История радиосвязи на море.

ИСТОРИЯ РАДИОСВЯЗИ НА МОРЕ. С САМОГО НАЧАЛА…

Виктор Мусатов, радиолюбитель RK3DIA.

Сегодня радиосвязь на современном морском и речном судне является неотъемлемой частью систем обеспечивающих безопасность судоходства, передачу служебной и коммерческой информации и наконец просто общение экипажей судов и пассажиров со своими близкими, находящимися на берегу. Сейчас прогресс в области средств связи и навигации шагнул очень далеко, коротко- и ультракоротковолновая связь, спутниковая связь Inmarsat и Globalstar, радиолокация и навигация GPS и многое другое. Но откуда и когда появилась радиосвязь на флоте, сейчас уже мало кто задумывается. В этой статье нашла свое отражение робкая попытка собрать лишь самые интересные факты о том, как радио с момента своего рождения великим гением русского физика А.С.Попова проложило себе дорогу на морском и речном флоте. Автор остановился лишь на начальном, но очень важном этапе становления радиосвязи на флоте, охватывающим небольшой период, с 1900 по 1917 год. Именно в это время радиосвязь прошла свой путь от опытного до массового и обязательного внедрения на флоте. Статья была опубликована мной в 2008 году в журнале "ФЛОТ и КРУИЗЫ" №4.

Осенью 1901 года по инициативе А.С.Попова была создана первая линия радиосвязи для нужд речного судоходства в Ростове-на-Дону между портом и плавучим маяком в дельте Дона. До этого, летом 1901 года А.С.Поповым были усовершенствованы им же созданные и испытанные на Балтийском флоте (на учебных кораблях «Африка» и «Европа») в 1897-98 г.г. радиостанции. Он испытал их в начале осени 1901 года, во время перехода Черноморской эскадры из Севастополя в Новороссийск осуществив двухстороннюю радиосвязь на расстоянии 150 км.

Изобретатель радио профессор Александр Степанович Попов (1859 – 1905).

В 1902 году А.С.Попов выступил с инициативой сооружения первой регулярной радиолинии и вновь для нужд гражданского флота. Она связала на расстоянии 20 км через Днепр г.Херсон и Голую Пристань (Украина). Эта радиолиния заменила собой линию проводного телеграфа длиной 150 км, которую нужно было бы провести в обход. Постройка радиостанций обошлась в 6 раз дешевле, а главное осуществлена во много раз скорее, чем возможное строительство линии проволочного телеграфа. Заслуги А.С.Попова в создании линии радиосвязи для нужд гражданского флота увековечены, в г.Херсоне, на стене дома, где находилась радиостанция, висит мемориальная доска с надписью: «В этом доме в 1902 году по инициативе изобретателя радио А.С.Попова была оборудована первая на Украине гражданская радиостанция. Отсюда впервые осуществлена беспроволочная связь Херсона с Голой Пристанью».
Так что 1901 год, можно считать годом рождения радиосвязи на гражданском морском и речном флоте. Что же за аппаратура применялась для работы линии регулярной радиосвязи. Достоверных и точных данных о ней не сохранилось, а полную информацию сейчас найти вряд ли возможно, но разрозненные литературные источники, позволяют предположить, что она производилась совместной русско-французской фирмой, которую русский профессор А.С.Попов и французский инженер Э.Дюкрете создали в 1899 году – «POPOFF – DUKRETET» (при содействии Французского и Российского правительств). У французов было налажено производство искровых передатчиков, а в Кронштадских радиомастерских под руководством А.С.Попова были созданы приемники, способные принимать телеграфные сигналы как на телеграфный аппарат Морзе так и на головные телефоны.

Осциллятор Э.Дюкрете (1898)

Телеграфный приемник, собранный по схеме А.С.Попова фирмой «E. Dukretet – Paris» (1898).
Вот как сам Попов описывает достижения мастерских (фирмы) «E. Dukretet – Paris» (в Париже) в докладной записке Главному инспектору минного дела контр-адмиралу К.Д.Остелецкому (в то время только что зарождавшееся радиодело было сосредоточено в руках военных моряков): «Пользуясь моими указаниями и средствами своей прекрасной мастерской, г. Дюкрете построил вполне законченный прибор для телеграфирования без проводников. Попутно им сделаны усовершенствования в индукционных спиралях и принадлежности их, а также изобретен особый телеграфный аппарат Морзе, автоматически идущий, пока действует его электромагнит, и останавливающийся минуту спустя после окончания депеши; таким образом, телеграммы могут быть принимаемы без неотлучного дежурства при аппаратах». Всего же за все время существования совместной фирмы «POPOFF – DUKRETET» (1899 – 1904 гг.) было выпущено 25 комплектов судовых радиостанций по совместным А.С.Попова и Е.Дюкрете разработкам. Впервые три таких комплекта аппаратуры были испытаны во время учений Русского черноморского флота во второй половине лета 1899 года. Проведенные мной сопоставления событий и литературных источников позволяют сделать вывод, что именно аппаратура фирмы «POPOFF – DUKRETET», передатчик вибратор Герца, который у Е. Дюкрете получил название осциллятора и был собран им по схеме Риги (состоял из разрядника и катушки Румкорфа) и приемник, собранный по схеме А.С.Попова и дополненный все тем же усовершенствованным Е. Дюкрете телеграфным аппаратом Морзе или укомплектованный головными телефонами, была использована для первых радиолиний в Ростове – на – Дону и Херсоне.

Судовой передатчик производства фирмы «POPOFF – DUKRETET» (1899).

Не вдаваясь в технические подробности устройства приемно-передающей аппаратуры стоит все же сказать несколько слов о том, что прототипом для всей современной радиоаппаратуры как раз и были приборы созданные А.С.Поповым. Самой важной частью этих приборов является устройство - детектор, реагирующий на возникающие в приемной антенне высокочастотные электромагнитные колебания, выделяющий и преобразующий их в другие виды энергии (низкочастотные) воспринимаемые приемными устройствами.

Приемник для приема телеграфных сигналов на головные телефоны производства фирмы «POPOFF – DUKRETET» (1899).

У Попова таким детектором был когерер, стеклянная трубка, наполненная железными опилками. Дальнейшее усовершенствование всей приемно-передающей радиоаппаратуры пошло по пути усовершенствования именно детектора. В 1900 году А.С. Поповым и его учениками П.Н.Рыбкиным (1864 – 1948) и А.С.Троицким (1857 – 1918) был разработан приемник, который позволял вести прием радиотелеграфных сигналов на головные телефоны. Такие приемники позволяли обходиться без устройства документирования (аппарата Морзе) и именно такие приемники повсеместно внедрялись на военных и гражданских судах.
Они были более компактными и надежными в эксплуатации. Преимущество приемников с телефонами в качестве детектора для приема телеграфных сигналов было доказано во время операций 1899-1900 г.г. по спасению финских рыбаков с отколовшейся льдины и снятию с мели броненосца «Генерал – адмирал Апраксин» в Финском заливе. Во время этих событий преимущество радиосвязи для связи берег – берег (между поселком Котка и о.Гогланд – 45 км) и судно – берег (о.Гогланд – ледокол «Ермак») было доказано, о чем можно судить по докладу 19 марта 1900 председателя Морского технического комитета вице – адмирала И.М.Дикова управляющему Морским министерством вице – адмиралу П.П.Тыртову: «С установкой сообщения по беспроволочному телеграфу между Гогландом и Коткой на расстоянии 26,5 миль можно считать опыты с этим способом сигнализирования законченными, и Морской технический комитет полагает, что наступило время вводить беспроволочный телеграф на судах нашего флота, о чем и представляет на благоусмотрение Вашего превосходительства». Заслуги участников событий, в том числе А.С.Попова и непосредственных участников тех событий капитана 2 ранга И.И.Залевского, лейтенанта А.А.Реммерта и других были отмечены наградами правительства и лично Николая II. А само развитие радио на флоте получило поддержку на правительственном уровне и прежде всего Морского министерства. Особую роль в этом сыграл авторитет видного российского вице - адмирала С.О.Макарова (1848 - 1904), по проекту которого, кстати сказать, и был построен первый в мире ледокол «Ермак», который спас и рыбаков и «злополучный» броненосец.
В России начала ХХ века радиосвязь использовалась главным образом для нужд военных (главным образом военно-морского флота). Поэтому производство и использование средств радиосвязи было сосредоточено в их руках. Тогда же радиосвязь начала использоваться гражданским флотом. Известно, что ледокол «Ермак» был оснащен искровым телеграфным радиопередатчиком и телефонным приемником, такая же аппаратура была установлена и на императорской яхте «Штандарт». В 1908 году искровые радиостанции стали устанавливаться на русских торговых судах «Русского восточно-азиатского пароходства», компании «Добровольный флот», «Русского общества пароходства и торговли».
Но все же Россия, не имела крупного морского гражданского флота (как Англия или Германия), а речной флот еще не был столь многочисленным, а о диспетчерском управлении и метеопрогнозах и понятия не было, поэтому спрос на аппаратуру радиосвязи для них попросту отсутствовал. Кстати, надо сказать, что в России, в одной из немногих стран, впервые в 1910 году создано производство, деятельность которого была направлена на разработку и производство аппаратуры радиосвязи именно для военно-морского флота. Называлось оно «Радиотелеграфное депо» Морского ведомства и располагалось в Санкт-Петербурге в Галерной гавани.

«Радиотелеграфное депо» Морского ведомства (1910), первое в России предприятие по производству аппаратуры для Русского военно-морского флота.

На этом предприятии ученики А.С.Попова: М.В.Шулейкин, И.Г.Фрейман, А.А.Петровский и другие продолжили дело своего учителя и сделали многое для повышения оперативности управления и боеспособности русского военно-морского флота, а так же для увеличения дальности самих линий радиосвязи.
Другое дело страны Западной Европы, например Англия, которая к 1912 – 1914 годам располагала трансатлантическими лайнерами ( не считая затонувший «Титаник», это «Олимпик» и «Британик»), совершавшими регулярные рейсы между Европой и Америкой, которые были оснащены средствами радиосвязи.
Я не случайно упомянул о том, что дальнейший прогресс в радиосвязи шел по пути усовершенствования именно приемной аппаратуры, а точнее детектора. Это продолжалось вплоть до появления радиолампы (1914 г.), ставшей самым надежным детектором. Какие только конструкции (кроме уже упомянутых головных телефонов) не предлагались. Остановимся на том, который использовал в своих радиоаппаратах конкурент и соперник А.С.Попова, претендовавший, кстати и на само открытие радио, итальянский изобретатель, ставший вскоре одним из первых предпринимателей радиопромышленности Гульельмо Маркони (1874-1937). После успешного повторения опытов Попова, он внес некоторые усовершенствования, как в передачу, так и в прием электромагнитных волн, а затем, перебравшись в Англию, поставил производство искровых передатчиков и детекторных приемников на промышленную основу, успешно заняв почти монопольное положение в производстве радиоаппаратуры для морского флота (с 1901года).
В 1902 году в компании Маркони был предложен довольно сложный «струнный» магнитный детектор, функционирующий благодаря проволоке, протягиваемой, как в магнитофоне, между полюсами двух магнитов со скоростью 12,1 см/сек. Маркони удалось разместить несколько таких детекторов на итальянских морских судах и на печально известном британском лайнере «Титаник»…

Точный макет радиорубки «Титаника», оборудованной аппаратурой MARCONY COMPANY (1912), специально построенного для съемок фильма «Титаник».
Детектор приемника Маркони на стене (деревянный ящичек с двумя черными дисками).

Радио считалось в те годы еще диковинным видом связи и пассажиры первого и второго классов стремились всячески им пользоваться. Так что радисты «Титаника» Джек Филипс и Гарольд Брайт, сменяя друг друга за телеграфным ключом, посылали в Америку радиограммы пассажиров о скором прибытии в Нью-Йорк. Увлечение передачей коммерческих телеграмм сыграло с ними роковую шутку, радисты просто не находили время передавать на мостик предупреждения о ледовой обстановке, которые передавали радисты других судов. Кроме того, достоверно известно, что компания MARCONY COMPANY строго предписывала радистам судов, оснащенных аппаратурой Маркони, запрет на связь с другими судами, которые были оснащены аппаратурой других фирм. Здесь можно привести пример, происшедший в 1902 году (за десять лет до гибели «Титаника»), когда американское судно «Лебанон», встретив немецкое судно «Фатерланд», запросило его по радио о ледовой обстановке, не встретились ли им айсберги (Атлантический океан), и «Фатерланд», оборудованный аппаратурой фирмы Маркони», отказался отвечать на этот запрос ( в случае с «Титаником» это сыграло свою роковую роль).
…..Днем 14 апреля 1912 года приемная аппаратура на «Титанике» вышла из строя. За несколько часов до столкновения с айсбергом (23ч.40мин.) технические неурядицы в радиорубке корабля были устранены. В процессе приема и передачи телеграмм-обращений по оказанию помощи пассажирам электромеханический детектор работал нормально.
Но помешало тщеславие Маркони. Начиная с 1904 года, Маркони настаивал на введении разработанного им сигнала бедствия CQD...
В 1906 году (с 3 октября по 3 ноября) Морская конференция в Берлине (Германия) предложила более простой и понятный морским радистам (и не только им) сигнал SOS, а также обязала все суда как пассажирские, так и грузовые (торговые), совершающие трансатлантические рейсы, иметь на борту радиоприемную и передающую аппаратуру, так же вероятно с этого времени должность радиста прочно вошла в судовую роль. В России основные документы регламентирующие использование радиосвязи были приняты в 1911 году. На самом деле вплоть до 1914 года, то есть до начала Первой мировой войны, когда Германия вела боевые действия не только на суше, но и на море и не только против военных кораблей, но и мирного торгового флота, к радиосвязи со стороны гражданских моряков наблюдалось весьма прохладное отношение, а порой она вызывала недоверие со стороны капитанов и старших офицеров, впрочем об этом я скажу немного позже.
Итак, возвращаясь к вопросу о принятии международного сигнала бедствия. На всех судах, оснащенных приемно-передающей техникой MARCONY COMPANY, радистов обязывали ориентироваться на сигнал CQD…

Радиорубка на трансатлантическом лайнере «Олимпик» (1913).
……Когда «Титаник» начал тонуть, в эфир передавали сигнал CQD. Находящиеся в Атлантическом океане суда не поняли его главного смысла. Разъяснение они получили от радиостанции, расположенной на американском берегу. После чего с промедлением находившийся ближе к «Титанику» (93км) лайнер «Карпатия» повернул к месту катастрофы. Спасти удалось менее половины пассажиров «Титаника»…..
……..Через полчаса после начала передачи тревожных сигналов в эфир стали передавать сигналы SOS и CQD поочередно. В июне 1912 года Маркони пришлось оправдываться перед следствием за неудовлетворительную подачу сигналов бедствия. Больше Маркони не претендовал на авторство в сигнализации на море, а так же на монопольное производство судового радиооборудования.

Гульельмо Маркони (1874-1937) вместе со своей аппаратурой.
С того времени и до наших дней сигнал SOS, передаваемый телеграфным кодом Морзе сохранился без изменений.
По-настоящему необходимым и обязательным средством оснащения каждого военного и гражданского судна радиоаппаратура и сама радиосвязь становятся, как я упомянул выше, с началом войны 1914 года. Тогда страны союзницы Англия, Франция и Россия принимают решение о том, что все суда торгового флота должны быть оборудованы аппаратурой беспроволочной связи, которая в случае торпедной атаки или гибели судна, должна была служить делу спасения его экипажа. Вот как об этом писал в своих дневниках М.А. Бонч-Бруевич, впоследствии известный ученый в области ламповой радиотехники, один из основателей и руководителей знаменитой Нижегородской радиолаборатории, а в годы Первой мировой войны поручик и заместитель начальника Тверской военной радиостанции. В самый разгар войны, в 1916 году, он находился на борту Английского торгового парохода, шедшего из Ливерпуля в Берген (он возвращался из командировки во Францию, из-за войны в Россию приходилось добираться окружным путем): «Рубка походила на железный шкаф, одна сторона которого образована железной судовой переборкой. Кабина, сбитая из шпунтовых досок, была без окон, и когда требовался естественный свет, радист открывал дверь. На столе, покрытом зеленой байкой смонтирован аппарат, на полу аккумуляторы. К стене привинчен измеритель сопротивления, необходимый при зарядке аккумуляторов, два ящика служили сиденьем. …Радист жаловался на непонимание со стороны офицеров. А ведь в открытом море судну грозит торпедная атака, экипаж может очутиться в шлюпках. Без радио кто узнает о катастрофе, о том, где находятся оставшиеся в живых моряки? …И все же на радистов смотрят как на чужаков, а о беспроволочной связи отзываются с иронией». В этих же записках приведен рассказ того же радиста о том, как моряки другого торгового судна, подвергшегося торпедной атаке подводной лодки, были спасены благодаря тому, что радист успел во время подать в эфир сигнал SOS.

Радиорубка на военном корабле Балтийского флота 1904 – 1905 г.г.

В период, предшествовавший первой мировой войне, с 1909 по 1914 г.г. радиотехника совершила быстрый рывок вперед в плане дальнейшего совершенствования: повышению надежности и избирательности аппаратуры, увеличение мощности передатчиков и дальности самой радиосвязи. В России все работы по совершенствованию радиотехники для нужд флота и прежде всего военного сосредоточились в «Радиотелеграфном депо морского ведомства» ( о нем я уже упомянул выше), 9 июля 1915 года оно было преобразовано в «Радиотелеграфный завод морского ведомства». Увеличилось и число занятых на нем специалистов: 30 человек инженерно-технических работников и 293 человека рабочих. К 1914-15 г.г. на этом заводе были созданы мощные передатчики мощностью от 0,9 до 2 кВт, работавших в диапазоне длинных волн и обеспечивавших надежную связь на расстоянии до 750 морских миль. Принцип их работы был основан на применении затухающих колебаний, а также явлении резонанса (т.е. передаче сигналов на определенной частоте), что позволило увеличить полезную мощность передатчика, и повысило избирательность радиосвязи. Этот передатчик получил название «УМО» (Учебно-минного отряда), разработчиком его был лейтенант И.И.Ренгартен (1911).

Разработчик передатчика «УМО» лейтенант И.И.Ренгартен.
Эти передатчики (серии Р-2) стали поставляться на военные корабли Российского флота, а так же устанавливали их и на гражданских судах (Императорской яхте «Штандарт»). Один из образцов передатчиков «УМО» Р-2 (2-х киловаттной серии) можно увидеть сегодня в музее Крейсер 2-го ранга «Аврора» в Санкт-Петербурге.

Радиорубка крейсера 1-го ранга «Аврора» (1917), в правом углу передатчик «УМО» мощностью 2 киловатта, на столе в центре приемник «Радиотелеграфного завода» с кристаллическим детектором.

Совершенствование приемной аппаратуры тоже шло по пути повышения избирательности (т.е. приема сигналов от передатчиков, работающих на определенной частоте). Для этого в схеме приемника были применены два связанных между собой колебательных контура (состоявших из катушек индуктивности), один их них входил в цепь антенны, а второй был связан с детектором. Кстати и сам детектор тоже подвергся серьезным изменениям. Вместо когерера А.С.Попова появился кристаллический детектор, действие которого было основано на униполярной проводимости некоторых природных материалов (полупроводниковых пар: цинкит-халькопирит, карборунд-сталь и т.д.). Эти детекторы получили широкое распространение вплоть до наших дней, когда на смену им пришли в начале радиолампа, а затем полупроводниковый диод.
Завершая рассказ о зарождении морской и речной радиосвязи можно сделать следующие выводы. Первый, передача и прием электромагнитных колебаний был основан на использовании искровых методов генерирования – «затухающих колебаний». Второй, в основе приемной аппаратуры лежал принцип детектирования, т.е. преобразования колебаний высокой частоты в электрические или звуковые (низкочастотные). Третий, радиосвязь была основана на применении длинных волн (от 200 до 2000 метров) и мощностей от 0,5 до 8 киловатт. Четвертый и наверное самый главный, радио, как средство связи, обеспечивающее безопасность мореплавания, оперативность в информировании путевой обстановки и передачу коммерческих сообщений с 1901 года прочно вошло в обиход на морском, а позже и речном флоте. getQuotation();






Рекомендуемый контент




Copyright © 2010-2017 housea.ru. Контакты: info@housea.ru При использовании материалов веб-сайта Домашнее Радио, гиперссылка на источник обязательна.