предполагалось дотянуть его до Дальнего Востока, и далее подводным кабелем соединить с Аляской. Деньги в проект вложила крупнейшая американская телеграфная компания Western Union.

Подготовка трансатлантического кабеля, 1865 г.

В 1865 году Файлду удалось вернуться к своему проекту. Первый кабель новой системы оборвался в море, но в результате второй попытки (в 1866 году) берега Европы и Америки были соединены телеграфной связью — и на этот раз она работала стабильно. Более того, оборванный кабель 1865 года был выловлен с огромной глубины, его нарастили и также успешно дотянули до Ньюфаундленда.

Уильям Томсон был произведен в рыцари, и стал известен как Лорд Кельвин. А компании Western Union пришлось закрыть русский проект, потеряв на этом $3 миллиона. Однако российская сторона в накладе не осталась — телеграфная связь появилась на Дальнем Востоке, а вскоре были проложены кабели в Китай и Японию.

Провода, элита и любовь

На какое-то время работа на телеграфе стала одной из самых престижных профессий XIX века. Нужно было освоить азбуку Морзе и уметь пользоваться ею достаточно быстро. Да и обслуживание аппаратов требовало сноровки.

Зато если уж ты стал телеграфистом, то получить работу было несложно. И тут ты попадал в своеобразную закрытую и почти элитную тусовку. Здесь круче всех был тот, кто умел быстро и правильно передавать и принимать телеграммы.

Аппарат Бодо. Печатал буквы на ленте и позволял передавать несколько телеграмм по одному кабелю. Стал стандартом для всего мира в конце XIX — начале XX века.

В США на больших телеграфах новенькому оператору обычно устраивали проверку. Его сажали за аппарат для приема на слух. А из соседней комнаты самый опытный телеграфист «отстукивал» — сначала с нормальной скоростью, а потом все быстрее и быстрее, пока новенький не «сломается».

Правда, однажды юный новичок не «сломался» вовсе. Он спокойно принимал телеграммы с бешеной скоростью, пока не устал передающий, а потом еще и отстучал в ответ: «Теперь попробуй другой ногой!» Именно так начинал карьеру Томас Эдисон.

Телеграфисты нередко болтали «морзянкой» по проводам в нерабочее время; они травили анекдоты, играли в шахматы и т.п. Для многих операторов телеграфа, особенно в провинции или колониях, виртуальное общение становилось куда важнее реального. По проводам завязывалась дружба, а иногда и романы — благо женщин среди телеграфистов было предостаточно. Иногда даже браки заключались по проводам. Жених мог быть в одном городе, а невеста — в другом.

Пожалуй, самая интересная «виртуальная свадьба» произошла в удаленном американском военном лагере. Невеста приехала к телеграфисту, который никак не мог получить отпуск. А на телеграфную станцию ее родного города пришел священник, вместе с ее отцом. Телеграфисты остальных станций этой же линии были заранее приглашены на свадьбу и внимательно слушали обряд бракосочетания, состоящий из точек и тире. Жених и невеста лично брались за ключ, чтобы сказать «да». А когда обряд закончился, «гости» принялись поздравлять новобрачных.

Всемирная сеть

За тридцать лет телеграфные провода опутали весь мир. К 1870-м сформировалась первая всемирная Сеть, объединившая страны и континенты.

Аппарат для скоростной автоматической передачи сообщений с перфорированной ленты.

На смену аппаратам Морзе пришли более совершенные модели. Они могли печатать буквы на ленте, передавать заранее подготовленные сообщения с высокой скоростью, использовать одну линию для нескольких телеграмм сразу и т. д.

Появился и другой способ быстрой передачи — пневмопочта. Листы бумаги укладывались в капсулы и проталкивались сжатым воздухом через трубы. По скорости она почти не уступала обычному телеграфу. В Париже пневмопочту провели между всеми телеграфными отделениями и назначили фиксированную таксу за доставку сообщений.

Многим казалось, что благодаря быстрому информационному обмену мир станет лучше. Люди разных стран смогут понять друг друга, прекратятся войны и вражда. К сожалению, этим надеждам не суждено было сбыться. Телеграф не спас Европу от Первой мировой войны...

На рубеже веков

В 1871 году Морзе в торжественной обстановке отправил «отеческое благословение» телеграфному сообществу. Специально для него компания Western Union подключила аппарат с той самой первой линии.

В новом столетии телеграфу пришлось сыграть заметную роль — например, в 1917 году в России. В старых фильмах о Ленине часто можно увидеть, как Ильич с тревогой вглядывается в ленту, выходящую из телеграфного аппарата.

Со временем появились и новые средства связи — сначала телефон и радио, а затем и компьютерные сети. Но это уже совсем другая история.

Автоматический телеграфный аппарат. 1970-е годы.

Между телеграфом и современным интернетом немало общего. На телеграфе также были и почтовые сообщения (телеграммы), и «сайты» для множества читателей (телеграфные агентства), и даже чаты (общение телеграфистов). Более того — принцип работы интернета очень близок к телеграфному. Пакет данных в интернете, как и телеграмма XIX века, также может пройти множество «промежуточных станций», чтобы добраться до места назначения. Через такую «станцию» может одновременно проходить множество пакетов в самых разных направлениях. Вот только данные переправляют не люди, а электронные схемы. Функцию «центральных телеграфов» в интернете выполняют сложные устройства — маршрутизаторы.

Сходство интернета и телеграфа заметил британский автор Том Стэндадж. В своей книге «The Victorian Internet» он описал многие исторические подробности, которые красноречиво подчеркивают это сходство. На телеграфе были и шифры, и их взломщики, преступники и борцы с ними, были «лучшие времена» элитного сообщества и их неминуемый конец...

И было то самое ощущение неисчерпаемых возможностей — связь всегда, везде, когда нужно, немедленно и без препятствий — которое так близко и понятно современным пользователям компьютерных сетей и мобильной связи.






Рекомендуемый контент




Copyright © 2010-2019 housea.ru. Контакты: info@housea.ru При использовании материалов веб-сайта Домашнее Радио, гиперссылка на источник обязательна.