Разбойники с большой дороги

Москва. “Макдоналдс”. 7 вечера — самый час пик. Компания из трех молодых людей громко обсуждает олимпийское меню. Руки свободны, глаза пожирают яркие фотографии гамбургеров с котлетами втрое толще настоящих. Мобильные телефоны висят на поясе. “Свободная касса!”

Никто из этих троих не оглянулся назад. Никто не обратил внимания на долговязого парня с помятым лицом и его спутницу с блуждающим взглядом. Картина произошедшего осталась лишь в памяти двух камер слежения, установленных в кассовом зале. “Два гамбургера, большую картошку и колу со льдом!” — “Спасибо за ваш заказ. Свободная касса!” Прошло еще несколько минут, прежде чем один из ребят заметил, что чехол его “Нокии” висит на поясе с нелепо разинутым ртом. Пустой. И тощие котлеты не полезли в горло. Аппетит улетучился вслед за телефоном. Вечер безнадежно испорчен. Что будет делать растерянный человек в таком случае? Искать, кричать и шарить по карманам? “Сережа, позвони на мой номер — не могу найти свой телефон!” Как и следовало ожидать: абонент выключен или находится вне зоны действия сети. Украли. Заблокировать. Срочно!

Куда бежать

Сотовые операторы, все как один, рекомендуют тут же связаться с абонентской службой и добровольно заблокировать свой номер, — поясняет сотрудник Московского уголовного розыска. — Но чего вы этим добьетесь? Сэкономите оставшиеся десять долларов на счету? А куда они, скажите, денутся — злоумышленники проговорят? Вот на это, на самом деле, и надо надеяться, вот ради этого я бы и рекомендовал ни в коем случае не блокировать сим-карту украденного телефона. И не забывайте, что при попытке добровольно заблокировать свой номер телефона от вас потребуются данные владельца, чаще всего паспортные. Вы действительно помните их наизусть?” Действительно, при потере мобильного телефона представители сотовых компаний рекомендуют совершить “два основных действия”:

1) позвонить оператору и заблокировать телефон по утере (есть такая стандартная процедура),

2) обратиться в органы МВД с заявлением по факту кражи.

Если по поводу необходимости блокирования номера мнения разделились, то из того, что первым делом обязательно стоит сделать — так это позвонить на пропавший телефон. Есть шанс, что он рядом — привычный уху сигнал “спалит” нерасторопного вора. Именно поэтому он постарается побыстрее покинуть место преступления и выключить аппарат. В некоторой степени вам поможет автоматическая блокировка клавиатуры — преступнику придется вынимать аккумулятор, что не всегда можно сделать быстро. Впрочем, ни мы, ни упомянутый сотрудник милиции не знаем случаев, когда “телефонный вор” замешкался бы настолько, чтобы попасться с поличным.

Вторая причина, по которой стоит воздержаться от блокировки, — есть вероятность, что воришка не удержится от соблазна “звякнуть”, как говорится, на халяву в свой родной аул. А все номера телефонов, с которых и на которые поступают вызовы, записываются в базы сотовых операторов, и самим абонентам, как правило, такие данные доступны, стоит лишь воспользоваться услугой детализации счета. А вот получить доступ к этим записям непросто даже самим работникам уголовного сыска в силу кособокости законодательства.

Третья причина банальнее... и, что ни говори, приятней. Есть внушительная доля вероятности, что в течение суток на какой-нибудь номер из вашей записной книжки (как правило, на запись “дом”, “мама” или “работа”) будет сделан звонок. Я, например, сам однажды нашел чужой телефон и действовал именно таким образом — обзванивал записную книжку с гуманным желанием вернуть эту старую рухлядь владельцу. Многие согласятся, что цена сим-карты со всеми важными номерами зачастую намного превышает стоимость побитого жизнью, видавшего виды телефонного аппарата.

Вор у вора мобильный украл
Б/У покупаем только по предъявлению паспорта На наши вопросы отвечает советник генерального директора ЗАО “СОНИК ДУО” (сеть “МЕГАФОН-МОСКВА”) Роман Проколов

 

1. Ведется ли в Вашей компании какая-либо статистика по украденным телефонам? Могли бы Вы озвучить цифры обращений абонентов?

— Статистика не ведется.

 

2. Что Вы порекомендуете сделать Вашему абоненту в тот момент, когда он поймет, что его телефон был украден? Куда ему обращаться и чем ему смогут помочь?

— Два основных действия: 1) позвонить оператору и заблокировать телефон по утере (есть такая стандартная процедура), 2) обратиться в органы МВД с заявлением по факту кражи.

 

3. Существует ли у Вашей компании база данных по IMEI сотовых телефонов, которые были украдены у абонентов компании? Если да, то каким образом она пополняется и редактируется? Имеет ли вообще смысл ведение такого рода базы?

— База по IMEI отсутствует. Ведение такой базы имеет смысл только в случае наличия у операторов предусмотренного законом механизма борьбы с кражей телефонов и ведения подобных баз всеми операторами.

 

4. Сотрудничаете ли Вы с органами внутренних дел по поводу выявления украденных аппаратов? Если да, то каким образом осуществляется взаимодействие?

— Все вопросы взаимодействия по любым видам преступлений осуществляются строго в рамках соответствующего законодательства.

 

5. Может ли абонент выяснить, используется ли его украденный аппарат в Вашей или другой сети?

— Такая информации абоненту не предоставляется, по фактам кражи телефонов, как и по другим преступлениям. Выдача информации осуществляется только правоохранительным органам и только в предусмотренных законом случаях.

 

6. Что бы Вы порекомендовали своим абонентам в качестве профилактической меры, дабы те не стали жертвами краж?

— Относиться к телефону так, как и к любой другой материальной ценности. Не оставлять его без присмотра и не предоставлять телефон незнакомым людям.

 

7. Есть ли, на Ваш взгляд, реально действенные примеры борьбы с похищениями мобильных телефонов у нас в стране или за рубежом? Если таких нет, то чего недостает операторам для введения в действие эффективного механизма противодействия злоумышленникам?

— Операторам недостает законодательной базы и узаконенных механизмов для подобных действий.

Откуда бежать

Часто сотовые телефоны воруют наркозависимые правонарушители, им лишь бы на дозу заработать, — продолжает комментировать ситуацию полковник МУРа. — Перекупщиком может оказаться любой, но не всякий человек станет ходить с ворованным телефоном или пытаться перепродать его дальше. Часты случаи, когда отчаявшийся владелец дозванивается себе на номер, трубку берет какая-нибудь бабушка и рассказывает слезливую историю, мол, шла-шла и “нашла коробочку, а она как заговорит”. За приемлемую цену — обычно это половина рыночной стоимости нового аппарата — владельцу предлагают выкупить его же телефон”. Вагоны метро, толчея в закусочных и супермаркетах — излюбленное место для карманников и “мобильных” воров. Одна знакомая продавщица как-то пожаловалась, что уже в лицо узнает “этих типов, после которых покупатели мобильные теряют”. Это, конечно же, серьезная недоработка службы безопасности и администрации заведения. Всем памятны скандалы из-за серии однотипных краж в большом мебельном салоне, чье название еще долго мусолили по другим делам, связанным с таможней. Так что имейте в виду: охрана в кафе или магазине может быть в сговоре со злоумышленниками. Кстати, работники того же самого “Макдоналдса”, чьи камеры записали и самих воров, и момент кражи, наотрез отказались предоставить видеозапись — “только сотрудникам правоохранительных органов по официальному запросу”. Вообще-то так и должно быть в правовом государстве. Если, конечно, не брать во внимание тот факт, что запись камер слежения идет в циклическом режиме — каждый день новая информация пишется поверх старой. На самом же деле проблема оказывается намного глубже...

Что мы имеем с IMEI?

Заявление о краже следует подавать в ОВД по месту совершения преступления. Иной раз стоит быть понастойчивее — такие кражи плохо раскрываются, и дежурный сотрудник, скорее всего, постарается убедить вас... поехать домой и смириться с потерей. Еще один важный момент: без предъявления документов на украденный телефон уголовное дело, конечно же, заведут, но... искать, скорее всего, не будут.

Обратите внимание: на коробке и в гарантийном талоне должен быть указан так называемый IMEI — идентификационный номер вашего аппарата. Это не номер телефона и не код сим-карты. IMEI — это уникальный серийный номер, прошитый в каждый телефон GSM. Он состоит из 15 цифр. Аббревиатура IMEI расшифровывается как International Mobile Equipment Identifier (Международный идентификатор мобильного оборудования).

Вы можете посмотреть его на коробке с телефоном под штрих-кодом или под аккумулятором на корпусе телефона, либо набрав на клавиатуре сочетание клавиш *#06#. Бесплатный совет: при покупке сотового телефона GSM всегда сравнивайте IMEI, прошитый в телефоне, c указанными на коробке и в гарантийном талоне. IMEI передается телефоном в сеть вашего оператора GSM при регистрации телефона в сети и является уникальным. Не существует двух телефонов с одинаковым IMEI, не считая телефонов, IMEI которых умышленно был изменен специальным программным обеспечением. Но так как производители сотовых телефонов предпринимают серьезные меры против того, чтобы IMEI можно было впоследствии “легко” изменить — шифруют его значение, “размазывают” части IMEI по нескольким микросхемам и т.д., — то изменение этого номера не является простым делом, и риск обнаружить другой аппарат с таким же IMEI весьма невелик... Технически, IMEI может быть использован для поиска или обеспечения неработоспособности похищенных аппаратов.

Вор у вора мобильный украл
Б/У покупаем только по предъявлению паспорта

В последнее время на вторичном рынке подержанных мобильных телефонов сложилась парадоксальная ситуация. Скупщики краденых телефонов в последнее время сами стали жертвами мошенников. Последние взяли в моду сдавать барыгам дорогие модели, только что купленные в нормальном магазине. Имея на руках все документы на аппарат, мошенники идут жаловаться прямиком в... милицию. Мол, еще вчера у нас телефон украли, а сегодня уже в палатке продают! Неудивительно, что “липовые” воры поспешили сменить дизайн своих вывесок: “сотовые б/у покупаем только по предъявлению паспорта”. Но это все лирика. Как говорится, вор у вора мобильный украл.

Все хорошо там, где нас нет

В большинстве цивилизованных стран приняты законы о противодействии воровству телефонов и законы об уголовной ответственности за манипуляции с кодами IMEI. В Австралии, Германии и Великобритании за подделку IMEI дают ощутимый срок. В Голландии, столь любимой многими пользователями мобильной связи, есть одна необычная фишка. Если подключить к любому голландскому оператору ворованный аппарат, то до предела вашего терпения на него будут приходить SMS с напоминанием: этот телефон украден, вы обязаны сдать его в ближайший полицейский участок. Поток этих SMS отключить невозможно. Таким образом, украденный в Голландии телефон легче выкинуть или сдать в полицию. Или продать в России...

Отечественные операторы сотовой связи до сих пор не желают выступить единым фронтом в попытке декриминализировать вторичный рынок мобильных телефонов. Вероятно, работает старое доброе правило: зачем делать то, что можно не делать. Ведь по большому счету, отлавливать краденые телефоны обязаны органы правопорядка, а не гражданские организации. Именно поэтому, возможно, никакого движения ожидать не приходится, пока нет закона, вынуждающего GSM-операторов делать хоть что-нибудь. А делать, по идее, можно уже сейчас. Так, например, насколько нам известно, питерский “МегаФон”, работавший под маркой “Северо-Западный GSM”, в свое время вел базу по украденным телефонам. Однако компания МТС, развернувшись в северной столице, отказалась поддерживать этот проект, и “МегаФон” ведение своей базы прекратил, потому что, насколько нам известно, все ворованные трубки “утекали” в тот же МТС. Кому охота терять клиентов и барыши на своем гуманизме?

Кстати, у МТС тоже есть локальная база данных — в новосибирском представительстве. Она ей досталась в наследство от сети “Сибирские Сотовые Системы — 900”, которая в свое время перешла под бренд МТС. Через новосибирский сайт компании до сих пор можно проверить бэушный аппарат “на угон”, правда, толку от старой базы мало.

Вывод один: отслеживать краденые мобильные, видимо, должны непременно все операторы сотовой связи, и начинать это нужно одновременно и всем миром. Лучше всего, как нам видится, по приказу “сверху”, иначе сотовых “заправил” не пронять. Однако сейчас любому GSM-оператору, вероятно, абсолютно по барабану, в каких аппаратах клиенты инициируют проданные им сим-карты. Более того, любые новые ограничения или SMS по голландскому варианту не найдут понимания ни в отделе маркетинга компании, ни среди пользователей сети. Представьте себе реакцию вполне добропорядочного румяного гражданина, купившего аппарат в палатке “б/у телефоны”: лишь только активировал контракт, и вот те раз — телефон заблокирован! Непременно посыплется вал протестов, способный затмить до сих пор тихое роптание, мол, деньги со счетов воруют.

В списках не значится

Стоит рассказать, по каким принципам работает спецоборудование EIR, позволяющее поставить надежный заслон на пути использования ворованных телефонов. EIR — это регистр идентификации оборудования, который содержит централизованную базу данных для подтверждения подлинности международного идентификационного номера телефона. База данных EIR состоит из списков номеров IМЕI, организованных следующим образом.

Белый список — содержит IМЕI-номера, о которых есть сведения, что они закреплены за санкционированными аппаратами.

Черный список — содержит IМЕI-номера аппаратов, которые украдены или которым отказано в обслуживании по другой причине.

Серый список — содержит IМЕI-номера, у которых существуют проблемы, выявленные по данным программного обеспечения, что не является основанием для внесения в “черный список”.

Таким образом, при подключении телефона, кодовый номер которого занесен в “черный список”, сразу автоматически становится ясно, где, кем и когда используется украденный аппарат. Такие номера можно блокировать на уровне программного обеспечения, не привлекая дополнительного персонала. Кроме того, разумеется, появляется возможность выявить если и не вора, то, как минимум, перекупщика краденого. Для начала. Не стоит и объяснять, насколько эффективным будет введение такого оборудования в строй и, следовательно, как резко сократится воровство мобильных телефонов.

Впрочем, монтаж оборудования EIR, которое способно автоматически отслеживать код IMEI, стоит порядка четырех миллионов долларов. И пока в рядах GSM-операторов нет некой сплоченности, это, по сути, деньги, выброшенные на ветер. Впрочем, не секрет, что работающего на сегодняшний момент оборудования уже достаточно для того, чтобы считать и отследить все тот же код IMEI. Проблема лишь в том, что оператору придется набирать 15-значный цифровой код вручную. Как говорится, было бы желание...

Пошли по кругу

Впрочем, люди, близкие к процессу законотворчества, говорят, что лоббирование закона, обязывающего сотовых операторов подключить систему EIR, стоит порядка ста пятидесяти тысяч долларов. Тот же эффект может произвести и настойчивая заинтересованность какого-нибудь министерства. Однако наиболее драматическое непонимание идеи отлова ворованных телефонов демонстрируют, как ни странно, именно силовые структуры. Насколько известно, одна из них, чье название уже как бы и вслух не говорят, в подобных услугах не нуждается — земляки самого важного абонента страны и так в состоянии отслеживать любые номера и телефоны. А вот для Министерства внутренних дел установка системы EIR вообще, вероятно, грозит всеобщим хаосом и смятеньем. Лишь только в Москве, предположительно, ежедневно происходит порядка тысячи краж мобильных телефонов (официальная статистика в разы меньше). Представьте себе, какая лавина заявлений обрушится на ОВД и кто всем этим будет заниматься!

А заниматься кражами телефонов в правоохранительных органах и сейчас, думается, не шибко хотят. И дело не в усердии сотрудников, а в юридическом казусе. Типичный ответ юридического отдела любого сотового оператора гласит: “В проведении проверки IMEI-кода вынуждены отказать до получения соответствующего постановления суда”. То есть по доброй воле помочь соответствующим органам отказано. А для того, чтобы получить постановление суда, следователю нужен подозреваемый, которого, естественно, нет. Он же сам себе не враг, вот и убежал. В том числе и от следствия. Получается замкнутый круг: ловить никого не будем, пока кого-нибудь не поймаем.

Проект IMEI

Что касается реально действенных механизмов борьбы с кражами мобильных телефонов, то представители сотовых компаний подтверждают печальную мысль, что у нас в стране ни методов таких нет, ни эффективного механизма противодействия злоумышленникам.

Заметим, что, несмотря на все это, заявление в милицию подать необходимо. Можно даже поместить в дело фиктивного подозреваемого (бомжа какого-нибудь, например), но тогда это будет фальсификация материалов следствия, что, понятное дело, уже незаконно, да и не нужно никому. Более того, по мнению координатора сайта “Проект IMEI” Андрея Тимошина, найти телефон законными официальными путями, не поймав грабителя за руку, вообще невозможно. Это суждение нам кажется спорным, ведь и в милицейских отчетах есть доля правды. “С другой стороны, мы имеем сотни примеров нахождения телефонов “по знакомым”, депутатами какими-нибудь и т.п.” — уверяет Андрей Тимошин, и в это верится, даже с большей охотой.

Кстати говоря, Андрей и его коллеги не жалеют сил и пытаются хоть что-то делать своими силами, не дожидаясь “указок” с самого верха. “Проект IMEI” посвящен проблеме украденных, отобранных, потерянных, одним словом — утраченных мобильников. “Наша с вами борьба с воровством сотовых телефонов сможет быть успешной, а “черный список” телефонов — полным, только если о существовании Проекта IMEI узнают все владельцы телефонов: и непострадавшие, и пострадавшие от жуликов и грабителей. Пожалуйста, по возможности, рассказывайте о существовании нашего Проекта своим друзьям, сообщайте о Проекте в интернет-конференциях, независимо от их тематики! Вместе мы победим!” — с такими призывами обращаются к посетителям сайта авторы проекта. Печальный повод присоединиться к проекту есть, а вот надежды на то, что проблему решат именно те, кому положено заниматься такого рода вопросами, — практически нет.

Как видите сами, ни одного надежного способа вернуть украденный телефон у нас нет и в ближайшее время, вероятно, не предвидится. Разве что есть у вас знакомый генерал милиции, депутат какой-нибудь и т.п. Мой же вам совет: мобилку свою привязывайте крепче и глаз с нее не спускайте.

Борцы с воровством
Сайт, необходимость которого продиктовала жизнь

Не секрет, что сейчас мало кто, покупая сотовый телефон на рынках или по частным объявлениям, задумывается, что совсем недавно телефон, очень вероятно, принадлежал добропорядочному гражданину на законных основаниях и был им утрачен при, возможно, трагических обстоятельствах. Если люди будут понимать, что их владение таким телефоном может, в конце концов, закончиться блокированием телефона по его IMEI в сетях цивилизованных сотовых операторов (...), то, возможно, они будут избегать приобретать бывшие в употреблении телефоны, несущие явные признаки кражи: без коробки, без гарантийного талона и с нештатным зарядным устройством.”

Провозглашенные цели Проекта IMEI






Рекомендуемый контент




Copyright © 2010-2019 housea.ru. Контакты: info@housea.ru При использовании материалов веб-сайта Домашнее Радио, гиперссылка на источник обязательна.