Операционная система как двигатель компьютерного прогресса

За последние семьдесят с лишним лет компьютерная техника прошла просто колоссальный путь. Электронно-вычислительные машины из громоздких агрегатов, осилить покупку которых могли разве что университеты и крупные государственные организации, превратились в общедоступный инструмент, неотъемлемый атрибут современного офисного рабочего места или домашнего кабинета. Свою роль в компьютеризации общества сыграло и удешевление производства, и увеличение мощности вычислительной техники, и множество других, чисто технических факторов. Но главной «рекламой» компьютерам все же стало развитие операционных систем и программного обеспечения.

ОСЬ ЗЕМЛИ

Итак, операционная система...

На самом деле дать четкое и краткое определение этому понятию крайне сложно — даже специалистов подобный вопрос может поставить в тупик. Дело в том, что операционная система, или «ось», как ее метко называют на просторах нашей родины, является в компьютере своеобразной «вертикалью власти», увешанной целой кучей функций. По сути это комплекс базовых программ, обеспечивающих управление всеми частями ЭВМ — от процессора до примитивной мыши. На совести «операционки» — распределение вычислительных мощностей, управление памятью, устройствами ввода-вывода и другими ресурсами компьютера, обработка запросов, разрешение проблем при конфликтующих запросах от программ или пользователей, работа с файлами, параллельное выполнение задач, обеспечение взаимодействия между процессами и многое другое.

На компьютере IBM 7090, нежно любимом специалистами NASA, была установлена система FMS (Fortran Monitoring System) — довольно простая и не требующая от программиста дополнительной квалификации сверх знания языка «Фортран»

Кроме того, операционная система помогает наладить связь между пользователем с одной стороны и компьютером со всеми его подсистемами, периферийным оборудованием и прикладным программным обеспечением — с другой. Именно развитие «операционок» сделало работу с электронно-вычислительными машинами доступной широкому кругу пользователей. Судите сами: если лет двадцать назад для того, чтобы просто разархивировать файл, требовалось ручками набить вагон и тележку далеко не очевидных команд, то сегодня это делается двумя щелчками мыши. «Дружественный интерфейс» — этот навязший в зубах слоган на деле означает, что пользователю не нужно вдаваться в технические особенности процессов, которые происходят внутри компьютера. Ему не нужно знать, какие именно команды обрабатывает процессор, как формируется задание на печать для принтера, каким образом происходит запись информации на жесткий диск и каков механизм взаимодействия компьютера с периферийными устройствами. Пользователю достаточно уяснить основные принципы работы с операционной системой — и вперед, покорять Photoshop, зарабатывать очки кармы в сетевых играх, ваять архитектурные шедевры в Autocad.

А вот на заре компьютерной эпохи все было куда сложнее...

МЕЖДУ ПЕРВОЙ И ВТОРОЙ

Первые действующие электронно-вычислительные машины появились в начале 1940-х годов. Это было еще даже не первое поколение компьютеров, а, можно сказать, «нулевое» — их элементной основой являлись обыкновенные электромеханические реле, и на каждую операцию медлительные релейные ЭВМ тратили от двух-трех секунд до минуты.

В середине 1940-х годов, когда реле сменили вакуумные лампы, быстродействие компьютеров стало измеряться тысячами операций в секунду. Впрочем, подобный прирост производительности никак не сказался на принципах ввода данных и управлении вычислениями. Никаких даже самых примитивных аналогов операционных систем не существовало, а компьютеры программировались на чистейшем машинном языке, который представлял собой набор инструкций в двоичном, троичном, десятичном или шестнадцатеричном коде (в зависимости от архитектуры процессора). Ассемблера еще не было, а управление основными функциями ЭВМ и собственно программирование осуществлялось при помощи соединения коммутационных панелей проводами.

С появлением 7 апреля 1964 года компьютеров третьего поколения — IBM System/360 — начало развиваться программное обеспечение, которое могло использоваться сколь угодно долго, кочуя между родственными мейнфреймами

Ситуация несколько изменилась с появлением языков программирования и перфокарт. Появились даже библиотеки часто используемых подпрограмм (это были колоды перфокарт, которые хранились в библиотечных шкафах — отсюда и название), компиляторы и тому подобное программное обеспечение. Изначально все это добро подгружалось вручную, так что масса времени уходила просто на перемещение оператора по машинному залу, поиск нужной подпрограммы, загрузку перфокарт и другие рутинные действия. При этом компьютер стоимостью в несколько миллионов долларов попросту простаивал.

Для повышения эффективности использования машинного времени инженеры быстро придумали систему пакетной обработки. Первоначальная реализация этой идеи выглядела следующим образом: накапливалось определенное количество заданий (в виде программ на перфокартах), потом всю эту кипу данных перегоняли при помощи вспомогательного компьютера (маломощного и относительно дешевого) на магнитную ленту, после чего этот «пакет» заданий загружали в мейнфрейм.

Таким нехитрым способом удалось существенно повысить загруженность ЭВМ. А принцип пакетной обработки лег в основу будущих операционных систем и спровоцировал разработку предшественников ОС — служебных программ, отвечающих за загрузку данных. Загрузчики контролировали автоматический ввод динамических библиотек и компиляторов, необходимых для выполнения заданий в рамках одного пакета, а также обеспечивали заполнение операционной памяти новыми программами, не дожидаясь завершения предыдущего процесса, что позволяло избежать простоя ЭВМ.

Следующим шагом к созданию «операционок» стала разработка так называемых «мониторных систем» (monitoring system). Это была попытка объединить языки программирования, средства ввода-вывода информации, библиотеки, подпрограммы и компиляторы в единое целое. Одним из первых подобных проектов стала система FMS (Fortran Monitoring System). Ориентированная только на один язык программирования — «Фортран», — система FMS практически не требовала от программиста никаких специальных навыков. Достаточно было, чтобы он знал «Фортран» и предварительно изучил десяток страниц руководства пользователя системы.

Фред Брукс, один из разработчиков многозадачной операционной системы OS/360, написал довольно язвительную книгу «Мифический человеко-месяц». На обложке было изображено стадо динозавров, по горло увязших в яме с дегтем, что весьма точно описывала процесс разработки и мучительную борьбу с бесчисленными ошибками

В функции FMS входила организация ввода пакета заданий, вызов компилятора, подгрузка библиотек и т. д. При этом программы вводились и компилировались (под чутким присмотром мониторной системы) последовательно. После того как формирование пакета заданий заканчивалось, система FMS отдавала команду на выполнение полученных программ, а сама выгружалась из основной памяти, чтобы не занимать ресурсы компьютера.

МНОГОЗАДАЧНОСТЬ И ДИНОЗАВРЫ

К началу 1960-х компьютеры успешно «переступили» через вакуумные лампы и повсеместно перешли на транзисторы, а 7 апреля 1964 года компания IBM выпустила на рынок революционную разработку (на нее ушло около $30 млрд в перерасчете на сегодняшние цены) — IBM System/360.

Это была первая ЭВМ с элементной базой на основе интегральных микросхем — то есть компьютер третьего поколения. Использование микросхем позволило снизить стоимость ЭВМ и в то же время увеличить надежность и производительность компьютеров. Кроме того, IBM System/360 представлял собой целое семейство мейнфреймов, различавшихся только по цене и производительности. Имея одинаковую структуру и набор команд, эти машины были полностью совместимы друг с другом, благодаря чему программы, написанные для одного компьютера, могли работать на любой другой ЭВМ семейства IBM/360. До этого для каждого мейнфрейма писался свой собственный набор программного обеспечения. При этом нередко возникали пренеприятные ситуации, когда организация, которую уже не устраивала мощность имеющегося в наличии компьютера, приобретала новую машину, после чего штат программистов в срочном порядке переписывал весь необходимый пакет программ.

Первую экспериментальную систему, основанную на технологии разделения времени, построили в Массачусетском технологическом институте. В качестве центрального компьютера использовался мощный компьютер IBM 7094 с установленной операционной системой CTSS, к которому с помощью коммуникационного контроллера было подключено 30 рабочих терминалов

С выпуском семейства IBM/360 впервые появилось программное обеспечение, которое могло использоваться сколь угодно долго, причем с постоянными доработками и улучшениями. Примерно таким программным продуктом должна была стать операционная система OS/360, разработанная компанией IBM для своих компьютеров. По задумке, данная ОС должна была отлично работать как на слабеньких ЭВМ, специализирующихся на простейшем копировании перфокарт и операциях с магнитными лентами, так и на мощных суперкомпьютерах, способных на самые сложные вычисления. Кроме того, предполагалось, что OS/360 будет эффективно работать на системах не только разной мощности, но и с различным количеством внешних устройств. В операционную систему закладывалась поддержка распространенных на тот момент принтеров, графопостроителей, устройств считывания и печати перфокарт, механизмов, работающих с магнитными лентами, и т. д.

Ну и, наконец, OS/360 стала первой многозадачной системой. Достигалось это следующим образом: оперативная память разбивалась на несколько разделов, каждому из которых назначалось отдельное задание (при этом часть разделов занимала сама «операционка»). Пока одна программа ожидала завершения процедуры ввода-вывода информации, другая могла использовать центральный процессор. Таким образом даже во время ввода данных центральный процессор не простаивал, обрабатывая уже имеющиеся в оперативке задания. Благодаря этому же принципу была реализована система подкачки, когда в освободившийся раздел памяти подгружалось новое задание. Так отпала необходимость предварительно формировать целый пакет заданий — теперь они просто поочередно загружались в оперативную память автоматически.

Несмотря на все заслуги, OS/360 вошла в историю как одна из худших «операционок». Огромное количество новаций, множество противоречивых требований, принципиальная новизна разработки — все это привело к появлению огромной, чрезвычайно сложной системы, примерно в 700 раз превышающей по объему FMS. Миллионы строк, написанных на ассемблере тысячами программистов, сотни и сотни ошибок, десятки новых версий, исправляющих старые ошибки и тут же привносящих новые... Один из разработчиков OS/360 Фред Брукс впоследствии написал довольно язвительную (но не лишенную остроумия) книгу «Мифический человеко-месяц» (The Mythical Man-Month: Essays on Software Engineering), в которой он описывал свой опыт работы с этой операционной системой. На обложке было изображено стадо динозавров, по горло увязших в яме с дегтем. По мнению автора, эта драматическая картина очень точно описывала процесс разработки OS/360 и мучительную борьбу с бесчисленными ошибками. И все же система OS/360 неплохо справлялась с поставленными перед ней задачами и, что главнее всего, стала прочным фундаментом для будущих, более совершенных операционных систем.

МУЛЬТИПАСПОРТ

Дальнейшим развитием принципа многозадачности стало появление системы разделения времени. Она предполагала наличие центрального компьютера (мейнфрейма), к которому подключено несколько рабочих терминалов, и уже за ними сидят и трудятся в поте лица программисты. Таким образом вычислительные мощности ЭВМ распределялись между несколькими пользователями, каждый из которых получал свой «кусочек» машинного времени. Это позволяло на лету корректировать программу, в отличие от систем типа OS/360 и более ранних, где все программы загружались в мейнфрейм скопом и в случае ошибки компьютер просто откладывал задание в сторонку и переходил к следующему. Программисту приходилось в экстренном темпе вносить исправления в код и заново ставить программу в очередь, теряя при этом в среднем полдня впустую.

Первой ласточкой новой технологии стала операционная система CTSS, разработанная в Массачусетском технологическом институте (Massachusetts Institute of Technology, MIT). В качестве центрального компьютера использовалась мощная ЭВМ IBM 7094, к которой с помощью коммуникационного контроллера было подключено 30 рабочих терминалов.

Разработчики MULTICS не могли знать, что спустя 30 лет компактные компьютеры, более мощные, чем любой мейнфрейм образца 1964 года, будут продаваться миллионами по смехотворной цене в $1000 за штуку

Операционная система CTSS быстро доказала свою практичность и, несмотря на критику (в основном со стороны недовольных студентов, которым теперь приходилось делиться вычислительными мощностями), в 1964 году MIT совместно с исследовательскими лабораториями Bell Labs и корпорацией General Electric приступил к разработке «компьютерного предприятия общественного пользования». Предполагалось создать суперкомпьютер, способный предоставлять вычислительные мощности сотням пользователей в режиме разделения времени. Ядром амбициозного проекта должна была стать операционная система MULTICS.

Конечно, затея была изначально обречена на провал. Разработчики MULTICS всерьез намеревались «осчастливить человечество» и сделать компьютер более доступным для рядового пользователя. При этом в те времена ЭВМ стоила сотни тысяч и миллионы долларов, да к тому же для установки компьютера требовалось помещение размером с небольшой спортивный зал, а для его бесперебойной работы — целый штат обслуживающего персонала. Создатели MULTICS надеялись предложить пользователям сравнительно дешевый и компактный терминал в сочетании с вычислительной мощностью хорошего компьютера — непосильная задача в те годы.

Еще одной проблемой MULTICS была, как и в случае с OS/360, высокая сложность системы. Показателен тот факт, что «операционка» была написана на языке PL/I, в то время как более или менее рабочий компилятор для него появился только через несколько лет. В ожидании компилятора разработчики, чтобы не терять время, написали руководство для программиста. Объемом в три тысячи страниц. В результате разработка и совершенствование системы затянулась почти на 20 лет (последняя версия MULTICS вышла в 1992 году). В итоге новая операционная система была поставлена всего на несколько компьютеров, располагавшихся в Европе и Америке.

Несмотря на все свои недостатки, MULTICS содержала в себе массу новаций. Во-первых, в ней была реализована поддержка модульной системы компьютера, благодаря чему можно было без каких-либо серьезных исправлений и настроек «операционки» реорганизовать конфигурацию ЭВМ: поменять центральный процессор, расширить дисковое пространство, увеличить или уменьшить объем оперативной памяти и т. д. Причем MULTICS позволяла выполнять все эти преобразования на лету, без остановки системы — сейчас это называется «горячая замена». Вот интересный пример. В том же Массачусетском институте во время профилактики операционную систему, основанную на многопроцессорном мейнфрейме, попросту разделяли на две. Одна половина продолжала обслуживать подключенных пользователей, а вторая в это время подвергалась переконфигурации. После подключения к ЭВМ новых модулей обе половинки «оси» вновь собирались в единое целое безо всяких перезагрузок.

Кроме того, в MULTICS была реализована централизованная файловая система, в которой все данные, даже находящиеся на разных запоминающих устройствах, были логически объединены в одну древовидную структуру с использованием именованных директорий.

Ну и, наконец, MULTICS послужила стартовой площадкой для создания одной из самых живучих операционных систем в истории.

UNIX — ВЕЛИКИЙ И УЖАСНЫЙ

В 1969 году, когда компания Bell Labs вышла из проекта MULTICS, у одного из разработчиков, Кена Томпсона (Kenneth Thompson), неожиданно появилась масса свободного времени, которое он решил посвятить исследованиям в области операционных систем.

В результате Томпсон вместе с несколькими сотрудниками Bell Labs разработал ядро новой «операционки» с централизованной файловой системой. Свеженькую «ось» успешно протестировали на мощном компьютере GE-64, после чего программисты, судя по всему, совсем заскучали и... начали «резаться» в Space Travel — игрушку, которую Кен Томпсон написал еще пару лет назад. Однако система разделения времени почему-то сразу невзлюбила Space Travel. А вот на маломощном миникомпьютере DEC PDP-7, который без дела простаивал в лаборатории, игра работала просто прекрасно. Да вот беда: программное обеспечение для работы с DEC PDP-7 было исключительно скверным. Кен Томпсон, недолго думая, решил оптимизировать ядро своей новой «операционки» под этот компьютер... Так и возникла операционная система UNIX, вобравшая в себя перспективные наработки MULTICS и признанная сегодня одной из самых важных операционных систем в истории.

Кен Томпсон, программист Bell Labs, попробовал оптимизировать созданную им «операционку» для мини-компьютера DEC PDP-7 — надо же было на чем-то играть в Space Travel! Так и родился UNIX, одна из самых значительных операционных систем в истории

Первая версия UNIX была, по традиции, написана на ассемблере, но уже вторая редакция была «переписана» на высокоуровневом языке — упрощенной (специально для миникомпьютеров) версии языка BCPL, названной просто B («Би»). UNIX содержала простую и эффективную файловую систему, способную работать как с процессами, так и с различными устройствами (принтеры, терминалы, жесткие диски и др.). Кроме того, как и MULTICS, операционная система поддерживала идею иерархической структуры каталогов с файлами.

Сама «ось» была построена по модульному принципу: командная оболочка (главный инструмент управления), дополнительные команды, скрипты и другие компоненты представляли собой отдельные программы, которые пользователь мог модифицировать, — например, написать собственную оболочку с понятными командами и подсказками. Были заложены и основы параллельной обработки данных, что впоследствии стало одним из стандартов для современных «осей». Более поздние версии UNIX поддерживали сетевые протоколы TCP/IP на сравнительно недорогих компьютерах (благодаря изначальной ориентации на слабые системы) что, в свою очередь, способствовало развитию локальных сетей и интернета.

ПИНГВИНЫ АТАКУЮТ!

В 1991 году финский студент Линус Торвальдс (Linus Torvalds) загорелся идеей написать UNIX-подобное ядро операционной системы для своего персонального компьютера. Проект, начавшийся как банальное хобби, получил впоследствии название Linux (Linus + UNIX) и стал причиной самых ожесточенных сетевых споров в среде программистов.

С самого начала разработки Линус выкладывал в сеть все исходники новой операционной системы, так что множество программистов получили возможность самостоятельно компилировать ядро, тестировать его, исправлять ошибки, участвовать в обсуждениях, делиться друг с другом (и с самим Торвальдсом) идеями по улучшению и совершенствованию «операционки». Таким образом Linux стал «общественной разработкой», в создании которой принимали участие тысячи программистов по всему миру.

Казалось бы, очень позитивное явление: многочисленные энтузиасты вкладывали (и вкладывают) свои опыт, знания и силы в заведомо некоммерческий проект, трудятся «не корысти ради», а за идею! Но изначально благородный замысел погиб под натиском фанатизма.

Сегодня существует масса дистрибутивов Linux, причем как бесплатных, так и довольно дорогостоящих. Фактически каждый желающий, скачав исходники из интернета, может путем нехитрых манипуляций с кодом сделать собственный дистрибутив и тут же выложить его в Сеть. А это значит, по веб-просторам гуляют как достойные версии Linux, созданные профессионалами, так и убогие поделки.

Конечно, у Linux есть свои преимущества и недостатки, как и у любой другой операционной системы. Однако существует огромная армия поклонников, которые отрицают какие бы то ни было объективные характеристики и оперирует исключительно понятиями «Linux — это хорошо, Windows — плохо». На первое место выходят уже не технические особенности операционной системы, не ее удобство и надежность, а эпическая борьба Добра со Злом. Интернет пестрит лозунгами «Linux — свободная система для свободных людей», «Windows мастдай!», «Линус Торвальдс — герой нашего времени!» и прочей агиткой. В среде апологетов новой религии уже твердо устоялось мнение, что Linux — это такая операционная система, предназначенная исключительно для крутых программеров, для Избранных (т. е. для них самих), а Windows — удел юзеров-туканов.

В каком-то смысле это правда. Специалисты-линуксоиды всегда в цене, а Linux используется во многих серьезных организациях. Но это объясняется не мистическими преимуществами «операционки», а банальным желанием сэкономить — значительно дешевле установить бесплатное программное обеспечение вместо дорогущего корпоративного пакета от Microsoft. Кроме того, закрытый код Windows сильно ограничивает возможности по администрированию системы, в то время как Linux перед программистом — как на ладони со всеми его потенциальными неполадками и глюками.

В то же время Linux в обозримом будущем ни за что не выйдет на первое место и не превратится в локомотив прогресса и новых технологий. Существующее положение дел таково, что все технические новации в области операционных систем сначала будут реализованы в коммерческих продуктах и профессиональных разработках, и только потом перейдут в область бесплатного программного обеспечения. Так что Linux — это операционная система прежде всего для профессионалов, для использования в крупных организациях и офисах. Ну а для домашнего компьютера достойной альтернативы продукции Microsoft и Apple пока не существует.

GUI И ВСЕ-ВСЕ-ВСЕ

До определенного момента операционные системы развивались как сугубо технический инструмент управления компьютером. Разумеется, добавлялись новые функции, свершались микро- и макрореволюции... Но для простого пользователя разница была только в том, сколько страниц руководства нужно изучить перед началом работы — сто или двести.

Интерфейс большинства «операционок» представлял собой «голую» командную строку. Между тем еще в 1973 году научно-исследовательский центр Xerox PARC разработал первый графический интерфейс пользователя (Graphical User Interface, GUI). Для компьютера Xerox Alto были написаны программы, которые могли похвастаться подобием «рабочего стола», наглядным представлением структуры папок и позволяли оперировать файлами при помощи мыши, а не только через командную строку. Эта разработка по праву считается родоначальником всех графических интерфейсов. Но проект был абсолютно некоммерческий и предназначался в основном для исследовательской работы. К тому же это была не операционная система как таковая, а всего лишь набор оболочек, облегчающих работу пользователя.

Первый графический интерфейс пользователя, щеголявший подобием «рабочего стола» и наглядным представлением структуры папок, был написан еще в 1973 году для компьютера Xerox Alto

Первой «осью» с графическим интерфейсом стала Mac OS System 1.0, выпущенная в 1984 году. Именно в ней впервые появились окна и графические компоненты в виде иконок, которые к тому же можно было перетаскивать и копировать при помощи мыши. Макинтош с такой «операционкой» предназначался самым обычным пользователям, то есть всем тем, кто не желает штудировать мануалы и запоминать десятки наименований команд для управления ОС.

Еще через год, в 1985 году, появилась операционная система Amiga Workbench 1.0. Эта «ось» пошла еще дальше. Графический интерфейс включал цветную графику (четырехцветную: черный, белый, оранжевый и синий), а система поддерживала многозадачность, стереозвук и даже иконки с несколькими состояниями (выделенная и невыделенная). По тем меркам — нечто запредельное!

Но в том же 1985 году появилась операционная система, которой суждено было похоронить большую часть существующих «осей», а все остальные задвинуть в дальние углы рынка — Microsoft Windows 1.01. Собственно, она ничем особенно не выделялась на фоне собратьев, ну разве что добавились анимированные аналоговые часы со стрелками. А так — ничего революционного: те же окна, иконки, цветная графика. Другое дело, что глава Microsoft Билл Гейтс понял, какие колоссальные возможности кроются в операционных системах с графическим интерфейсом, и сосредоточил свое внимание (а, значит, и внимание опытных программистов компании) на создании общей концепции среды для выполнения и взаимодействия приложений.

ЗЛОВЕЩИЕ ТЕНИ MICROSOFT

На руку Microsoft сыграло также сотрудничество с корпорацией IBM. Речь о знаменитой совместной разработке операционной системы OS/2, которую в России окрестили «полуосью». С 1984-го по 1989 год компании выпустили на рынок три полноценные версии этой «оси». Она отличалась как продвинутым графическим интерфейсом, так и большим числом чисто технических новинок вроде улучшенной файловой системы, системы двойной загрузки, многозадачности, расширенной поддержки оперативной памяти. Но в 1989 году произошел «развод», в основном из-за хитрых игр Microsoft. Что не помешало компании Билла Гейтса с помпой представить на выставке ComDex'91 Windows NT, первую 32-разрядную операционную систему, которая, по сути, была очередной модификацией OS/2, большинство технических инноваций в этой ОС было разработано именно специалистами IBM.

Первой «осью» с графическим интерфейсом стала Mac OS System 1.0, выпущенная в 1984 году. Именно в ней впервые появились окна и иконки

Microsoft вообще и Билл Гейтс в частности никогда не стеснялись играть «грязно». Ранние версии ОС Windows, по большому счету, в техническом плане ничем не превосходили своих конкурентов. Как правило, эти «операционки» брали рынок «за жабры» всего лишь двумя способами. Во-первых, в Windows всегда старались впихнуть как можно больше красивостей, радующих глаз пользователя. Конечно, по мере сил развивали и функциональность интерфейса, но главное — красивости. Второй инструмент — прямое давление на поставщиков. Компьютеры поступали в продажу с уже предустановленной операционной системой MS Windows. Как Биллу Гейтсу удавалось убедить поставщиков — вопрос очень интересный.

В 1985 году появилась операционная система, которой суждено было похоронить большую часть «осей», — Microsoft Windows 1.01

Что было потом — известно. Так или иначе, «операционки» семейства Windows обрели бешеную популярность по всему миру (статистика говорит сама за себя — взгляните в таблицу на этой страничке). И, надо сказать, не так уж это и плохо, особенно если сравнивать с тем, что было в 60-х годах, когда количество операционных систем исчислялось тысячами, причем большинство из них было несовместимо между собой.

***

Гадать, какими будут операционные системы будущего, — дело неблагодарное. Практика показывает, что самый смелый вымысел через десяток лет становится или суровой реальностью, или безнадежно утопической идеей. Можно только прогнозировать, что «операционки» и дальше будут развиваться в двух направлениях.

Во-первых, прогресс в области компьютерной техники так или иначе требует от операционных систем поддержки новых функций, измышляемых производителями «железа». Во-вторых, нас ждут новации в области интерфейса и управления системой и непрерывное повышение степени надежности систем. Помните Windows 95? «Синий экран смерти» каждую минуту, необходимость переустановки каждые полгода, а то и месяц, зависания и перезагрузки после малейшего изменения настроек системы. А теперь посмотрите на свеженький Windows 7 — большая часть этих проблем в прошлом. Такими темпами, возможно, мы, пользователи, когда-нибудь получим абсолютно надежную операционную систему, без малейших «тормозов» и, главное, с пресловутым «интуитивно понятным» любой бабушке интерфейсом.

Список наиболее распространенных операционных систем в мире (на конец августа 2009 года) демонстрирует финансовое благополучие корпорации Microsoft. Операционная система Количество пользователей, % Windows XP 70,51 Windows Vista 18,84 Mac OS 3,11 Windows 7 2,15 Linux 1,1 Прочие 4,29

 

 






Рекомендуемый контент




Copyright © 2010-2019 housea.ru. Контакты: info@housea.ru При использовании материалов веб-сайта Домашнее Радио, гиперссылка на источник обязательна.