Гипертекст для фараона

Письменность издревле является одним из самых надежных способов сохранения научного и культурного наследия. Уже исчезли с лица земли царства хеттов и ассирийцев, больше нет персидской империи, исчезла знаменитая Вавилония, уничтожен Карфаген, канула в Лету Финикия... Но творения древних философов, биографии государственных деятелей, своды законов и деловые переписки, эксперименты ученых и рецепты врачей сохранились по сей день, увековечив имена людей, живших тысячи лет назад.

Книги, пергаменты, свитки папируса и глиняные таблички с древних времен хранились в храмовых и дворцовых библиотеках. Причем ценились эти культурные сокровища ничуть не меньше золота. Абсолютно нормальной практикой древних завоевателей было присвоение библиотек противника, а затем — тщательное изучение и перевод их содержимого. Однако перед любым крупным хранилищем знаний рано или поздно вставала серьезная проблема ориентирования в океане информации.

Великая библиотека

В 323 году до нашей эры умер великий завоеватель Александр Македонский. Спустя год распалась созданная им грандиозная империя. Провинции превратились в независимые царства, во главе которых встали генералы армии Александра. Некоторых из них довольно быстро свергли, но другие стали основателями новых королевских династий.

Собственно, секрет, благодаря которому чужеземцы — греки и македоняне, — смогли удержаться во главе покоренных Александром государств, был предельно прост: чтобы управлять народом, нужно сначала узнать и понять его.

Географическое положение Александрии немало способствовало росту числа книг в Великой библиотеке — все книги с кораблей, заходивших в порт, в обязательном порядке изымались и копировались

Эта незыблемое правило Александра, очевидно, усвоенное им на уроках Аристотеля, помогло остаться у власти и македонскому полководцу Птолемею I, основателю новой династии царей Египта. Этот образованный и очень неглупый человек, будучи страстным поклонником литературы, основал Александрийскую библиотеку, ставшую величайшим центром наук всего античного мира.

Библиотека представляла собой целый комплекс, называемый mouseion. В него, помимо собственно библиотеки, входили жилые помещения, столовые, читальные залы, ботанический и зоологический сады, обсерватория, аудитории для занятий. Несколько позже были пристроены помещения для занятия астрономией и медициной. По сути Александрийский «музеон» был уникальным сочетанием научно-исследовательского института и библиотеки. Здесь было все, что только мог пожелать античный философ, врач, астроном или инженер. В щедро финансируемую за счет государственной казны библиотеку приглашались великие ученые античного мира: Евклид, Архимед, Эратосфен, Аристарх Самофракийский, Деметрий Фалернский и многие другие. К их услугам был и стол, и кров, и необходимые инструменты, и, разумеется, книги.

При Александрийской библиотеке была создана целая служба, составляющая каталоги для учета уже имеющихся и вновь поступающих книг

Династия Птолемеев приобретала книги для пополнения библиотеки с потрясающим рвением. Это было одновременно и страстью, и государственной политикой царей Египта. Если книги было невозможно купить, их похищали или отбирали силой. Птолемей I после смерти Александра умудрился каким-то образом заполучить часть оригинальных трудов Аристотеля (есть версия, что он их попросту украл). Птолемей II выкупил все оставшиеся произведения Аристотеля. Птолемей III рассылал во все концы Средиземноморья своих агентов, которые скупали неизвестные рукописи для пополнения Великой библиотеки. Он же обратился к правителям цивилизованного мира с просьбой одолжить ценные книги для копирования. Целый штат переписчиков, трудившийся при библиотеке, в кратчайшие сроки сделал копии творений Еврипида, Эсхила, Софокла и других античных ученых и философов. После этого подлинники остались в библиотеке, а на родину Птолемей отправил свежеизготовленные копии. Все книги, имеющиеся на кораблях, заходящих в александрийский порт, также в обязательном порядке изымались таможенными службами и копировались.

Все это привело к тому, что в Александрийской библиотеке хранилось от 400 до 700 тысяч документов (по разным данным) — небывалое количество книг для Древнего мира!

При таком гигантском количестве манускриптов «музеон» столкнулся с серьезной проблемой: огромные объемы информации нужно было как-то структурировать. При библиотеке была создана целая служба, занимающаяся учетом уже имеющихся и вновь поступающих книг. Все документы заносились в каталоги с указанием того, откуда они поступили, с именем бывшего владельца, именем автора и кратким рефератом (аннотацией). Существовало несколько многотомных каталогов, в которых все книги были отсортированы по разным принципам. Например, в одном каталоге рукописи были сгруппированы по тематике: медицина, философия, астрономия и т. д. В другом — по источнику поступления. Так, все книги, поступившие с прибывших в александрийский порт кораблей, составляли «корабельную библиотеку». Там можно было отыскать интересные новинки и редкие иноземные книги — кстати, именно таким образом в библиотеку попали бесценные сочинения Гиппократа «Инфекционные болезни». В третьем каталоге книги группировались в алфавитном порядке по имени автора, в четвертом — по названию рукописи. Благодаря этой уникальной системе среди сотен тысяч книг можно было относительно легко отыскать нужный документ — достаточно было просто порыться в соответствующем каталоге.

Мелвилл Дьюи по праву считается прародителем принципов навигации в Сети, благодаря которым сейчас так легко искать информацию на сайтах

В 273 году н. э. Великая библиотека была уничтожена во время подавления бунта царицы Зенобии. Уцелевшие книги были вывезены в Константинополь, однако система предметных каталогов «сгорела» вместе с библиотекой.

Темные века

Во времена Средневековья библиотеки в основном существовали при монастырях. Здесь же действовали и скриптории (лат. sсriptorium от scriptor — «писец, переписчик»), где переписывались сочинения отцов церкви, Священное Писание и работы античных авторов. Несмотря на солидное количество документов, хранившихся в некоторых библиотеках, ни в одной из них, даже в самой крупной, не было никаких алфавитных или иных систематических каталогов. Единственным человеком, способным ориентироваться в монастырской библиотеке, был собственно библиотекарь. Он и только он знал некую тайну поиска информации в манускриптах.

Вероятнее всего, у каждого библиотекаря была своя система «навигации», основанная на тайных метках, записях в личном каталоге или каком-то другом способе структурирования книг. Однако эта тайная система не афишировалась. Способность ориентироваться в монастырской библиотеке делала «хранителя знаний» незаменимым и давала определенную власть над обычными монахами. Словом, верный кусок хлеба и мистический ореол в придачу.

Такое положение дел сохранялось вплоть до XV века, когда в связи с развитием банковского дела, бухгалтерии и книгопечатания родилась система индексов (от лат. index — «указатель», «список»).

Первоначально индексы использовались для унификации и стандартизации документооборота и облегчения поиска нужной бумаги в банковских книгах. Несколько позднее индексация была принята в библиотеках и всех книгопечатнях. Именно тогда начали зарождаться правила оформления книг и документов.

До появления книгопечатания и индексов отсутствовали какие-либо стандарты: каждая рукопись была уникальна, каждая книга оформлена по-своему (в основном как фантазия переписчика подскажет). Зачастую переписчики забывали (или просто не считали нужным) указать авторство, допускали ошибки или позволяли себе некоторые вольности, интерпретируя оригинал. Именно поэтому ученые эпохи Возрождения так отчаянно искали подлинники античных авторов, вполне справедливо не доверяя монастырским копиям.

Введение системы индексов и более-менее единых правил оформления книг, во-первых, резко уменьшило количество искажений информации при копировании, а во-вторых, позволило относительно легко ориентироваться в великом многообразии книг.

БУКВЫ В ЦИФРАХ

Итак, индексация — это сортировка информации (в частности книг) по каким-либо формальным принципам. До середины XIX века большинство библиотек пользовались своими собственными классификационными системами, что создавало определенные сложности.

В 1873 году американским библиотекарем Мелвиллом Дьюи (Melville Louis Kossuth (Melvil) Dewey) была разработана так называемая Десятичная система Дьюи (Dewey Decimal System, DSS).

В данной системе использовались числовые индексы для обозначения тематики издания. Иерархическая система позволяла достаточно легко, двигаясь от общего к частному, отыскать нужное издание. Например, индексы 500-590 означают книги, относящиеся к разделу «естественные науки и математика». Индексы, входящие в этот интервал, имеют более узкое значение: 510 — «математика», 520 — «астрономия», 530 — «физика», 540 — «химия». Каждый из этих подразделов разбит еще на десять групп, например, 541 — это «физическая и теоретическая химия», 542 — «технология, оборудование, материалы», 546 — «неорганическая химия», 547 — «органическая химия». Эти группы также имеют деления: 541.2 — «теоретическая химия», 541.3 — «физическая химия» и т. д.

Только в XV веке, после появления печатного станка Иоганна Гутенберга и распространения книгопечатания по Европе, книги стали понемногу унифицировать. Для этого использовалась система индексов

Таким образом, человек, умеющий ориентироваться в системе индексов, всегда найдет нужную ему книгу, если таковая, конечно, имеется в библиотеке. В этом, кстати, заключена особенность десятичной классификации Дьюи. Каждая библиотека может в определенных пределах видоизменять систему индексов в зависимости от возможностей своего фонда. Например, одна библиотека обладает большим запасом литературы о кошках, поэтому может при индексации детализировать всю информацию, введя разделы, например, 636.82 — «короткошерстные кошки», 636.83 — «длинношерстные кошки», 636.825 — «азиатские короткошерстные кошки» и т. д. А в другой библиотеке о кошках почти ничего нет, поэтому она ограничивается одним единственным индексом: 636.8 — «кошки».

В идеале система классификации книг должна быть единой по всему миру. С этой целью в 1895 году на основе десятичной классификации Дьюи бельгийцами Полем Отле (Paul Otlet) и Анри Лафонтеном (Henri La Fontaine) была разработана новая система, получившая название Универсальной десятичной классификации (УДК). Основное отличие УДК в том, что благодаря ей можно определить прежде всего содержание книги, а не ее местонахождение в библиотечном хранилище. Это жестко структурированная система, охватывающая всю совокупность знаний, построенная по иерархическому принципу деления от общего к частному с использованием цифрового десятичного кода. В настоящее время УДК используется во всем мире для систематизации книг, периодической печати, различных видов документов и организации картотек.

До появления книгопечатания и индексов переписчики книг старались кто во что горазд. Некоторые забывали (или просто не считали нужным) указывать авторство, другие дополняли оригиналы собственными мыслями

ГИПЕРТЕКСТОВЫЙ ЗАРОДЫШ

Система индексации существенно облегчила поиск информации. Но и у нее были свои недостатки. Все мы сталкивались с ситуацией, когда в книге (художественной или научной) попадается незнакомый или непонятный термин (описание процесса, явление, формула), который требует дополнительного разъяснения. В этом случае приходится снова идти в библиотеку и рыться в книгах в поисках ответа на вопрос. Появились горы словарей и энциклопедий, в которые старались впихнуть как можно больше справочной информации, но проблемы в целом это не решало.

В 1945 году американский инженер Ванневар Буш (Vannevar Bush) опубликовал в научно-популярном журнале The Atlantic Monthly статью «Как мы можем мыслить». В ней он выдвинул идею машины, предназначенной для хранения и структурирования информации, предусматривающей также возможность ее пополнения, перезаписи и передачи на другие машины (терминалы). Очень похоже на современный компьютер, правда?

Однако машина Ванневара Буша, которую он назвал Memex, была полностью аналоговой. Memex представляла собой письменный стол с экранами проекторов для отображения информации. Для управления машиной использовалась клавиатура, а также дополнительные кнопки и рычажки. Вся информация хранилась на микрофильмах, доступ к которым осуществлялся при помощи специального механизма по команде с клавиатуры. Memex также была оборудована подсистемой, способной при помощи процесса сухой фотографии производить запись новых данных на микрофильмы и создавать новые текстовые документы.

Но главная особенность машины заключалась не в способах хранения информации, а в способе доступа к ней. Буш предложил делать специальные пометки на полях документов, с помощью которых можно было бы переключаться между разными документами. По сути это была система перекрестных ссылок, прообраз современного гипертекста.

Свою разработку Мелвилл Дьюи бескорыстно предоставил бельгийцам Отле и Лафонтену. Ими был создан Международный библиографический институт, деятельность которого легла в основу всеобщей системы Универсальной десятичной классификации

Монгольская утопия

Впервые термин «гипертекст» был предложен ученым Тедом Нельсоном (Theodor Holm Nelson) в 1965 году для обозначения «текста, ветвящегося или выполняющего действия по запросу». Наиболее ярко смысл идеи характеризуют современные гиперссылки. Когда в тексте встречается некое ключевое слово или понятие (ссылка), по определенному запросу пользователя (например, щелчку мышкой) автоматически подгружается некий новый документ, логически связанный с активированной ссылкой. Это позволяет быстро перемещаться между документами, оперативно получая всю необходимую для работы информацию.

Такая система и была заложена в машине Ваннавера Буша Memex, но в силу технических ограничений так и не реализована. Тед Нельсон, основываясь на принципах действия уже появившихся электронно-вычислительных машин, эту идею развил, вследствие чего и появилось понятие «гипертекст».

Однако всемирную известность и место в истории вычислительной техники ему принес другой проект — Xanadu («Ксанаду»). Xanadu — это реальная местность в Монголии, где сохранились развалины легендарного дворца Кубла Хана, также называемого с легкой руки английского поэта Сэмюэля Колериджа монгольской утопией.

Впрочем, и идея Нельсона тоже была вполне себе утопичной...

Утопический проект Xanadu, придуманный Тедом Нельсоном, предполагал создание глобального хранилища информации на околоземной орбите

Итак, Xanadu — это проект глобального хранилища информации, размещенного на околоземной орбите. При помощи технологий микрофильмирования предполагалось создать наиболее полный архив всей письменной, художественной и технической культуры человечества. Книги, чертежи, учебники, произведения искусства и другие носители информации, записанные на микрофильмах, предполагалось разместить на геостационарных спутниках, способных обмениваться информацией друг с другом и с терминалами на Земле по радиоканалу. Архив мог также пополняться при помощи расположенных на спутниках устройств записи микрофильмов и определенного запаса пустых носителей. Кроме того, Xanadu был первым гипертекстовым проектом. То есть помимо, в общем-то, революционной идеи хранения информации, он был еще и пионером в области реализации новых способов ее поиска.

Скорее всего, Нельсон и сам хорошо понимал неосуществимость подобного проекта, но он верил (и, кстати, продолжает верить до сих пор), что со временем его замысел будет реализован.

В проекте Xanadu скрывалась еще одна идея. Может быть, она была не так заметна, как техническая революционность проекта, но от этого она была не менее важна. Достаточно вспомнить о том, что проект родился в 60-е годы прошлого века, в самый разгар холодной войны, когда от ядерной катастрофы мир порой отделяли считанные часы. Один только Карибский кризис 1962 года чего стоит. Нельсон иже с ним понимали, что в случае глобальной ядерной войны человечество, может быть, и выживет, но неминуемо будет отброшено на сотни лет назад. Тысячи документов, научных работ, технологий и произведений искусства исчезнут навсегда. А вот хранилища на геостационарных спутниках Xanadu уцелеют. С их помощью человечество могло бы довольно быстро восстановить ценнейшую информацию после подобной катастрофы.

ПЛАНЕТА КНИГ

Библиотеки вот уже несколько тысяч лет являются крупнейшими центрами образования, а также хранения, создания и использования информационных ресурсов. Но это не значит, что библиотеки закостенели в книжной пыли и бумажных формулярах: в ближайшем будущем эти учреждения ожидают серьезные, вполне революционные изменения.

Сотрудники библиотеки Otterbein’s library используют Десятичную систему Дьюи для классификации книг для школьников

Уже сейчас многие библиотечные каталоги уже переведены в электронную форму. Все очень просто. Вам не обязательно идти в библиотеку, чтобы узнать, есть ли там конкретная интересующая вас тема или подборка публикаций по определенной теме. Поисковик на специальном сайте поможет подобрать всю необходимую литературу заранее. Например, портал Российской национальной библиотеки, , позволяет искать книжки в огромном числе тематических каталогов. Чего только там нет: от произведений на финском языке до западноевропейских инкунабул XV века.

БИБЛИОТЕКА НА МИКРОФИЛЬМАХ

К середине XIX века носители информации уже прошли огромный путь от массивных глиняных табличек и толстого пергамента до высококачественной бумаги. Однако надежность бумажных книг все еще оставляла желать много лучшего, да и «плотность» записываемой информации хоть и увеличилась со времен Александрийской библиотеки в несколько раз, все же была явно недостаточной.

Решение — столь же изящное, сколь и эффективное — родилось благодаря развитию фотографии. Новая технология была названа микрофильмированием. Под этим словом скрывается процесс получения фотографическим способом уменьшенных в десятки и сотни раз копий с различных оригиналов, начиная с периодики и заканчивая старинными и просто редкими документами. Таким образом вместо объемистой книги читатель получает небольшую коробочку со свернутой в рулон пленкой. Для просмотра микрофильма используются специальные проекторы или планшеты.

По сравнению с бумажными книгами преимущества микрофильма очевидны. Во-первых, это надежность. Микрофильм без проблем хранится более ста лет, он устойчив к в воздействию влаги, самого страшного врага бумажных книг (после огня). Во-вторых, плотность информации гораздо больше: микрофильм — это пленка шириной от 70 до 16 мм, при этом на каждом кадре пленки умещается страница книги любого формата. В-третьих, микрофильм позволяет решить проблему сохранения древних рукописей. Ведь древнюю, очень хрупкую рукопись любому читателю не дашь — обращаться к таким документам имеют право только крупные ученые и исследователи. А вот микрофильм — удовольствие для массового «читателя».

Появление микрофильмов существенно расширило возможности хранения и передачи информации. При помощи фотоэлектронного усилителя книги и документы, записанные на микрофильмах, можно быстро передавать по радиоканалу (примерно так осуществлялась передача фотографий Луны с космических аппаратов) или по наземным линиям связи. Благодаря малым размерам микрофильмов и портативным проекторам для просмотра обеспечивается высокая мобильность информации. Таким образом, во время экспедиции ученый может взять с собой несколько томов справочной информации, не особо беспокоясь об их габаритах и весе.

Микрофильмы стали качественно новым этапом развития информационных технологий, знаменующим начало эры мультимедийных систем.

Пройдет не так много времени — и в электронную форму переведут вообще всю литературу, что хранится в библиотеках. Процесс оцифровки информации уже идет полным ходом, причем как в России, так и за рубежом. В Москве к 2010 году планируется объединить в электронном каталоге все библиотеки, а вместо привычного бумажного формуляра читателям будут выдаваться электронные читательские билеты. По этому билету можно будет заказать библиотечные книги прямо через интернет, причем как в текстовом формате, так и в виде аудиокниг.

Однако все это — дело не одного года, и даже, возможно, не одного десятилетия. Например, одна из крупнейших библиотек мира, Библиотека Конгресса США, с 1995 года успела оцифровать только 10% всех своих материалов. Считайте сами, сколько времени понадобится на оцифровку всего «айсберга», если только «верхушка» потребовала столько усилий.

В 2005 году под эгидой все той же Библиотеки Конгресса стартовал проект Всемирной цифровой библиотеки, в которой планируется разместить максимально возможное число самых разнообразных текстов на всех языках мира и сопровождающих мультимедийных материалов. Прототип библиотеки, который обещают запустить уже в апреле этого года, будет содержать книги, рукописи, карты, ноты, открытки и фотографии, звукозаписи на семи языках, в том числе и русском. Со временем электронное хранилище будет пополняться, в проект будут включаться библиотеки других стран.

Ваннавер Буш, заложивший основы гипертекста, заявлял: «Различие между тем, как устроено хранение данных через индексирование и дробление на подклассы, и тем, как мыслит человек, колоссально. Наш мозг оперирует данными через ассоциации, создавая паутину из цепочек, тянущихся от одного понятия к другому»

Через несколько десятков лет на смену традиционным библиотекам придут гигантские, непрерывно обновляющиеся архивы, способные обмениваться информацией друг с другом и с пользователями при помощи глобальной Сети. В них в электронном виде будет содержаться все, что создало человечество: книги и фотографии, фильмы и музыка, учебники и сказки, чертежи и картины, научные работы и художественная литература... И, разумеется, в каждом текстовом документе будут гиперссылки, пронизывающие и объединяющие весь гигантский объем информации.

Система индексации стала важным и весьма своевременным изобретением, позволяющим наконец систематизировать весь гигантский объем знаний, накопленных человечеством

Memex использует индексирование: если человек хочет получить доступ к книге, он набирает необходимый код на клавиатуре — и нужная книга или страница возникает перед ним на экране

Ваннавер Буш: «Человек построил столь сложную цивилизацию, что он нуждается в механизмах обработки данных, которые уже не вмещаются в его ограниченную память»

Первые библиотеки появились на Древнем Востоке. Так, возраст хранилища глиняных табличек в вавилонском городе Ниппур составляет более 4500 лет

В Москве к 2010 году планируется объединить в электронном каталоге все библиотеки, а вместо привычного бумажного формуляра читателям будут выдаваться электронные читательские билеты






Рекомендуемый контент




Copyright © 2010-2017 housea.ru. Контакты: info@housea.ru При использовании материалов веб-сайта Домашнее Радио, гиперссылка на источник обязательна.